Личный Бордерлайн События

Личный Бордерлайн

За чуть менее годичный период несколько главных артистов, чьи имена во многом стали известны благодаря знаковому для 1990–2000-х фестивалю Maxidrom, явили миру ряд сильных альбомов. «Сплин», «Мумий Тролль», Найк Борзов – уже не полновесные властители дум юной целевой аудитории, но каждая их новая работа – несомненное явление в современной русскоязычной рок-музыке. Земфира (далее – Z) со своим новым альбомом «Бордерлайн» логически завершила цепочку, доказав, что талант и энергия, сгенерированные в 1990–2000-е никуда не делись, а долгосрочный режим аудиомолчания самой известной российской рок-певицы никак не влияет на результат.

В ход пошли цифровые цифровые информационные технологии, без которых нынче никуда. Как оказалось, не избалованная отечественной новой интересной музыкой, зато вдоволь обеспеченная неограниченными «сетевыми» возможностями публика рвется в первую очередь не услышать и трезво оценить эту музыку, а высказать свое мнение, которое, как ей, публике, кажется единственным, имеющим право на существование, вне зависимости от уровня восприятия, музыкальной эрудиции, да и просто воспитания.

На мой взгляд, с момента выхода в 2020 году второй пластинки «Прости меня, моя любовь» (2000), начисто лишенной пресловутого симптома «второго альбома», ничего более целостного, продуманного и в должной мере сконцентрированного Z не выпускала.

Несомненно, что на каждом из выходивших за двадцать лет альбомов хватает отличных песен и каждый их них – уверенное доказательство творческой эволюции Z. Тем не менее столь мощного единого бойцовского хука по вяло ворочающемуся пространству поп-рок индустрии Z все это время точно не наносила.

«Бордерлайн» – альбом вполне себе массовый и понятный. В нем нет закрученных сложных текстов и страстного любования изысканными и продвинутыми музыкальными технологиями, явно идущими в ущерб мелодической составляющей – той, к которой массовая публика Z ранее явно была не готова. Поэтому реакция на этот альбом – отличная лакмусовая бумажка, демонстрирующая не столько уровень вкуса (здесь это абсолютно индивидуально), сколько уровень сознания, развития и даже воспитания слушателя.

Z, сама того не желая, своим «Бордерлайном» невольно предложила задуматься практически над тем же, над чем бессмысленно и настойчиво пытались заставить это сделать «творческих работников» курирующие культуру идеологические органы.

О новом альбоме в страстном порыве «хайпануть» – быть первым, кто высказался в адрес отличной пластинки – выстроилась хаотичная очередь из сетевых критиков, не слишком успешных музыкантов, троллей-­блоггеров, недовольных чужим успехом продюсеров и организаторов. Подоспели и представители СМИ, давно уже отвыкшие рассматривать музыку в отрыве от создаваемых артистов инфоповодов. Перечисление этих категорий граждан не случайно. Трудно поверить, что при всей свой замкнутости и недоступности Z, как автору столь нервных песен, совсем уже безразличны негативные «сетевые» потоки, несмотря на то, что путь их неизменно заканчивается сливной решеткой, но остается надеяться, что Z знакома фраза Коко Шанель: «Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще».

Итак, первая основная причина неприятия альбома – зависть: а вот мне бы такое оборудование, продакшн, деньги (в конечной степени – талант и упорство), то я бы такого вам поназаписывал. И вторая –возможность выплеска в сеть негатива, заключающегося в полоскании публичного имени. Не так давно появившиеся замечательные альбомы «независимых» певиц Ольги Арефьевой, Юлии Теуниковой, Рады Анчевской для таких целей совсем не годятся: певицы эти, увы, не так широко известны.

«Бордерлайн» – альбом, который надо слушать. И если для дебютной работы Z вполне хватало плеера, порой даже и кассетного, то сейчас этот номер уже не пройдет. «Бордерлайн» – музыкантская работа, требующая внимательного восприятия. Именно на высокий уровень внимания и погружения (пускай в меньшей степени, нежели на личное удовольствие от процесса создания альбома) Z, возможно, рассчитывает.

Сознательно или нет, но Z добилась очень важного: для того, чтобы в полной мере ощутить послание «Бордерлайна», нужно вой­ти в его мир и желательно с проводниками. Ими и становятся наушники, позволяющие звуковым нюансам донести то, что не передать словами. Здесь (во всяком случае, при первом знакомстве) не подойдут никакие мини-колоночки и слабые автомобильные аудиосистемы. Свои новые записи музыканты, как правило, предлагают послушать в студии или в «ушах», что практически стопроцентно дает эффект того погружения, который испытывает автор. Это именно тот случай.

«Очень мрачно» – чаще всего встречающееся негативное высказывание в адрес «Бордерлан». Интересно, неужели Z ­когда-то славилась задорными поп-хитами, а спустя восемь лет ­кто-то всерьез полагал, что она вернется и выдаст нечто среднее между «актуальными» бузовыми и моргенштернами?

Можно долго анализировать песни с «Бордерайна»: оценивать их в контексте современной мировой музыкальной картины, проводить параллели с предыдущими работами Z, в очередной раз язвительно найти обращения к творчеству Radiohead, а потом выделить ­какие-то хиты… Вот, только надо ли? Для этого есть песни и отличные музыканты, которые смогли донести их до слушателя. Этого вполне достаточно.

Нервный, мелодичный, умный, самодостаточный, «Бордерлайн» вполне в состоянии сам за себя постоять – и выстоять. Наверное, впервые за много лет альбом яркого артиста всколыхнул не только творческие, но и человеческие страсти.

Сама Z, кроме текстовых комментариев к альбому, ни СМИ, ни публике, ни кому бы то ни было объяснять про свой личный «Бордерлайн» ничего не стала. Для этого есть песни и отличные музыканты, которые смогли эти песни донести до слушателя, чего вполне хватает.

Моцарт без комплексов События

Моцарт без комплексов

Теодор Курентзис и musicAeterna исполнили в Москве две последние симфонии Моцарта и не только

Апокалипсис и робкая надежда События

Апокалипсис и робкая надежда

Масштабным концертом с участием Уральского филармонического оркестра, Симфонического хора Свердловской филармонии и московского виолончелиста Александра Рамма в Екатеринбурге завершился мини-фестиваль «Мясковский.

Закавычивая лирику События

Закавычивая лирику

Денис Кожухин и Шарль Дютуа на VIII Транссибирском Арт-фестивале

Большая история Большого зала консерватории События

Большая история Большого зала консерватории

Ему всего 120, а кажется, этот храм музыки был в Москве всегда