Liszt: Freudvoll und Leidvoll <br>Jonas Kaufmann, Helmut Deutsch <br>Sony Релизы

Liszt: Freudvoll und Leidvoll
Jonas Kaufmann, Helmut Deutsch
Sony

Тот случай, когда заранее понятно: отклики на релиз будут однозначно положительными. Не только потому, что и певец Кауфман, и пианист Дойч, каждый сам по себе, давно имеют заоблачную репутацию, а вместе не один пуд соли успешно съели: дуэт, например, получил две премии Gramophone. Дело и в том, что Лист гораздо более известен другими произведениями, чем песнями, за исключением некоторых. Поэтому релиз имеет привкус раритета.

Инициатива проекта принадлежит Дойчу, написавшему в ревью панегирик композитору: «Лист часто “швырял свое копье в необъятное пространство будущего”, как он сам выразился». И «выразительное разнообразие», отличающее песни, говорит не только о влиянии Листа на оперы Вагнера. По мнению Дойча, «благодаря этим драгоценностям Лист заслуживает того, чтобы занять ведущее место в истории авторской песни, но даже сегодня ему отказано в этом статусе». Так что совместный альбом восстанавливает историческую справедливость.

Запись сделана во время изоляции и включает около двадцати песен композитора (из более чем восьми десятков им написанных, на разных языках и в неодинаковой манере). «При нормальных обстоятельствах, – сказал Кауфман, – альбом, вероятно, не появился бы так быстро. В результате мы смогли записать не только песни Листа, опробованные в концертном зале, но и ряд других, которые до сих пор вытеснялись его “главными хитами”».

Что в записи? Тонкое понимание разнообразия музыки и слов, сонм вокальных и пианистических красот вкупе с «вербальной чувствительностью» Кауфмана («его дикция всегда является образцом») и изощренной внимательностью Дойча к настроению, структуре и деталям. Листовские эмоции подаются программно и не оставляют сомнений в романтической природе этой музыки, во всех ее разновидностях. Острота переживаний и неистовость натиска, впрочем, совпадают с очаровывающей ласковостью обертонов, а воспевание любви так же органично, как переживание смерти. Всем известный «Фульский король», «Три цыгана» на слова Ленау, «Колокола Марлинга», три сонета Петрарки, знаменитая «Люби, пока любить ты можешь» на стихи Фрейлиграта, наполненная лирической мудростью… Почти каждая песня – мини-спектакль: «На прекрасных волнах Рейна», например, когда рояль звучит как мерное течение могучей реки, а голос – как рупор интимных впечатлений от природы и ностальгии. Или в «Лорелее» на стихи Гейне, где Кауфман-­сказитель с волнением переживает фантастическую драму.

Это кропотливая, штучная работа, как по отбору, так и по исполнению. А по настроению – все, как в песнях, давших название релизу (Freudvoll und Leidvoll, в двух авторских версиях), – радостно и печально.

Альбом вызвал восторги и в соцсетях, и в откликах музыкальных и прочих изданий, от журнала Opéra до рецензии в Financial Times. Что еще можно добавить? Пару цитат европейских рецензентов: «Это лучшая запись Кауфмана, сделанная для Sony, и свидетельство одного из величайших партнерских отношений нашего времени»; «В пятьдесят два года Кауфман, кажется, ­только-­только начинает расцветать как интерпретатор авторской песни. Как же нам повезло».

Japan Czech Inspiration </br> Pilsen Philharmonic Orchestra </br> Chuhei Iwasaki </br> ARS Produktion Релизы

Japan Czech Inspiration
Pilsen Philharmonic Orchestra
Chuhei Iwasaki
ARS Produktion

Janáček. Brahms. Bartók </br> Patricia Kopatchinskaja, Fazıl Say </br> Alpha Classics Релизы

Janáček. Brahms. Bartók
Patricia Kopatchinskaja, Fazıl Say 
Alpha Classics

На волнах нашей памяти Релизы

На волнах нашей памяти

«Фирма Мелодия» переиздала на виниле альбом «По волне моей памяти» — легендарную сюиту композитора Давида Тухманова, вершину отечественного композиторского арт-рока середины 1970-х годов.

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано </br>Полина Осетинская, Юлиан Милкис </br>Мелодия Релизы

Канчели: Музыка театра и кино для кларнета и фортепиано
Полина Осетинская, Юлиан Милкис
Мелодия