Лиза Батиашвили: <br>Германия стала для меня вторым домом Персона

Лиза Батиашвили:
Германия стала для меня вторым домом

Немецко-грузинская скрипачка представляет когорту лучших инструменталистов своего поколения. Она не мыслит свое творчество без музыки Прокофьева, Чайковского и Шостаковича. Записи скрипачки удостоены самых восторженных отзывов прессы и наград в области звукозаписи. Один из таких альбомов вышел в конце весны на лейбле Deutsche Grammophon.

Виктор Александров (ВА) расспросил Лизу Батиашвили (ЛБ) о ее детстве, нынешних проектах, о памятных встречах на сцене.

ВА Ваш последний мультижанровый альбом «Огни города» – это настоящая квинтэссенция всех ваших желаний и устремлений. Как родилась идея этого грандиозного проекта?

ЛБ Она стала частью истории моей жизни, связанной с переездом из Тбилиси в Берлин. Помимо того, что я рассказываю в альбоме свою личную историю, мне просто хотелось в этот раз сыграть другую музыку, которая всегда нравилась. Но она несколько выходит за рамки классического репертуара. Я давно мечтала, как лучше представить ее в рамках одного проекта, своего рода музыкального путешествия – от произведений Баха, Штрауса, Дворжака, Канчели до композиций Леграна, Морриконе и Пьяццоллы, каким образом скомпоновать их вместе. Мой друг, грузинский композитор и дирижер Николоз Рачвели, сделал специально несколько аранжировок. Он немного видоизменил ритмы, но темы остались прежние. Испытывая невероятно сильные эмоции во время игры, я наблюдаю за лицами людей, которые тоже вместе со мной сопереживают и вспоминают какие-то личные моменты их жизни – молодости и детства, связанные с такими городами, как Нью-Йорк, Париж, Рим, Берлин, Вена, Хельсинки, Тбилиси.

ВА В каждый из этих городов вы возвращаетесь с концертами снова?

ЛБ Да, надеюсь, что они будут в дальнейшем тоже в моем гастрольном графике. Я выбрала самые главные для себя города – именно те, которые произвели неизгладимое впечатление и имеют огромное значение в моей жизни: детство в Тбилиси; учеба в Мюнхене, где я впервые серьезно занялась музыкой Баха; Хельсинки – конкурс  Сибелиуса, символизирующий начало моей карьеры; Берлин – один из моих духовных домов.

ВА В альбоме представлена музыка Эннио Морриконе, который не так давно покинул этот мир.

ЛБ Помимо Морриконе там еще звучит музыка Мишеля Леграна и Гии Канчели. К сожалению, все эти композиторы недавно ушли от нас. С Морриконе мы познакомились в Риме в Национальной Академии Санта-Чечилия. Так получилось, что его музыку оркестр исполнял в том же концерте, где я была солисткой. И поэтому я не представляю Рим без имени этого композитора. Каждый из нас смотрел фильмы с его удивительной музыкой, которая мне запомнилась с самого детства.

ВА  Диск связан в основном с киномузыкой.

ЛБ  Я не случайно выбрала несколько саундтреков к кинофильмам. Порой музыка в кино становится не просто сопровождением к фильму, а действительно самостоятельной композицией. Пример тому – Чарли Чаплин. Мало кто знает, что он сам написал большинство саундтреков.

На диске представлена не только киномузыка. Например, Гия Канчели, наряду с музыкой к кинофильмам, широко известен своими крупными сочинениями для оркестра и хора. В альбоме есть несколько композиций Астора Пьяццоллы, вдохновленных ритмами танго, ну и, конечно, музыка классического репертуара.

ВА  Давайте перенесемся в Грузию. Каким вам запомнилось детство, проведенное в Тбилиси?

ЛБ  С моим родным городом у меня связаны самые чудесные воспоминания, но, к сожалению, вместе с тем я помню тяжелейшие годы политической нестабильности и желание моих родителей дать мне шанс уехать из страны, чтобы учиться за рубежом. Если честно, меня тоже очень увлекала мысль о дальнейшем обучении в Европе, потому что во времена Советского Союза решиться на этот поступок было бы просто авантюрой. Границы были закрыты, и путешествие за рубеж не представлялось возможным.

ВА Система советского музыкального образования признана одной из лучших в мире. Насколько ее фундамент повлиял в дальнейшем на вашу профессиональную карьеру?

ЛБ  Я абсолютно с вами согласна. Базовое обучение советской школы игры на скрипке действительно невероятно сильное! Это, наверное, то, чего сейчас не хватает нынешним студентам в Европе. Здесь нет той системы, которая существовала и сохраняется до сих пор в детских музыкальных школах, включая такие дисциплины, как сольфеджио, теория музыки — все те предметы, с которыми мы знакомимся ещё в очень раннем возрасте. Если ты хочешь обучать своего ребёнка в этом музыкальном направлении, надо искать частных педагогов для приватных уроков. Эта система уже не так доступна, как было в те времена, когда я училась. За границей мне пришлось много освоить европейского классического репертуара для скрипки. Возможность путешествовать, которая у нас сейчас есть, несомненно, обогащает и развивает студентов. Настоящий артист должен постоянно находиться в курсе событий, представлять, что происходит в других уголках мира. Для этого надо все время путешествовать и расширять свой кругозор.

ВА Переезд в Европу сильно изменил ваше мироощущение? Немецкая земля стала второй родиной?

ЛБ Да, я с определенной долей уверенности могу сказать, что Германия стала для меня вторым домом. Конечно, поначалу было тяжело, ведь немецкий менталитет существенно отличается от грузинского. И все-таки переезд в Германию для меня стал необходимым и переломным моментом, изменившим всю мою дальнейшую жизнь. Я очень благодарна людям из музыкальных кругов, которые приняли меня! Они дали мне большую возможность развиваться, учиться, слушать великолепные оркестры, ансамбли, солистов. В двенадцать лет я уже осознавала, что со мной происходит и какую большую поддержку мне оказывают в этой стране. Понимала, на какой огромный риск пошли мои родители, приехав в Германию без какой-либо гарантии, надеясь, что там все благополучно сложится. Они так поступили исключительно ради меня, чтобы дать мне шанс развиваться и обрести путевку в музыкальное будущее.

ВА Затем вы попали в класс к Анне Чумаченко. В чем заключалось кредо ее преподавательской деятельности?

ЛБ Анна Чумаченко – действительно уникальная личность с бэкграундом советской школы. Еще в молодом возрасте она эмигрировала в Буэнос-Айрес, затем снова вернулась в Европу. Невероятное богатство симбиоза национальных школ, разное восприятие музыки делают ее абсолютно неповторимой. В каждом студенте Анна старалась выявить его индивидуальность и помочь раскрыться тем навыкам, которые были уже в нем заложены. При этом она прививала хороший вкус, рассказывала о натуральном звуке, как его следует извлекать, работала над музыкальными фразами и делилась секретами исполнительской техники.

ВА  Вы быстро научились оценивать себя?

ЛБ  Я очень долго шла к этому моменту, когда могла более-менее адекватно себя оценивать, признавая те недостатки, которые уже были. Никогда не поздно продолжать работу над собой, всегда нужно что-то корректировать и исправлять в себе. Это очень важный и долгий путь внутреннего поиска собственного голоса, того баланса и гармонии между своими высокими ожиданиями, как это вообще должно быть путём развития, который был бы здоровым и естественным без какого-либо экстрима. Я поняла, что не следует себя особенно критиковать, важно не переусердствовать.

ВА  Какие инструменты есть в вашей коллекции, и какой из них самый дорогой по художественным критериям?

ЛБ Сейчас я играю на скрипке – копии работы итальянского мастера Гварнери дель Джезу (1739). Это не мой личный инструмент, мне его предоставили из немецкой музыкальной коллекции. А еще у меня есть драгоценная скрипка другого итальянского мастера Николо Гальяно, с которой я не расстаюсь.  Долгие годы до Гварнери дель Джезу я играла на скрипке Страдивари – инструменте другого класса, с иной амплитудой звука и силой воздействия. Я в восторге от скрипки Гварнери дель Джезу! Она дает мне столько возможностей не только потому, что это замечательный инструмент, но и просто потому, что я с ней сама становлюсь немного лучше (смеется).

ВА Два выдающихся солиста в семье – насколько совпадают ваши творческие вкусы и идеалы с Франсуа Лелё? Вы часто выступаете вместе?

ЛБ Мы с мужем очень разные по характеру. Я так рада нашему семейному союзу и творческому тандему на сцене! Франсуа — уникальный музыкант. Помимо игры в оркестре, он превосходный солист и блестящий камерный музыкант! Полезно иметь опыт исполнения музыки в таких разных ипостасях, так как это неизменно обогащает твою творческую натуру. Я безмерно благодарна Франсуа за его внимание ко мне. Мы много беседуем о музыке, часто играем вместе, но при этом сохраняем тот необходимый баланс, чтобы не слишком долго находиться вместе на одной сцене. Все это действительно нам очень помогает. Каждый из нас имеет свое собственное мнение, мы всегда делимся какими-то советами, прислушиваемся друг к другу. Франсуа с удовольствием откликается на мои предложения. Например, когда он работал в оркестре, я много рассказывала ему о специфике струнных инструментов. В свою очередь он тоже мне поведал немало интересных фактов о гармонии, фразировке и вообще оркестровой среде.

ВА Дружба с Гией Канчели – особая страница вашей биографии. Он  посвятил вам с мужем Двойной концерт для скрипки и гобоя «Расколотая песня». Когда вы исполняете его музыку, о чем думаете?

ЛБ Музыка Гии Канчели всегда звучала в нашей семье. Несмотря на кажущуюся простоту, она необычайно искренняя и настоящая и всегда перемещает меня в раннее тбилисское детство, вызывая чувства ностальгии и грусти. Я представляю себя на родине, когда слышу или играю произведения Гии Канчели.

ВА Музыка Дмитрия Шостаковича и Сергея Прокофьева тоже сопровождает вас с юных лет. Как она пришла в ваш дом?

ЛБ Шостаковича в нашем доме играли еще до того, как я начала говорить: мой папа играл все его квартеты. Я слушала и буквально впитывала эту музыку. В одной из комнат у нас на стене висел большой портрет Дмитрия Дмитриевича. Когда я спросила папу, кто это, он отвечал, что это очень важный человек нашего времени, не только композитор и музыкант, а персона, отражающая эпоху прошлого века.

С музыкой Прокофьева я познакомилась чуть позже. Его Первый скрипичный концерт впервые исполнила в двенадцатилетнем возрасте. Когда я училась в Гамбурге у Марка Лубоцкого (ученика легендарного Давида Ойстраха), мне было непросто понять природу этого произведения Прокофьева. Но я полюбила его музыку. Она мне кажется такой элегантной, я чувствую в ней даже импрессионистские оттенки.  Какая потрясающая кантилена вступления в Первом скрипичном концерте: истаивающее звучание скрипки в мареве воздушного аккомпанемента оркестра очаровывает каждый раз, когда я играю эту гениальную музыку.

ВА Ожидаемым результатом стала запись альбома «Видения Прокофьева» с Камерным оркестром Европы и маэстро Янником Незе-Сегеном. Вам в равной степени близки оба концерта Прокофьева?

ЛБ  Трудно ответить, какой из них мне нравится больше. Сокровенное анданте Второго концерта – это вообще шедевр! Меня поражают в Прокофьеве его музыкальная тонкость и бесконечная способность описания музыкальной истории, которую композитор предлагает нам в каждом из своих сочинений.  Но все-таки моя душа тянется скорее к Первому концерту.

ВА С Чайковским вы тоже не расстаетесь. Вслед за Скрипичным концертом сейчас вышла запись live из Вербье струнного секстета «Воспоминание о Флоренции». Вы играете в поистине звездном ансамбле мечты, куда входят Леонидас Кавакос, Готье Капюсон, Антуан Тамести.

ЛБ Я выучила концерт Чайковского довольно поздно. Мне тогда казалось, что его слишком много играют. Поэтому пришлось немного подождать. Я попыталась выбрать правильный момент включения его в собственный репертуар. Секстет «Воспоминание о Флоренции» – тоже одно из моих любимых сочинений. После Вербье я сыграла его минувшим летом в Мюнхене вместе с солистами Симфонического оркестра Баварского радио.

ВА Вы часто играете с дирижерами, близкими вашей душевной натуре: Даниэлем Баренбоймом, Саймоном Рэттлом, Пааво Ярви, Янником Незе-Сегеном и Аланом Гилбертом…

ЛБ  Да, каждый из этих перечисленных вами дирижеров – грандиозные личности, потрясающие музыканты! Я счастливый человек, что могу всегда у них научиться чему-то новому. Находясь с каждым из этих людей на сцене, возникает особая связь, момент сотворчества, когда мы друг друга вдохновляем, обмениваемся энергией и чувствуем себя на одной волне! Я необычайно ценю такие моменты, когда на сцене действительно удается оказаться с такими очень гибкими и восприимчивыми людьми, которые проявляют себя настоящими джентльменами. В этом и состоит естественная потребность солиста – чтобы о тебе действительно позаботились, подстраховали и помогли. С другой стороны, ты прекрасно понимаешь, что рядом находится человек, который еще и вдохновляет оркестр.

ВА Марис Янсонс тоже был вашим музыкальным другом. На его кончину вы откликнулись одной из первых в медиаресурсе Баварского радио. Чему научил вас этот великий музыкант?

ЛБ Марис Янсонс был одним из самых щедрых, глубоких и честных людей, каких я когда-либо встречала в своей жизни. Я не знаю ни одного человека, который бы его не любил. Это очень редкое качество в случае с дирижерами. Его отзывчивость и человечность проявлялись в отношении к каждому из музыкантов оркестров, с которыми он работал. Маэстро был невероятно позитивным и доброжелательным человеком. Его колоссальная ответственность за исполняемое произведение, сосредоточенность и требовательность к себе вызывали огромное уважение. Он отвечал за каждую ноту, которая звучала в оркестре. При этом Марис Янсонс всегда оставался скромным и застенчивым. Встречи с ним я навсегда сохранила в своей памяти!

ВА Вы возглавляете летний международный музыкальный фестиваль в баварском Ингольштадте Audi Sommerkonzerte. В чем его основное предназначение?

ЛБ Фестиваль Audi существует уже давно. В этом году я стала его артистическим директором. Конечно, это определенно новый вызов и задачи, пускай это и непросто, но я надеюсь справиться! Очень рада возможности собрать в одном месте музыкантов, которых встречала на своем творческом пути за последние пятнадцать лет.

ВА Фестиваль отметил свой тридцатилетний юбилей. Несмотря на пандемию, концерты все равно состоялись?

ЛБ Мы не могли пройти мимо юбилейной даты нашего фестиваля. И только по этой причине решили его не отменять, несколько изменив лишь формат: провели пять концертов, большая часть из которых шла в режиме онлайн.

ВА Продолжительная карантинная пауза наверняка изменила ваши творческие планы?

ЛБ Отменилось очень много концертов. Я считаю, что этот период вынужденного затишья отчасти пошел всем на пользу. Теперь каждый концерт становится особенным событием. И это не часть какой-то рутины. Мы действительно ценим любую возможность снова оказаться на сцене рядом с любимой публикой.

ВА Осенью вы все же надеетесь провести фестиваль в грузинском Цинандали?

ЛБ Он состоится в усеченном режиме. Это будет всего лишь один уикенд вместо двух недель. Но я очень надеюсь, что все получится, потому что за время карантина я соскучилась по своему родному краю, которого мне эмоционально очень не хватает.

ВА Вы любите путешествия? Часто выбираетесь со своей семьей на природу?

ЛБ Во время отдыха я не так много занимаюсь, потому что все драгоценное время стараюсь посвятить семье – любимому мужу и нашим детям.

ВА  Дети идут по вашим стопам? Нашли ли они себя в музыке?

ЛБ Дети получают музыкальное образование, но мне кажется, они не станут профессиональными музыкантами. Наверное, это правильно, потому что жизнь музыканта положена на алтарь искусства. Я буду рада, если мои ребята откроют много другого нового и удивительного в этом мире. Свои эмоции, энергию и мысли отдаешь музыке, поэтому, нужно быть абсолютно  уверенной в том, что хочешь именно этим любимым делом продолжать дальше заниматься.

Александр Ведерников: <br>Дирижер берет на себя ответственность за результат исполнения Персона

Александр Ведерников:
Дирижер берет на себя ответственность за результат исполнения

Светлана Боруха: <br>Симфонический оркестр – музыкальный символ региона Персона

Светлана Боруха:
Симфонический оркестр – музыкальный символ региона

Директор Белгородской государственной филармонии Светлана Боруха рассказала Евгении Кривицкой о необычных форматах концертов классической музыки, покупке нового рояля и инициативах музыкантов симфонического оркестра.

Настасья Хрущева: <br>Представляю, как буду перформить в совсем глубокой старости Персона

Настасья Хрущева:
Представляю, как буду перформить в совсем глубокой старости

В московском зале «Зарядье» 31 октября в рамках цикла Союза композиторов «Я – композитор!

Кирилл Карабиц: <br>«Борис Годунов» еще раз напомнил, ради чего я выбрал эту профессию Персона

Кирилл Карабиц:
«Борис Годунов» еще раз напомнил, ради чего я выбрал эту профессию

Украинский дирижер Кирилл Карабиц проявил себя довольно рано. Энергичный, вдумчивый, захватывающий своей творческой энергией, Карабиц вошел в звездную плеяду молодых дирижеров родом из бывшего СССР.