Марина Малер: <br>Дирижеры влюбляются в симфонии Персона

Марина Малер:
Дирижеры влюбляются в симфонии

Внучка Густава Малера и Альмы Малер, дочь скульптора Анны Малер и дирижера Анатоля Фистулари, Марина Малер не просто из музыкальной семьи – в ее взгляде, эмоциях, мыслях продолжает жить великий композитор. И его памяти она предана бесконечно. В 1980-х Марина Малер и Клаудио Аббадо инициировали проведение в Лондоне фестиваля «Малер, Вена и XX век», ставшего крупнейшим приношением композитору в то время. В 2004 году вместе с Эрнестом Флейшманом и Бамбергским симфоническим оркестром она основала Конкурс дирижеров имени Малера, первым лауреатом которого был объявлен Густаво Дудамель.

В мире искусства ее знают как ярую защитницу молодых художников и музыкантов, щедрого мецената и создателя арт-резиденций. Марина Малер (ММ) основала Фонд Малера, занимающийся популяризацией музыки композитора, поддерживающий различные творческие инновации и работающий в том числе над проблемами изменения климата. О главных проектах Фонда и о том, почему музыка Малера существует вне любых границ, она рассказала в интервью Юлии Чечиковой (ЮЧ) и Роману Королеву (РК)

РК Образ Малера – человека, композитора, философа, представителя своего времени – невероятно сложный. Для каждого из нас существует свой Малер. Из чего этот образ складывается для вас?

ММ Да, он сложный, и именно в этом я вижу главную ценность. Дух Малера для меня даже существеннее, чем его характер. Меня цепляет то, в какой плоскости лежали его поиски, к чему он стремился и чем в итоге пожертвовал – а пожертвовал он всем. Вот какое значение для меня имеет Малер, и, думаю, в этом причина, почему его музыка остается вне времени – точнее, она всегда принадлежит «нашему времени», поскольку приближается к вечным темам жизни и смерти. То, как выдержать и преодолеть и то, и другое, направляет нас в его музыке.

ЮЧ В какой момент вы решили посвятить свою жизнь Малеру? Что подтолкнуло вас к этому?

ММ Я посвятила ему не всю жизнь, вы не совсем правы. С Густавом Малером меня сблизили общие темы – темы, которые волновали его с детства. Впоследствии они вошли в его внутренний мир, и он постоянно к ним возвращался в своем творчестве. Это тронуло меня больше всего и духовно нас сроднило. Я почувствовала, что обо всех малеровских вопросах, обращенных к человечеству, можно говорить в еще более широком смысле… Поэтому возник Фонд Малера – чтобы делиться с людьми мудростью, красотой и состраданием, заключенными в творениях этого композитора.

ЮЧ Как Фонд реализует свою миссию? Какое направление вы считаете наиболее существенным?

ММ Информация о многих инициативах широко представлена на нашем сайте. Однако наибольшее значение, как мне кажется, имеют направления, обращенные в будущее, – те, целевой аудиторией которых является молодое поколение, те, что направлены на осознание наших общих проблем и угроз, с которыми мы рано или поздно столкнемся. Задача подарить надежду на то, что этому можно противостоять. Речь идет о дающем силы идти дальше самопознании. Наш девиз: «Малер вне границ».

ЮЧ Фонд Малера находится в США, но география композитора начинается и заканчивается в Европе.

ММ Фонд действительно базируется в Америке, но недавно мы также создали филиал в Амстердаме и в будущем планируем охватить и Вену. Однако Малер не географичен, он – везде, где любят его музыку, а это практически весь мир.

РК Почему, несмотря на мощный интерес к Малеру, в мире еще не создан его основной мемориальный музей? Где хранятся личные вещи композитора?

ММ Существует мемориальный музей, посвященный творчеству Малера, который был основан в 1986 году Анри-­Луи де Ла Гранжем, его крупнейшим биографом, в Париже. Вместе с музыкальным критиком Морисом Флёре он хотел предоставить широкой публике обширные коллекции, посвященные музыке XIX и XX веков. Существенная часть архивов связана с Малером.

РК Сотрудничаете ли вы с малеровским сообществом?

ММ Конечно, мы поддерживаем связи с Международным обществом Малера в Вене. Это научный центр изучения творчества Малера. Представленные в нем архивы и библиотека являются одними из самых важных в мире собраний материалов, посвященных жизни, творчеству и наследию Малера. Там хранятся письма, написанные Малером, присланные ему, или в которых говорится о нем. Среди важных источников – копии, сделанные переписчиками, Шестой и Девятой симфоний и «Песен об умерших детях», гранки партитур Второй, Третьей, Четвертой и Шестой симфоний, а также оркестровые партии с примечаниями автора.

РК Год назад Фонд инициировал онлайн-­беседы, которые получили название «Час Малера». Как родилась эта идея?

ММ Инициатором этих онлайн-­встреч выступил наш вице-президент Мортен Солвик. Цель проекта состоит в том, чтобы вовлечь как можно больше тех замечательных людей, с которыми мы в контакте, и поделиться знаниями, архивами, к которым у нас есть доступ, а также дать слово великим артистам, которые посвящают свое время и мысли нашей просветительской работе, относятся к ней с любовью. Мы очень хотим, чтобы этот проект развивался дальше.

РК Насколько для вас приемлемы редакции симфоний Малера для камерных ансамблей? Это больше компромисс или новое дыхание его музыки?

ММ Подобные аранжировки, на мой взгляд, очень полезны. Во многих странах пока невозможно проводить полномасштабные симфонические концерты, и еще потребуется некоторое время, прежде чем на сцене вновь появятся составы, необходимые для исполнения музыки Малера в оригинале. Конечно, все это создает условия для очень многих изобретательных творческих инициатив, и к выходу из пандемии ко всем стандартам исполнений добавится ­что-то новое. Для нас более чем приемлемо слушать переложения для камерного оркестра хотя бы потому, что это все еще музыка Малера, и он бы ее одобрил, я уверена. Это не компромисс, но это открывает новые координаты в его музыке, как вы и предположили.

РК Если у современного дирижера есть в дискографии цикл симфоний Малера, это хороший тон. Но, как мне кажется, здесь существует момент ответственности – у одного и того же дирижера может быть гениальное исполнение одной-двух симфоний и посредственное остальных произведений. Нужно ли сейчас миру такое количество малеровских циклов, или же можно вой­ти в историю благодаря лишь одной записи?

ММ Этот вопрос скорее обращен к дирижерам, хотя я считаю, что когда вы беретесь за ­какую-то симфонию, то невольно втягиваетесь и у вас возникает желание исполнить все до одной. Дирижеры влюбляются в симфонию. Она даже может изменить их жизнь. Поэтому не вижу ничего удивительного в том, что они загораются желанием тщательнее исследовать его творческий мир. Очередное исполнение цикла малеровских симфоний не будет лишним. Ведь музыка Малера – бесконечная череда открытий.

РК Одной из глобальных инициатив Фонда Малера является экологически ориентированный проект «Песнь земли», призванный объединить усилия в решении проблем изменения климата, загрязнения окружающей среды.

ММ Не удивительно, что мы запустили такой проект. Я думала о нем на протяжении многих лет, и только сейчас нам ­наконец-то удалось воплотить его в жизнь, поскольку в этом есть необходимость. Он своевременен. И он стимулирует воображение стольких артистов и мыслителей… Он полностью отвечает потребностям сегодняшнего мира.

ЮЧ Вдохновляясь альпийскими ландшафтами, Малер запечатлел в звуках музыки душу природы, свое отношение к тому, как она совершенно сотворена. Можно ли трактовать его сочинения – в первую очередь, конечно, Третью симфонию – не только как гимн природе, но и как послание к следующим поколениям?

ММ Абсолютно! Вы попали в самую точку!! Как гимн природе, самой жизни, но и как обращение к тем, кто придет после нас, – нашим детям, внукам, правнукам.

Дмитрий Матвиенко: <br>Нужно бороться за свое место под солнцем Персона

Дмитрий Матвиенко:
Нужно бороться за свое место под солнцем

Белорусский музыкант Дмитрий Матвиенко много работает в России, поэтому его победа на международном конкурсе для молодых дирижеров имени Николая Малько в Копенгагене многими была расценена как достижение отечественного исполнительского искусства – и в этом есть доля правды. Об участии в конкурсе и о профессиональных перспективах Дмитрий Матвиенко (ДМ) рассказал Юлии Чечиковой (ЮЧ).

Дэвид Олден: <br>Музыка Генделя – как джаз Персона

Дэвид Олден:
Музыка Генделя – как джаз

Мамонов, вечно живой Персона

Мамонов, вечно живой

15 июля не стало Петра Мамонова

Дмитрий Пантюшин: <br>Любой из нас может быть пешеходом Персона

Дмитрий Пантюшин:
Любой из нас может быть пешеходом