Марис Янсонс и баварцы События

Марис Янсонс и баварцы

«коллекционный» концерт в Петербурге

Концертом Симфонического оркестра Баварского радио под управлением главного дирижера Мариса Янсонса в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии открылся XIII Международный фестиваль «Музыкальная коллекция», в афише которого под занавес сезона значится три десятка симфонических и камерных концертов.

Идея завершать сезон продолжительным фестивалем – удачный ход, найденный еще Валерием Гергиевым, проведшим в 1993 году в Мариинском театре первый фестиваль «Звезды белых ночей». За четверть века «Звезды» превратились в ожидаемый и любимый меломанами калейдоскоп премьер, выступлений и гастролей именитых артистов. Филармоническая «Музыкальная коллекция», основанная в 2006 году в пику всесильной Мариинке, также старается завлечь слушателей, обещая действительно интересные и достойные события, к которым, без сомнения, можно отнести и выступление Симфонического оркестра Баварского радио.

Приезд Мариса Янсонса весной 2018 года в Россию осуществился благодаря счастливому для нас стечению обстоятельств. По финансовым причинам отменились майские гастроли немецкого коллектива в Южной Америке, а поскольку это время уже все равно зарезервировано для поездки, Янсонс попросил организовать тур, в который вошли его родная Рига, Хельсинки, Петербург и Москва. За последнее десятилетие это было уже третье выступление баварцев в России и, подобно концертам 2009 и 2013 года, стало настоящим подарком для самых взыскательных меломанов. Каждое из произведений («Героическая» симфония Бетховена, симфонические поэмы «Дон Жуан» Штрауса и «Вальс» Равеля) отличалось безукоризненно выверенной эстетической концепцией. Присущие музыкантской манере Янсонса сдержанность и аристократизм проявляются как в жесте, так и в предельно внимательном отношении к тексту. Совершенным образом он оттачивает каждую деталь, погружаясь в тонкости интонационных и тембровых сплетений так, что изысканное удовольствие получают и просвещенные любители, и искушенные знатоки. Так, в прозвучавшей в первом отделении «Героической» симфонии Бетховена от первой темы до последних тактов финала четко прослеживалась линия интонационного «преодоления» сомнений. Композитор предстал не столько человеком, сколько уже обитателем небесных сфер, философски взирающим с небес на этот мир. Янсонс убрал весь «революционный» пафос, налипший к этому произведению, превратив «Героическую» в настоящую духовную драму, в которой жанровая составляющая ретушировалась в пользу красоты самой конструкции. Например, «Траурный марш» во второй части вышел не «плачем» по павшему герою, а философским размышлением о скоротечности земного бытия, о чаянии увидеть тени иного измерения. Чувства были словно очищены от земной материи и облечены в сверкающие одеяния. Резкие акценты, шокировавшие в свое время современников Бетховена, смягчались, зато высвечивались поразительные тембровые краски, щедро разлитые в гениальной партитуре.

Столь же благородно и совершенно были исполнены во втором отделении симфонические поэмы Рихарда Штрауса и Мориса Равеля, созданные уже в XX веке. Рихард Штраус с его эстетизмом, любовью к изысканной старине в сочетании с модернистской роскошью – один из безусловных «козырей» оркестра Баварского радио (особенно если учесть тот факт, что композитор дирижировал мюнхенским радиооркестром еще до того, как он обрел свой официальный статус в 1949 году). В 2009 году на первых гастролях коллектива в Петербурге Янсонс незабываемо дирижировал сюитой из «Кавалера роз», наполнив эту музыку мягким струящимся светом. В этот раз выбор пал на сочинение молодого Штрауса «Дон Жуан», созданное двадцатипятилетним композитором в Италии и словно сияющее ярким южным солнцем. Главный герой поэмы – не «наказанный распутник», а вдохновенный поэт, неудержимо стремящийся насладиться красотой этого мира. Взятый за программную основу текст романтика Николауса Ленау – воспевание романтического «сверхчеловека», сила, энергия и напор сочетаются в его музыке с изысканной лирикой, особенно великолепно проработанной у Янсонса. Бархатно-матовый, глубокий звук был подобен бирюзовой воде прозрачного горного озера, искрящейся под солнечными лучами. И даже заключение симфонической поэмы, с неожиданным уходом в минор и истаиванием на piano, произвело больше впечатление меланхолического забвения, нежели разочарования и гибели.

Нежной грусти был полон и «Вальс» Равеля, который, в принципе, можно трактовать как глубоко драматическую вещь. Катящийся к мировой войне и одновременно кружащийся в вихре танца мир для Янсонса, опять же, не столько предмет эсхатологического предчувствия, сколько эстетически прекрасный и при этом трагический образ, и нет нужды говорить о том, насколько совершенно и скрупулезно акцентировались дирижером все линии и краски.

Завершившие концерт два контрастных биса – невесомо легкий, словно привет из прекрасного и невозвратного прошлого, «Менуэт» Боккерини и стремительный, варварски-диссонирующий танец из финала балета «Чудесный мандарин» Бартока – на прощание еще раз очертили перед публикой тот колоссальный диапазон, доступный Марису Янсонсу и руководимому им оркестру Баварского радио, не мыслящих себе ни дня без служения искусству.

Высокие технологии Востока События

Высокие технологии Востока

Ростовский государственный музыкальный театр завершил гастроли на сцене Большого театра оперой Джакомо Пуччини «Турандот»

Opus 52: за сценой и немного баек События

Opus 52: за сценой и немного баек

Фестиваль новой музыки в Нижнем Новгороде собрал яркий международный состав

В поисках души События

В поисках души

Урал Опера Балет открыл сезон премьерой «Набукко»

«Спартак» на новом поле События

«Спартак» на новом поле

Шестой фестиваль «Видеть музыку» открылся балетом Хачатуряна «Спартак»