Маяковский в круговороте сансары События

Маяковский в круговороте сансары

В «Ленкоме» прошла серия предпремьерных показов, посвященных юбилею Владимира Маяковского

Звезды «Ленкома» Елена Шанина, Виктор Раков, Иван Агапов, Станислав Тикунов в модных дизайнерских шмотках декламируют рэп: «Он вбивал в небо гвозди. И небо его разрушило? Сняли маску с поэта, огромного и ненужного. Но настало сегодня время для слова хлесткого, воскресает на сцене трагедия Маяковского».

130 лет со дня рождения – дата, дающая хороший повод вспомнить поэта Маяковского, поразмышлять о его судьбе и об актуальности его наследия. Можно это делать в жанре музейной хроники, либо, как поступил режиссер Алексей Франдетти  и его соратники, попытаться вписать эту мощную во всех смыслах личность в контекст сегодняшнего дня. Подход вполне правомерный: в любые эпохи есть свои бунтари, взрывающие устои и нарушающие общественный договор. Поэтому самый дискуссионный взрывоопасный момент постановки  – приглашение популярного рэпера Василия Вакуленко (Басты) в качестве автора музыки и текстов песен – идеологически абсолютно оправдан. Это тот пласт культуры, которым питается молодежь и не только, то, что звучит в такси, кафе как фон повседневности – как бы кому это не нравилось. Это та «пощечина общественному вкусу», которую в начале прошлого столетия отвесили русские футуристы – Маяковский, Бурлюк и иже с ними. Да, рэпом в этой музыкальной драме изъясняются все: и ярый критик Маяковского Корней Чуковский (Иван Агапов), и гуру Максим Горький (Виктор Раков), и грозный энкавэдэшник Агранов (Сергей Пиотровский), играющий с Маяковским, как кот с мышью, и не без умысла дарящий ему револьвер.

В то же время Алексей Франдетти подчеркивает, что следует традициям самого «Ленкома», которые заключаются, по его словам, в открытии нового жанра (речь про муздраму), в звучании новой музыки, как когда-то было с рок-оперой «Юнона и Авось», «в привлечении новых современных авторов, как было, когда в этих стенах появился Алексей Рыбников».

Алексей Франдетти назначен главным режиссером театра «Ленком»

Традиция, как мы помним, это не поклонение пеплу (как некоторым бы и хотелось), но передача огня. Так что артистам «Ленкома» их новый главный режиссер бросил вызов. Да, они всегда пели, но теперь пришлось освоить совершенно новую музыкальную стилистику (под руководством Армена Погосяна), а заодно и пластику (хореограф Ирина Кашуба): надо было двигаться не как на ретродискотеке «Вспомним 1970-е», а так, как сегодня это происходит на молодежных тусовках в клубах – с элементами хип-хопа и брейк-данса. Сложнее всего пришлось двадцатитрехлетнему Кириллу Русину (для которого спектакль «Маяковский» – дебютный в театре): его персонаж Талант (или творческое альтер эго поэта) имеет виртуозный пластический рисунок, призванный через тело передать глубину внутренних переживаний героя. И сильнейшим моментом спектакля оказывается эпизод, когда Маяковский в отчаянии душит свое «второе я», в прямом смысле «наступая на горло собственной песне».

Ника Симонова, автор пьесы, по которой сделан мюзикл (под маской муздрамы), предлагает нам держаться версии, что Маяковского использовала и, в конце концов, «подвела под монастырь» чета Бриков – роковая муза Маяковского Лиля (Наталья Инькова) и ее муж Осип (Александр Горелов). Лилечка выставлена хищницей, выжимающей все соки (гонорары, автомобильчик в подарок из Парижа) из Маяковского, а ее муж Осип Брик – расчетливым дельцом, умело манипулирующим поэтом. Сюжетная интрига байопика закручена лихо: вот молодой Маяковский ухаживает за Эльзой Каган, которая приводит его в гости к сестре Лиле, и та беспардонно отбивает ее поклонника. Новый эпизод: новогодняя вечеринка у Бриков, где гости танцуют в умопомрачительных нарядах с супрематистской расцветкой и покроем, а Маяковский встречается с Давидом Бурлюком, читающим свое знаменитое «Каждый молод, молод, молод…». Смена кадров – и вот уже Корней Чуковский, поддержанный Горьким, обвиняет Маяковского: «Ты в поэзии – турист». На что наш герой парирует: «Вы оставите наследство, я – наследие».  А далее – его рэп-баттлинг с Есениным (Дмитрий Никонов). Бросая насмешливые оскорбления в лицо, Маяковский потом будет искренне горевать, узнав о самоубийстве поэта, и придет отдать долг чести на похороны. Его стихотворение «Сергею Есенину» будет исполнено как надгробное слово, в котором Маяковский уже предчувствует свой конец. Зрителю показаны его детские годы в Кутаиси – идиллическая сценка под звуки колыбельной, переходящей в грузинское многоголосие; эскизно представлены портреты женщин Маяковского – Элизабет Джонс (Елена Есенина), Татьяны Яковлевой (Татьяна Збруева) и Вероники Полонской (Ульяна Москаленко), которую в спектакле Агранов и Лиля Брик буквально «подложат в постель» к поэту.

Актерский состав подобран потрясающий: и народные с заслуженными, и молодежь играют с азартом, проживая жизнь своих персонажей. Но отдельно хочется сказать о трактовке роли Маяковского. Он сердце спектакля, все время на сцене, на острие событий. Поэт о себе сказал многое в стихах, и кажется, создатели спектакля и актер Станислав Тикунов внимательно вчитались в них, так что Маяковский предстал во всей многоликости и противоречивости – то «агитатор, горлопан, главарь», то «безукоризненно нежный, не мужчина, а облако в штанах», а в конце – «жилистая громадина, которая  стонет и корчится».

Спектакль увлекает своей цельностью: духу конструктивизма, которым овеяна эпоха Маяковского и его стихи, написанные знаменитой лесенкой, соответствует сценография Вячеслава Окунева и еще более – эффектнейшие костюмы Анастасии Пугашкиной и Екатерины Гутковской. Немало модниц и модников в зале все глаза просмотрели, пытаясь запомнить оригинальные детали кроя пиджаков, рубах и футболок. Предпремьерный показ стал одновременно модным показом: Горький в джинсовом пальто с накладными карманами и строчкой наружу, Маяковский в двуцветном ассиметричном пиджаке – а почему бы и нет?

В поэме «Во весь голос» поэт пророчески писал: «Я сам расскажу о времени и о себе. Я, ассенизатор и водовоз, революцией мобилизованный и призванный… Мой стих трудом громаду лет прорвет и явится весомо, грубо, зримо…» Так и получилось в «Ленкоме»: Франдетти мастерски прочитывает историю Маяковского, убеждая: поэт жив, он (или его инкарнация) с нами, среди нас. Для этого понадобилось, чтобы в эпилоге все участники спектакля спели нам хит Басты «Сансара»: «Когда меня не станет, я буду петь голосами моих детей и голосами их детей. Нас просто меняют местами. Таков закон сансары».

Этим спектаклем уже в статусе премьеры «Ленком» откроет сезон: можно уверенно прогнозировать, что стоит уже сейчас беспокоиться о билетах. На июльской серии был sold out.

Танцев не было и больше не будет События

Танцев не было и больше не будет

В Берлине состоялось последнее концертное представление оперы «Электра» из серии показов на фестивале в Баден-Бадене и в Берлинской филармонии

Свидание с итальянской увертюрой События

Свидание с итальянской увертюрой

Юрий Симонов и АСО Московской филармонии исполнили оперные увертюры Россини и Верди

В гости на Волгу События

В гости на Волгу

Теодор Курентзис выступил в Нижнем Новгороде с оркестром La Voce Strumentale

Я вам пишу – и это все События

Я вам пишу – и это все

Театральное агентство «Арт-партнер XXI» возобновило спектакль «Онегин-блюз» на сцене Театра эстрады