Может быть, похлопаем? События

Может быть, похлопаем?

В Рахманиновском зале выступил Камерный оркестр МГК

Осветить событие стало творческим заданием для участников семинара «Журналистские читки».

Программа абонемента «Музыкальные параллели» включала редкие произведения классико-романтической эпохи, выбранные художественным руководителем Камерного оркестра Московской консерватории, дирижером Феликсом Коробовым.

Феномен концертирования сольных инструментов с оркестром момента его зарождения и до наших дней привлекает внимание и музыкантов, и слушателей. Концерт в Рахманиновском зале не стал исключением: интересная программа в исполнении мастеров покорила новизной и свежестью. На сцене весь вечер находился Камерный оркестр, а также солисты: Александр Парсаданов (контрабас), Екатерина Мочалова (мандолина), Андрей Иков (труба) и Даниил Саямов (фортепиано). Перед каждым номером закадровый голос рассказывал краткую биографию композитора и историю создания произведения. Странно, что обладателя голоса публика так и не увидела. Его имя также осталось неизвестным. Жаль, потому что комментарии лектора были уместными и содержательными, в частности, мы узнали, что Sinfonia concertante Леопольда Кожелуха исполняется в России впервые.

Феликс Коробов: Исполнители уходят, а произведения, для них написанные, остаются

Милая вещица эпохи классицизма расположила публику своим изящным звучанием. В свое время изысканные тембровые комбинации были характерны для жанра концертной симфонии, и это подтвердила Sinfonia Concertante Кожелуха. В сочинении каждый из инструментов имел свое соло, а в репризе – полноценный ансамбль. С точки зрения звучания все четыре солиста представили харизматичные тембры своих инструментов весьма рельефно. Самая сложная задача была у Даниила Саямова – пианист сидел за роялем на достаточно большом расстоянии от дирижера. Такая диспозиция, однако, не мешала ему поддерживать диалог с участниками ансамбля: партия клавира была не менее экспрессивной, чем реплики его партнеров.

Определить лидера здесь оказалось затруднительно: инициативу перехватывали и труба, и фортепиано. Контрабас то пытался петь в несвойственном для себя высоком регистре, то «хвастался» двойными нотами в своем привычном диапазоне. Прозрачность оркестровой фактуры подчеркнули хрупкие и нежные реплики мандолины. Как рассказала в антракте игравшая на мандолине Екатерина Мочалова, ясно озвучить и донести каждый нюанс партии помогала акустика Рахманиновского зала.

Не секрет, что успешность концерта порой измеряется продолжительностью тишины перед аплодисментами – после заключительных реверансов Sinfonia concertante воцарилась томительная пауза. Слушатели восприняли предостережения ведущего буквально и совсем не хлопали между частями – быть может, все ждали продолжения? Прервал тишину комментарий из зала: «Может быть, похлопаем?», после чего Феликс Коробов обратил взгляд уже не на оркестр, а на замешкавшуюся публику.

Можно ли исполнить музыку «неприкосновенного» Моцарта в дерзкой транскрипции? На этот вопрос утвердительно ответил сам дирижер, представив в собственном переложении для саксофона и струнного оркестра моцартовский Квинтет для кларнета и струнных. Соло саксофона в трактовке Юлии Биховец успешно соперничало с целым струнным оркестром. К сожалению, исполнена была лишь первая часть квинтета. Будем надеяться, что мы еще услышим опус целиком в будущих концертах абонемента.

Второе отделение продолжилось Десятой симфонией Моцарта, сочиненной им в возрасте двенадцати лет. Четырехчастный цикл порадовал лаконичностью и бодростью, а диалоги деревянных духовых и струнных – эффектной оркестровкой. Многие фрагменты симфонии представляли для исполнителей серьезные трудности, но оркестр достойно их преодолел.

Как рассказали музыканты, выступлению предшествовали всего две общие репетиции, причем вторая из них состоялась в день концерта. Тем не менее, взаимопонимание артистов и дирижера оказалось на высоком уровне. Сказывался многолетний опыт Феликса Коробова с разными коллективами. «С ним играешь первый раз так, будто играла всю жизнь», – призналась Екатерина Мочалова.

Завершил концерт «Большой дуэт» для скрипки и контрабаса с оркестром Джованни Боттезини – известного контрабасиста и композитора эпохи романтизма. Солистами выступили Лев Клычков и Евгений Рыжков, концертмейстеры скрипичной и контрабасовой групп Заслуженного коллектива России академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии. Само творение итальянского мастера представляло череду каденций. Напряженная звучность сменилась комическим диалогом – до чего же были хороши децимы в исполнении скрипки и контрабаса! Композитор мастерски сблизил два противоположных по регистру тембра с помощью изумительных флажолетов. Исполнители показали себя не только как виртуозы, но и как харизматичные артисты. Публика оценила забавный диалог солистов, включавший пиццикато контрабаса, сыгранное рукой скрипача.

«Браво! Брависсимо!» – скандировали из зала, а у исполнителей еще остался сюрприз для публики – «Венецианский карнавал» Паганини в неслыханном переложении для контрабаса с оркестром. Лев Клычков взял скрипку на манер гитары, а солировал Евгений Рыжков. Исполнение постепенно набирало скорость на манер греческого сиртаки. Такой безумный «хоровод струнных» завершил концерт.

Возьмите мое сердце События

Возьмите мое сердце

В Большом зале Санкт-Петербургской филармонии, а затем дважды в Москве, в «Зарядье», хор и оркестр musicAeterna под управлением Курентзиса исполнили «Страсти по Матфею» Баха

Век учись События

Век учись

В Москве презентовали новый подход к обучению оперных критиков

Брамс – дело благородное События

Брамс – дело благородное

Александр Ключко и ГАСО имени Светланова под управлением Алексея Рубина представили два фортепианных концерта Брамса в КЗЧ

Неуловимое обаяние «советского Голливуда» События

Неуловимое обаяние «советского Голливуда»

Мюзикл «Веселые ребята» на сцене Московского театра на Таганке