Музыкальное чтение Книги

Музыкальное чтение

Обзор книжных новинок о популярных жанрах и исполнителях

Вернер Линдеманн
Майк Олдфилд в кресле-­качалке
Бомбора

Поклонники одной из самых популярных современных рок-групп Rammstein, увидев имя автора, конечно же, примут боевую стойку, и не напрасно. Действительно, автор – известный в ГДР детский писатель и отец Тилля Линдеманна, предстающего в книге во всем мятежном обаянии юноши из страны бывшего соцлагеря. Музыке здесь, несмотря на название, места почти не нашлось – упоминание пластинки того же Майка Олдфилда и группы Scorpions, конечно же, не в счет. В целом это наблюдение главы семейства за взрослением нагловатого подростка, отметающего дисциплину, семейные ценности и еще не определившегося, как ему строить жизнь. По мнению прошедшего вой­ну отца, отрок ведет себя неясно – и именно эта неясность пугает посильнее, чем все страшилки еще даже в грезах не возникших Rammstein. Увы, до того, как Rammstein покорили вершины, Вернер Линдеманн не дожил.

Запутанная семейная история – мать Тилля в книге возникает лишь эпизодически, его подруги то и дело подкидывают проблем, но, как поясняется в завершающем книгу интервью Линдеманна-­младшего, во многом все это – продукт творческой фантазии Линдеманна-­старшего. Воспринимать книгу как подлинную семейную хронику, пожалуй, не стоит, но сама манера изложения – неторопливая, но при этом плотная, известная всем, кто знаком с литературой ГДР, позволяет погрузиться в очень непростой и тревожный период жизни Германии, уже отчетливо ощущающей треск Берлинской стены. В конфликте отца и сына, так же, как и в противостоянии Восточной и Западной сторон, – конфронтация старого и нового. Скрытое личное опасение в несостоятельности многолетних традиционных ценностей и закипающая энергия молодой силы еще сосуществуют под крышей семейного загородного домика. И никто из героев книги даже во сне не видит чаши многотысячных стадионов, так же, как миллионы юных поклонников Rammstein вряд ли могут представить, что у огромного монстра с микрофоном папа – детский писатель.

Фил Коллинз
Я еще жив
Автобиография
Бомбора

Первая обширная русскоязычная биография как Фила Коллинза, так и отчасти выдающейся британской группы Genesis. Отношение к Коллинзу у почитателей рок-музыки двоякое. Для одних – после выхода из состава Genesis вокалиста Питера Гэбриэла и начала лидерства в ней Коллинза группа закончилась. Для других – только началась. Тем не менее практически все едины в одном: Фил Коллинз – выдающийся барабанщик и исполнитель, странным образом долгое время умудряющийся совмещать работу в умной арт-роковой группе и запись успешных и действительно качественных поп-пластинок. Коллинз настолько умело и доброжелательно вовлекает читателя в подробности своей биографии, что уже в самом начале повествования, испытываешь стойкое желание купить всю дискографию Genesis на виниле, а в финале становишься поклонником еще и сольного творчества, ранее казавшегося всего лишь качественной фоновой музыкой для прибрежного буржуазного ресторана.

Главный недостаток русскоязычной версии книги – некомпетентная редактура текста, увы, типичная для многих «музыкальных» книг, выходящих потоком. Впрочем, режущие любительские толкования общеизвестных музыкальных терминов, погоды, к счастью, не делают и погружению в мир Коллинза почти не мешают. Учитывая современные интернет-­возможности, многие из упоминаемых малоизвестных песен, киноролей или сессионных записей можно найти не отвлекаясь от чтения, а отдельные негласные выводы пойдут на пользу всем музыкантам. Например, любвеобильный Коллинз, к счастью, ни разу не доверил вести свои дела ни одной из своих пассий. Что, как показывают мировая (за исключением, разве что тандема Оззи Осборн – Шерон Арден) и отечественная практики, неизменно приводило как к личной деградации лидера, так и к творческому кризису всего коллектива. Все пережитое на амурном поприще позволяло Коллинзу не только входить и выбираться из алкогольных трипов (о которых мало кто знал из почитателей этого неизменно веселого и обаятельного дядьки), но и создавать настоящие шедевры. И несмотря на то, что именно крайне сложным личным переживаниям места в книге уделено больше, чем куда более занимательным творческим подробностям, автобиография одного из самых харизматичных музыкантов британского рока – образец честного и поучительного литературно-­музыкального повествования.

Джоанна Стингрей
Русский рок. История
(фотографии, интервью, документы)
АСТ

Это третий, завершающий том в многолетнем романе несостоявшейся американской певицы и одного из важнейших менеджеров в истории российского рока. Появившиеся несколько лет назад в интернете редкие, сделанные Стингрей фото рок-героев взбудоражили интересующуюся общественность, но идея издать снимки одним красивым фотоальбомом отклика у автора не нашла. Условной и, как оказалось, успешной «нагрузкой» к нынешнему изданию стали два тома описаний «приключений» – «Стингрей в Стране Чудес» и «Стингрей в Зазеркалье», иногда занимательных, иногда откровенно наивных и, по словам очевидцев, порой грешащих отдельными отступлениями от истины. Тем не менее игра стоила свеч, и картина рок-н-ролльного бытия середины – конца 1980-х годов получилась весьма яркой. Все та же наивность вопросов в интервью смелой американки к представителям русского рока с лихвой компенсируется уверенными ответами самих спикеров – еще фактически запрещенных, но уже абсолютно готовых к тому, чтобы стать «звездами». Документы, фиксирующие отношения с партиями, правительствами двух стран, личные письма и фрагменты газет – настоящий слепок эпохи. Ну и наконец, то, ради чего все затевалось: фотографии молодых Гребенщикова, Курехина, Науменко, Мамонова – яркие, качественные и бесконечно динамичные. Именно такие могла сделать только безбашенная американка, переживавшая в тот исторический период, вероятно, самое яркое музыкально-­романтическое впечатление своей жизни.

Владимир Полупанов
Артисты тяжелого поведения
ИД «Вездец»

Автор книги – бессменный музыкальный обозреватель газеты «Аргументы и Факты», так же как и Стингрей, переживает и описывает свой опыт в музыкальной среде. Дело ему пришлось иметь с фактурой, разительно отличающейся от той, что досталась его американской коллеге. Массовая журналистика 1990-х – 2000-х по большей части, увы, сводилась к развлечению толпы (нежели к ее просвещению) и воле газетного руководства, требовавшего увеличения тиража за счет смакования финансовых и интимных подробностей жизни артистов, не сильно совмещающихся с музыкальной аналитикой и продвижением новых талантов. Тем не менее описание Полупановым коллизий и «бурь в стакане воды», к которым, по большому счету, сводится деятельность большинства героев повествования, выглядит, во всяком случае, забавно и весело. Разборки, обидки, судебные тяжбы, закулисная возня, пьянки-­гулянки и прочая «светско-­индустриальная» канитель, поданные в привычной для автора легкой и ироничной манере, пускай и наталкивают на один грустноватый вопрос «что все это было!?», но отлично объясняют положение дел. Сложно сказать, задавался ли этой целью сам автор, или здесь вопрос читательского отношения, но желающим попробовать разобраться в том, как выстраивалась сегодняшняя ситуация с массовой отечественной поп-музыкой, прочтения этой книги не избежать. Ну и о главном: именно здесь вы найдете одно из самых объемных, убедительных и всеохватывающих многочастных интервью с Аллой Пугачевой и абсолютно уникальную беседу с Сергеем Курехиным. Такие достойные персонажи, как Марк Нопфлер, Deep Purple, Depeche Mode и группа «ДДТ», вынесенные для привлечения на обложку, в книге отсутствуют. Вероятно, оставлены на второй том, а ради них его точно стоит подождать.

От Питера до Ямайки
Книги

От Питера до Ямайки

На книжных лавках появляется все больше качественной литературы о рок-музыке – отечественной и зарубежной.

Кожа, в которой я живу Книги

Кожа, в которой я живу

Автобиография певицы Скин, лидера английской группы Skunk Anansie, поднимает отнюдь не только музыкальные темы

Поймать убийцу в воздухе музыки Книги

Поймать убийцу в воздухе музыки

В издательстве «Композитор» вышел роман Ларисы Кириллиной «Мистер Смит и примадонна».

Борис Филановский: <br>Чем дальше, тем больше комплекс самозванца Книги

Борис Филановский:
Чем дальше, тем больше комплекс самозванца