Не плачь по мне, бандонеон! События

Не плачь по мне, бандонеон!

Музыка аргентинских композиторов прозвучала в Большом зале консерватории

Этот концерт можно назвать своеобразным музыкальным путешествием по Аргентине. Если с таким ярким представителем культуры южноамериканского континента, как танго, знакомы все, то аргентинских композиторов и традиционную музыку жителей Анд знают только редкие меломаны.

Иногда в симфонических концертах можно слышать музыку Альберто Хинастеры, а с творчеством Ариэля Рамиреса мы познакомились благодаря передаче «В мире животных». Именно он – автор мелодии этой знаменитой заставки (для которой использована тема второй части его Рождественской кантаты), но известной она стала в популярной аранжировке Поля Мориа. Чаще музыку латиноамериканских композиторов, в частности, аргентинских, используют в концертах, как вишенку на торте, в качестве украшения, но никак не в роли смыслового ядра. В этот вечер московской публике повезло, она в полной мере могла насладиться музыкальным миром Аргентины.

Главными героями стали замечательные музыканты – ансамбль аргентинской фольклорной музыки «Del Barrio» и Камерный хор Московской консерватории под руководством Александра Соловьёва. Этот российский коллектив известен столичным меломанам частыми и  успешными исполнениями музыки современных композиторов.

Гости же из Аргентины казались «темной лошадкой». В чем и интрига. Можно сказать, что предполагалась встреча академизма и фольклора. И судя по блистательному результату этой встречи – бурные овации и одобрение строгой консерваторской публики – диалог двух миров оказался весьма плодотворным.

Коллектив «Del Barrio», состоящий в основном из итальянцев, был создан еще в 2001 году. Костяк группы – это мультиинструменталист Иларио Баджини, играющий фактически на всех возможных этнических духовых и струнных щипковых инструментах, пианист и автор аранжировок Андрес Лангер, уникальный перкуссионист Марко Дзанотти. На московском концерте к ним присоединились рыжеволосая красавица-виолончелистка Чечилия Бьонди и виртуоз бандонеона Херардо Аньезе.

Основной целью «Del Barrio» стала популяризация аргентинского фольклора и танго, переосмысленных в оригинальном стиле, что артисты прекрасно доказали на сцене БЗК. «Del Barrio» продемонстрировали достоинства и всю красоту тембров народных южноамериканских инструментов. Среди них: маленькие «гитары» чаранго и ронроко, своим звуком иногда чуть напоминающие русскую балалайку; гигантский, похожий на альпийский рог, извергающий почти инфразвуки, эрке; продольная флейта кена и ее вариант кенча, которая, благодаря своему необычному звуку с легкой чувственной хрипотцой часто используется в голливудских фильмах, как некий звуковой символ всего латиноамериканского; легендарная флейта Пана и его подвид сикус; множество разнообразных перкуссий – перуанский кахон, бомбо, калабас и так далее. Казалось бы, программа должна была быть истинно фольклорной. Но с помощью этих экзотических инструментов и традиционных жанров музыканты сыграли авторскую музыку А. Рамиреса, А. Пьяццоллы, Х. Торреса, И. Баджини. Причем все это случилось в середине концерта. Публика, увидев в программке «Oblivion» и «Смерть ангела» Пьяццоллы, готовилась услышать страстное соло бандонеона, но вместо этого прозвучала слегка сиплая флейта Пана. Жанр танго был несколько переосмыслен итало-аргентинским ансамблем в каком-то новом ракурсе, наверно, в сторону бóльшей нежности. Такие трактовки танго, надо сказать, главная фишка коллектива «Del Barrio». Можно спорить о художественном качестве подобной танго-интерпретации, но у себя на родине и за рубежом группа очень востребована как участник традиционных милонг.

Но не Пьяццоллой единым жива музыка Аргентины. Одним из популярных композиторов у них является Ариэль Рамирес, прекрасный мелодист и собиратель фольклора, так же прославившийся двумя своими произведениями – «Креольской мессой» («Misa Criolla») и уже упомянутой кантатой «Рождество Господне» («Nuestra Navidad»). Некогда их исполняли звезды оперы Хосе Каррерас и Хосе Кура, «голос Латинской Америки» Мерседес Соса и многие другие. Доступность музыкального языка позволяет отнести эти шедевры больше к популярной музыке, чем к академической, хотя Рамирес такой задачи перед собой и не ставил. «Misa Criolla», наряду с «Nuestra Navidad», состоит из набора пьес для солистов, хора и оркестра, в которых Ариэль Рамирес использовал богослужебные тексты, адаптированные Феликсом Луной. Работа была вдохновлена историей двух немецких сестер-монахинь, Элизабет и Регины Брюкнер, которые во время нацистского режима, рискуя жизнью, помогали узником концлагерей.«Misa Criolla» была закончена в 1964 году, а в 1965 году записан альбом в сотрудничестве с легендарной фольк-группой «Los fronterizos». Это исполнение и по сей день считается образцовым. Но как создать гармонию звучания академического хора и ансамбля народных инструментов? «Del Barrio» и Камерному хору консерватории это блестяще удалось. Они будто постигли высший смысл «Креольской мессы» – перед Богом мы все равны и едины, вне зависимости от цвета кожи и вероисповедания. «¡Señor, ten piedad de nosotros!» («Господи! Помилуй нас!») – восклицает солист под аккомпанемент только традиционного барабана бомбо. Хор единогласно вторит ему. Эта пронзительная простота хоровой фактуры с первых нот очаровывает слушателя и не отпускает до самого конца. Во втором отделении прозвучало «Рождество Господне»: та же стилистика, но просветленное настроение главного католического праздника уже не покидало нас. Улыбались не только зрители, но и артисты хора. Диву даешься, как молодые русскоговорящие ребята с удивительной легкостью справляются с таким сложным для пения испанским языком. Их многоголосье сливается в один монолитный и ясный тембр чего-то просветленного, возвышенного, даже райского. Высококлассное владение таким нестандартным хоровым материалом, на первый взгляд кажущимся простым, еще раз доказывает, на каком высоком профессиональном уровне находится Камерный хор Московской консерватории. Ведь самое сложное – это исполнить простое! Молодой художественный руководитель и талантливый дирижер Александр Соловьёв смог не просто добиться от своего коллектива чистоты и красоты тона, гармоничной полнозвучности, но и тонко проработал с ними стилистику произведений. Шлягерные мелодии всегда имеют тенденцию звучать безвкусно, и только мастера могут справиться с этой неординарной задачей.

Сила эмоций и блеск интеллекта События

Сила эмоций и блеск интеллекта

В Екатеринбурге в шестой раз прошел Симфофорум

Барток заговорил на языке джаза События

Барток заговорил на языке джаза

14 октября в Петербургской капелле выступил венгерский биг-бэнд с аранжировкой музыки Белы Бартока

Опера, которой не было События

Опера, которой не было

На фестивале «DSCH. Шостакович. XX век» прошла самарская премьера оперы «Игроки»

Не волнуйтесь, все хорошо События

Не волнуйтесь, все хорошо

В лондонском Ковент-Гардене Клаус Гут поставил «Енуфу» Яначека. Но это не главное