О «Щелкунчике» <br>всерьез или не очень События

О «Щелкунчике»
всерьез или не очень

Очаровательная куколка в красном, две принцессы в белом и золотом, сосредоточенные кавалеры-мальчишки в смокингах, жилетах, жабо, бабочках. Можно было взглянуть на них, когда они стояли на авансцене, осыпанные золотым серпантином и многочисленными призами, и поддаться обаянию минуты, воспринять всё не очень-то и всерьез. Но нет, это было вполне ответственное событие – ​с профессиональным жюри, волнением, оценками: в Концертном зале имени П. И. Чайковского награждали победителей XIX Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик».

Рассчитать траекторию движения раннего таланта непросто, здесь каждый по-своему «врастает в себя», как елочка в лесном молодняке: одна стремительнее набирает высоту, другой нужно укрепить корни. Лауреаты, которых мне довелось услышать, по счастью, тем и отличаются, что они разные, не выращены в лесничестве идеальных конкурсных достижений, не подстрижены и не приглажены – веточка к веточке, иголочка к иголочке, поэтому в каждой из номинаций были свои удачи, и свой интерес. А начинали струнные.

Две участницы, должно быть, провели в небе половину дня (столько длится авиаперелет в Москву из Японии), но стремились сюда не зря, заняв крайние ступени конкурсного пьедестала. «Бронзового Щелкунчика» получила Сакура Тоба. Обаятельная виолончелистка наделена отзывчивой музыкальностью и технической выносливостью, но для исполнения шедевра Чайковского, «Вариаций на тему рококо», этих качеств пока недостаточно. Седьмая и восьмая вариации, сыгранные на концерте, требуют смелости. В первом случае для того, чтобы мелодия вышла из берегов, прозвучала во всю ширь открытого настежь чувства, но осталась в рамках формы и хорошего вкуса. Во втором, – чтобы виртуозный огонь полыхнул, но не сжег интонации, артикуляционной ясности, не повлиял на чувство темпа. Исполнительница сторонилась крайностей, но это не помогло, увы, избежать по временам поверхностного звука и до конца удержать интонацию. В общем, вышло несколько предсказуемо и стандартно.

Нацухо Мурате, «Золотому Щелкунчику», страх неведом. Напротив, ей присуще ценнейшее качество – «виртуозная отвага», что сразу продемонстрировала третья часть концерта Феликса Мендельсона. Эта малышка – любимица телезрителей и выдающееся скрипичное дарование. У нее природная приспособляемость к инструменту: летучая сноровка левой руки на грифе, прекрасная координация правой. Она, конечно, блестяще обучена в духе русской скрипичной школы. Технологически это сразу заметно в постановке, траектории движения смычка, смене струн, умении использовать и весь смычок, и отдельные его части, в чувстве разного веса смычка в зависимости от глубины звука и штриховых задач. С музыкальной точки зрения мастерство проявлялось в певучести фраз, ведéнии кантилены. Но, вот удивительно, не было при этом ощущения «натаски», каждое действие Нацухо представлялось вполне осознанным, и победила она совершенно честно.

«Серебро» у Данилы Бессонова, представителя музыкальной династии. На первом и втором турах ему аккомпанировал на фортепиано старший брат, победитель классического «Евровидения» ‒ Иван Бессонов. Исполнение финала Скрипичного концерта Макса Бруха, по большей части, было благополучным в интонационном отношении и показало, что Данила наделен ансамблевой чуткостью. У него лучше всех из коллег-струнников сложилось взаимопонимание с аккомпанирующим оркестром, движение музыки передавалось и подхватывалось исполнителем. Жаль только, что некоторые эпизоды прозвучали излишне мягко, разнеженно. Спору нет, побочная партия должна контрастировать с упругим ритмом главной, но все-таки в рамках стиля, не размывая четких контуров фразы. По-моему, это произошло в том числе из-за преувеличенного вибрато, которое компенсировало недостаточное погружение смычка в струну. По всей видимости, это связано с некоторой зажатостью кисти правой руки и плечевого пояса. Если так, то Даниле стоит ее преодолеть.

Струнные дружны с роялем. Среди пианистов третье место, а также «Приз зрительских симпатий» получил Николай Бирюков из ДШИ города Троицка за финал ре-мажорного клавирного концерта Йозефа Гайдна. Здесь можно бы отметить, что Гайдн был сыгран по-детски, но кто подскажет, чего в этой характеристике больше – порицания или похвалы? Одержала верх искренность. Например, небольшие изменения темпа, логические завершения фраз не только были добросовестно выучены, но и по-настоящему прочувствованы. В передаче гайдновской музыки было главное: радость. Хорошо ее сохранить, при любых условиях сберечь любовь к музыке.

Болгарин Ивайло Василев, победивший в номинации, выступил с третьей частью Двенадцатого концерта Вольфганга Амадея Моцарта. В его трактовке (а в данном случае законно употребить это слово) выразилась ранняя зрелость мысли. Маленький артист показал качества, каких недоставало предыдущему участнику. Округлый тон, дифференцированный подход к балансу баса, мелодии и аккомпанемента, живое ощущение метра: мелкие длительности логически объединяются в более крупные, в длинных нотах мыслится внутренняя пульсация, соотношение их определено не механически, по метроному, а чувством музыки. Даже у взрослых музыкантов не всегда отыщешь это необычайно важное свойство. Не случайно в соцсетях о нем писали: «Маленький философ за фортепиано».

Но чтобы понять уровень звучавшего репертуара, достаточно вспомнить, что великий пианист Артур Рубинштейн с гордостью отзывался о Концерте № 2 соль минор Камиля Сен-Санса, как о первом действительно трудном сочинении, которое ему довелось выучить. Именно на этот пробный камень отважился петербуржец Иван Качкин, «Серебряный Щелкунчик», и выдержал испытание, хотя настоящую дерзкую виртуозность ему еще предстоит обрести. Знаменитый финал прозвучал скорее по-шопеновски, с лирической отзывчивостью, чем с «мефистофелевской» жгучей искрой.

Наконец, номинация «Духовые и ударные инструменты» (в финал вышли только духовики). Блестящий потенциал Второго концерта для кларнета с оркестром Карла Марии фон Вебера раскрыла София Мехоношина (Иркутск), второе место. Можно только пожелать, чтобы чудесный инструмент в ее руках звучал еще сердечнее, разнообразнее по колориту, мягче в верхнем регистре, и в этом исполнительнице непременно поможет ее живая музыкальность.

Ивайло Василев, «Золотой Щелкунчик» в номинации «Фортепиано»

Трубач из Москвы Александр Рублёв, обладатель «Бронзового Щелкунчика», исполнил первую часть Концерта Гайдна. Огрехи в звучании отдельных нот повлияли на впечатление от игры, главным образом, от ровности владения крайними регистрами (но ведь в этом и состоит исполнительская сложность – взятие подряд далеких по высоте обертонов – и задача на развитие будущего мастерства). Что же у Александра есть уже сейчас – чрезвычайно приятный голос инструмента в средней тесситуре, яркий, но не резкий, как говорят в таких случаях, «культурный» звук.

Доброе впечатление произвел победитель – Иван Пятков. Во-первых, не часто увидишь саксгорн-баритон в солирующей роли с симфоническим оркестром – прозвучало переложение Концерта для трубы Оскара Бёме, выразительная музыка в стиле позднего романтизма. Во-вторых, мелодические достоинства инструмента были Иваном выявлены сполна, и незначительные ошибки легко прощались, потому что исполнение было необыкновенно основательным, звучание – личностным. Вот это собственное отношение к музыке и к инструменту, подходящему своему исполнителю даже внешне, определило образ выступления и его успех.

Конкурс был телевизионным. По этой причине финальный тур, благодаря стройной организации, прошел компактно. Голосовало жюри, включая дирижера Мишу Дамева, помощника юных артистов за пультом Симфонического оркестра Московской филармонии, в прямом эфире, без приватного обсуждения кандидатур. Могут ли родиться сомнения в тщательности принятых решений? Думаю, в этом случае задача экспертов не была особенно трудна. По крайней мере, мое потаенное, мыслимое распределение мест с выбором уважаемых жюроров ни разу не разошлось.

Еще сомнения: не губительна ли для неокрепших музыкальных сердец конкурсная ответственность и внимание обширной телеаудитории? Развивая метафору из самого начала статьи, вспоминаю, что всякой елочке для правильного развития нужен не только свет, но и бережная тень: ослепительные лучи могут рано обжечь ее и остановить в развитии. Здесь всё индивидуально и предельно деликатно. Но, кажется, наших лауреатов не норовили завернуть в шуршащую пеструю упаковку сенсации, производимой вундеркиндами. И если в «финале конкурсного финала» пришло искушение отнестись к происходящему не до конца серьезно при виде милого предновогоднего зрелища – куколка, принцессы, кавалеры, получившие столько желанных и неожиданных подарков, что уже не удержать в руках, – значит, организаторам удалось заступиться за непосредственность, а это очень и очень ценно!

Без страха смотреть на небо События

Без страха смотреть на небо

На Камерной сцене Большого театра представили «диалог» двух опер послевоенного времени

Пасха. Классика. Туризм События

Пасха. Классика. Туризм

С 1 по 9 мая в Ярославле прошел ХIII Международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета

На тихом морском берегу События

На тихом морском берегу

Владимир Юровский приурочил фестиваль к 50-летию со дня смерти Игоря Стравинского

Второе рождение Александра Невского События

Второе рождение Александра Невского

На фестивале Юрия Башмета в Ярославле отпраздновали 800-летие Александра Невского