Одиннадцать историй из кипарисового сундука История

Одиннадцать историй из кипарисового сундука

История 11. Музей, которого нет

Мы завершаем нашу экскурсию по интересным местам и событиям в жизни композитора И. Ф. Стравинского, которую мы совершали вместе с «Фондом семьи Ф. И. Стравинского и его сыновей».

Мечтой нескольких поколений семьи Стравинских было создание музея Стравинского, в котором отразились бы жизнь и творчество не только знаменитого композитора, но и других выдающихся членов этой семьи. Такого музея не существует нигде в мире — ни в Соединенных Штатах Америки, где Игорь Федорович прожил более тридцати лет, ни во Франции, где впервые прозвучали его самые известные произведения — «Жар-птица», «Петрушка», «Весна священная», ни, наконец, в России, где композитор родился и сформировался как музыкант. К счастью, в семье потомков, остававшихся в России в течение более ста лет, несмотря на вой­ны, революции, блокаду, советское время, сохранялось наследие Стравинских. В результате в «Фонде Ф. И. Стравинского и его сыновей» насчитывается более трех тысяч экспонатов, которые могли бы составить коллекцию уникального музея. Что было бы представлено в таком музее?

В начале экспозиции мы бы увидели историю семьи величайшего композитора Игоря Стравинского: его предков со стороны матери — Анны Кирилловны Холодовской и отца — Федора Игнатьевича Стравинского — представителей старинного дворянского рода. Среди них немало выдающихся деятелей российской истории. Прапрадед композитора Федор Иванович Энгель — действительный тайный советник, проявивший себя на государственной службе и удостоенный наград трех императоров — Екатерины II, Александра I и Николая I. Другой прадед — Андрей Федорович Фурман — декабрист, участвовал в восстании на Сенатской площади. Роман Федорович Фурман — действительный тайный советник, сенатор. Его кузина, Наталья Петровна Литке, приходилась Игорю Стравинскому двоюродной прабабушкой и одновременно родной прабабушкой Сергея Дягилева, связав родством двух величайших гениев ХХ века. Портреты многих из них хранятся в Фонде и могли бы составить замечательную портретную галерею предков композитора.

Далее мы узнали бы о жизни и творчестве самого Федора Игнатьевича Стравинского — знаменитого оперного баса, солиста Мариинского театра. Двадцать пять лет он служил на прославленной сцене и был, по словам Игоря Стравинского, «певцом едва ли не шаляпинского уровня». Он обладал замечательным драматическим даром и создавал незабываемые образы своих персонажей, скрупулезно изучая литературные, исторические и художественные источники. К сожалению, певец был позабыт, и этому есть несколько причин: во времена его сценической деятельности еще не существовало записей голоса, и мы не можем услышать исполнение его партий на сцене. Кроме того, слава его сына Игоря затмила славу отца. Но еще в 1930-е годы все в России, в Петербурге, хорошо знали именно Федора Стравинского, а не Игоря.

Выставка в Доме русского зарубежья имени А. И. Солженицына «Поэтика дома. Стравинские». Москва, 2022

Огромной частью пока несуществующего музея стал бы рассказ о детстве и юности знаменитого композитора, которое прошло в Санкт-­Петербурге. О его учебе, о летних месяцах, проведенных в имениях в Устилуге и Печиски, являвшихся тогда частью Российской империи. Здесь было бы представлено окружение будущего композитора — предметы, обстановка, друзья дома и многочисленные кузены, судьбы которых необыкновенно интересны и оставили свой след в истории.

Далее музей рассказал бы нам о братьях Стравинских: о старшем брате Романе, к сожалению, рано умершем. О самом младшем — Гурии, басе, солисте Народного дома и Мариинского театра. Он исполнял те же партии, в которых ­когда-то блистал его отец. Невероятно интересно сравнение этих двух певцов. Гурий был необыкновенно веселым и общительным человеком, его друзьями были братья Римские-­Корсаковы, Степан Митусов, Дмитрий Стеллецкий, Николай Рерих. Именно он после женитьбы старших братьев оставался главной опорой для матери и сохранял наследие великого отца. Его ранняя гибель на фронте Первой мировой вой­ны стала огромной потерей не только для близких, но и для всей русской культуры. И, наконец, о брате Юрии — выдающемся русском архитекторе. Рассказ был бы посвящен его деятельности в Крыму в должности архитектора Удельных имений Южного берега Крыма, его дружбе со знаменитыми современниками, его непростой судьбе в послереволюционные годы и его работе в Отделе охраны памятников старины при Ленсовете. Жена Юрия Федоровича — художница Елена Николаевна Стравинская, урожденная Новоселова, дочь генерала царской армии, героя Русско-­турецкой вой­ны, была ученицей Яна Ционглинского и работала в его мастерской вместе с Юлией Прошинской, будущей женой Бориса Кустодиева. Замечательный портрет Елены Николаевны работы Ционглинского хранится в Фонде.

Часть экспозиции была бы посвящена внукам Федора Игнатьевича, художникам Федору и Татьяне Стравинским. Федор (Теодор) Стравинский — старший сын композитора. Уехав в 1913 году с отцом из России, он впервые возвратился в родной город, тогда еще Ленинград, в 1974 году и сразу почувствовал себя дома. Он прекрасно, без акцента говорил по-русски, писал письма кузине на русском языке. В России сохранилось лишь две его работы, подаренные ­когда-то сестре Татьяне. Между тем как его творческое наследие в Европе впечатляет. А вот работ скромной художницы Татьяны Юрьевны Стравинской (Добротиной), работавшей в Советском Союзе, милые пейзажи и этюды, Фонд мог бы представить немало. Ее младшая сестра — Ксения Юрьевна Стравинская — известна как автор книги «О И. Ф. Стравинском и его близких». Именно ей во многом принадлежит заслуга возрождения памяти композитора на родине в начале 1960-х годов. Она оставалась единственным близким человеком в Советском Союзе, которого встретил Игорь Федорович в 1962 году во время своего приезда. Она же посетила композитора во Франции в Эвиане в последний год его жизни и оставила об этом подробные воспоминания. Сама Ксения Юрьевна была архитектором, и ее судьба, так же как судьба ее первого мужа, архитектора Алексея Марковича Дукельского, безусловно, заслуживает внимания.

Создать такой музей мечтали все, уже ушедшие члены семьи, хранители этой коллекции в России — Елена Николаевна Стравинская, Ксения Юрьевна Стравинская, Елена Алексеевна Стравинская, Всеволод Петрович Степанов. И это стало работой ныне живущих потомков — Стравинских, Козаченко, Добротиных.

А пока «Фонд семьи Ф. И. Стравинского и его сыновей» принимают с выставками разные площадки: Мемориальный музей А. Н. Скрябина, Российский национальный музей музыки, Дом-музей М. Н. Ермоловой, Музей С. С. Прокофьева, Мариинский театр в Санкт-­Петербурге, Дягилевский фестиваль в Перми, Фестиваль «Мэтр из Ораниенбаума» в Ораниенбауме, Ярославский художественный музей, Дом русского зарубежья имени А. И. Солженицына. Спасибо им всем!

На фото сверху: Экспозиция в выставочном зале «Парк». «Открытое хранение» в рамках акции «Ночь музеев». Москва, 2019
Дрезденские зимы Сергея Рахманинова История

Дрезденские зимы Сергея Рахманинова

Три зимы − с осени 1906 до весны 1909 года − Рахманинов прожил в Дрездене, весной возвращаясь в Москву, чтобы услышать в концертах свои новые сочинения, а на лето уезжая в любимое имение Ивановку в Тамбовской губернии.

Убежище. Музыкальный мир Витольда Лютославского История

Убежище. Музыкальный мир Витольда Лютославского

К 110-летию со дня рождения композитора

Одиннадцать историй из кипарисового сундука История

Одиннадцать историй из кипарисового сундука

История 9. «С обещанием снова увидеться...»

Одиннадцать историй из кипарисового сундука История

Одиннадцать историй из кипарисового сундука

История 8. Друг Митька Стеллецкий