Одним вечером в любимом ненавидимом городе События

Одним вечером в любимом ненавидимом городе

OpensoundOrchestra запустил серию концертов Pulse

Репертуарная политика ограничивает свободу даже в тех случаях, когда открытость манифестируется самой музыкой – актуальной/современной/новой. Это не хорошо и не плохо, узнаваемый репертуарный голос необходим любому коллективу и внутри, и вне институций. Но бывают исключения. Оркестр OpensoundOrchestraисполняет музыку молодых авторов и главные опусы ХХ века, сотрудничает с композиторами академической и неакадемической выкройки (от Павла Карманова до Кирилла Рихтера), коллаборируется с небожителями альтернативы (Земфира) и без снобизма записывает саундтреки к кино и ледовым шоу. Репертуарная всеохватность не лишает оркестр голоса. Образованный музыкантами активно концертирующих коллективов, он умудряется оставаться на ногах и быть востребованным. Возможно, дело в том, что OpensoundOrchestra на редкость эмпатичен – и не только по отношению к музыке (иногда вторичной и при этом не обделенной его вниманием), но и к потенциальным слушателям. На сайте оркестра не найти регалий исполнителей (ведущих музыкантов Москвы), зато можно узнать о том, кто из них любит бургеры, кто – фанат русской бани, кто всегда спокоен как удав, а кто – неунывающий комик. Если же к концерту хочется подготовиться, то оркестр предлагает послушать специально собранный треклист с частичной программой предстоящего вечера.

Тяжелый год OpensoundOrchestra завершает светлым и лаконичным послесловием, парой выступлений, открывающих серию концертов Pulse, с музыкой ныне пишущих композиторов и тех, что стали иконами современной культуры.

В первом концерте в Малом зале «Зарядья» от «икон» представили Симеона тен Хольта и его струнный Palimpsest. Имя голландского минималиста неразрывно связано с его магнум опус Canto ostinato, и даже когда речь идет о других сочинениях, все дороги ведут к нему. Canto ostinato совсем недавно звучало в Санкт-Петербурге, на родине Настасьи Хрущевой, композитора и автора книги «Метамодерн в музыке и вокруг нее». В финальной главе этого аномально красивого научного текста, одинаково глубокого и модного (цитаты его разлетаются на анонсы, а созвездие с обложки светится в инстаграмах метаэстетов), Хрущева называет Cantoostinato манифестом метамодерна – трудно артикулируемого состояния бытия, в котором мы живем или, по крайней мере, жили до коронавируса. «Главным жанром метамодерна становится песня, главной техникой – репетитивность. В этом смысле название – Canto ostinato – повторяющаяся песня – концентрирует в себе оба понятия, становится во всех отношениях программным для эпохи метамодерна…», – пишет автор.

Если Canto ostinato бесконечно экспонирует песню, то Palimpsest – бесконечно завершает ее. В этом смысле звучание сочинения в конце года и, возможно, уже в конце прошлой жизни как нельзя кстати. Это 40-минутное прощание в мажоре, бесстрастное «посидим на дорожку», поддерживаемое непрерывной гармонией завершения, кадансом. Когда на ее фоне затихают инструменты или намечается (но так и не появляется) новая мелодия, то воспринимается это как поворотное событие, выход на финишную прямую – конечно, ложную. Собственно, финала не наступает, да и не может наступить: он длился все это время и, возникнув из ниоткуда, ушел в никуда, просто растворился. В исполнении OpensoundOrchestra редкая фальшь, предательски заметная в условиях повторяемого одного и того же, воспринималась как еще одно событие, а пульсирующее, почти танцующее исполнение музыкантов, игравших стоя, пробудило атавизм страсти. Вышло вполне по-метамодернистски – бесстрастно и страстно одновременно, на грани аффекта, появляющегося и исчезающего, как улыбка Чеширского Кота.

Метафизическую хрупкость Palimpsest опоясывали лапидарные сочинения Габриэля Прокофьева и Игоря Яковенко. Как бы ни абстрагировался Прокофьев от своего знаменитого деда (а слушатель от банальных ассоциаций), на редкость мрачный и скерцозный минимализм струнной пьесы Spheres напомнил ранние «варварские» опусы Сергея Прокофьева. Адепт «понятной» музыки Игорь Яковенко в качестве пианиста исполнил премьеру Tempus для камерного оркестра и фортепиано. Бэкграунд у Яковенко академический, настоящее – скорее джазовое. Свобода профессионала, не отягощенного предрассудками, в Tempus чувствуется – это выверенный по форме, цельный и стильный саундтрек, ждущий своего фильма. Композиционная стройность провоцирует и исполнительскую: безупречный ансамбль струнных подхватил игру ритмов и ни на секунду из нее не выходил. Яковенко выдерживает дозировки эпического пафоса и светлых мгновений, сменяя одно другим практически незаметно, и, по всей видимости, знает, «как это работает».

От заводских пригородов и кладбищ неухоженной Москвы 2000-х к строящимся башням «Москва-Сити», историческому центру и Дому композиторов – таким представляет свой «Любимый ненавидимый город» Павел Карманов в одноименном сочинении, вошедшем в только что изданный диск «Музыка для Алексея Любимова».Оно звучало с соответствующим видеорядом, полное ностальгии, детского восторга и экзистенциальной грусти – как и все «тихие песни» концерта, оставшиеся в тени громкого и уже исторического выступления Ensembleintercontemporain, проходившего этим же вечером, 19 ноября, на фестивале «Другое пространство».

Эмоции, пущенные в слоу-моушн  События

Эмоции, пущенные в слоу-моушн 

Первая оперная премьера Большого прошла на Камерной сцене 

Телетрансляция надежды События

Телетрансляция надежды

1 января 2021 года подарило меломанам всего мира символический знак стабильности: в Золотом зале венского Музикферайна состоялся традиционный новогодний концерт

Развод по-сибирски События

Развод по-сибирски

Почему НОВАТ, расставшись с Ниной Ананиашвили, отделался легким испугом

Объект для Красной книги События

Объект для Красной книги

III Всероссийский музыкальный конкурс по специальности «арфа» подвел итоги: 17-летняя школьница обошла опытных мастеров