Олег Пайбердин: <br>За качество отвечаю Персона

Олег Пайбердин:
За качество отвечаю

Один из лучших российских коллективов, исполняющих современную музыку, ансамбль «Галерея актуальной музыки» празднует десятилетие. К юбилею приурочен тематический концерт коллектива – 21 ноября, в рамках фестиваля «Другое пространство».

Владислава Власова (ВВ) побеседовала с руководителем ГАМ, дирижером и композитором Олегом Пайбердиным (ОП) и выяснила, какая музыка сегодня считается актуальной, может ли исполнитель без технической базы стать Музыкантом, и что нужно слушателю, чтобы понять современные произведения.

ВВ Насколько я знаю, именно «Другое пространство» послужило толчком к созданию ГАМ-ансамбля. Поэтому вы отмечаете юбилей на этом фестивале?

ОП На самом деле все произошло спонтанно. Кто-то из музыкантов или композиторов мне напомнил, что нам исполняется десять лет: «Как вы будете десятилетие праздновать?» А я говорю: «Ой, я забыл».

ВВ Даже так?

ОП Да. Мы не хотели акцентировать внимание на юбилее, поэтому решили сделать концерт в рамках «Другого пространства». А 7 декабря пройдет ретро-фестиваль к 30-летнему юбилею АСМ. Там мы тоже отметим свою дату.

ВВ По какому принципу вы отбирали программу для концерта на «Другом пространстве»?

ОП Мы с композитором Антоном Сафроновым придумали название: «10 GAME’s! / 10 ГАМовских!», подразумевающее десять ГАМовских лет и десять ГАМовских композиторов.

На наших концертах часто присутствуют неожиданные и противоположные вещи, своего рода подготовленные провокации: сопоставимость несопоставимого. Я думаю, что контрасты способствуют яркому восприятию и «проявляют» для слушателя каждое произведение в программе. Когда все композиции одного плана – страдает весь концерт. Снижается слушательское внимание, и даже сильные сочинения могут затеряться в контексте одного и того же.

ВВ Как изменилась музыка за десять лет существования коллектива? Можно ли сейчас говорить о каких-то композиторских, музыкальных, исполнительских тенденциях?

ОП Сейчас совершенно нет каких-то заданных тенденций. Из-за огромного количества разнонаправленных вещей нельзя сказать: вот это современно, а это не современно. Все зависит от замысла, подачи, формы. Единственное, на что стоит обратить внимание в плане тенденций, – это звук и его подача. Современный звук – это изменчивость, как главный принцип. Это развертывание звучания: ты никогда не знаешь, чем оно закончится, куда уйдет. Звук может нивелировать или, наоборот, стать жестче, или к нему подсоединится еще что-то. Композитора интересно слушать, когда он понимает современные тенденции звучания.

ВВ В XX веке «Время вперед» Свиридова стало произведением, которое удачно, по многим взглядам, характеризует целую эпоху. Появилось ли сейчас какое-то сочинение, которое можно было бы назвать саундтреком XXI века?

ОП Я бы взял «Весну священную» Стравинского и «залиговал» с XXI веком. Вот как тогда был запущен этот фейерверк, так до сих пор его брызги разлетаются. Это квинтэссенция незаурядной силы, живая субстанция, которая облачена в классические формы. Это дало импульс современной музыке в отношении к ритму, звуку, красочности, тембру. Отношение к ритму как к тематизму очень хорошо видно в альтернативной музыке. Музыка XXI века – это продолжение музыки XX века. Посмотрим, как это все будет развиваться дальше.

Живое исполнение должно стать событием

ВВ ГАМ-ансамбль работал с разными композиторами-резидентами. Кто вам ближе, с кем предпочитаете сотрудничать?

ОП Мне нравится, когда композиторам действительно интересно наше сотрудничество, когда они не воспринимают исполнение своей музыки как должное. Помню, учась на первом курсе консерватории, я написал струнный квартет. Исполнили его только через два года. Для меня это стало огромным событием, я испытал шок от звукового шквала струнных. А сейчас человек одну ноту написал – и его тут же исполнили. Для многих молодых современных композиторов концерт – это просто пунктик в их резюме. Но живое исполнение должно стать событием.

ВВ Что для вас означает понятие «актуальная музыка»?

ОП Я вкладываю в это определение значение сиюминутности, чего-то только что созданного, не несущего в себе никаких дополнительных смысловых и интерпретаторских нагрузок.  Нет традиций исполнения того или иного произведения – и никто не может предъявить претензии на эту тему. Это ответственная позиция не только для исполнителя, но и для слушателя. Ему уже нельзя, например, переложить свое непонимание на чужие плечи: мол, мне сказали, что это плохо и т.д.

ВВ Нужны ли слушателю для восприятия, понимания актуальной музыки базовые музыкальные знания?

ОП Нужен только умный человек. Ум – это не значит, что человек знает все, но он все пропускает через себя и делает выводы. Если ты чего-то не понимаешь, то не обвиняешь в этом художников или музыкантов. Ты самостоятельно ищешь ключи, задаешься вопросами: «А почему это мне не близко?» То есть ты доводишь непонятные вещи до логического завершения. Когда ты понимаешь, почему это произведение – не твое, но оно может быть хорошо для кого-то, тогда это абсолютно нормальное явление.

ВВ А современному музыканту хватает базы, которую он получает за годы обучения? Насколько важна практика исполнения современной музыки для молодого исполнителя?

ОП Практика очень нужна. Но необходимо, чтобы человек технически мог играть и классическую музыку. Есть ансамбли, которые «могут» играть только современную музыку. Они прикрываются новыми звучаниями, но, когда в партитуре появляются, например, интонационные вещи, открытые инструментальные звучания, которые надо четко исполнять, выясняется, что они этого делать качественно не умеют. Есть музыканты, которые интересны сами по себе, как это часто бывает в джазе или рок-музыке. Они играют своим звуком, у них есть свои композиторы, но это не универсальные музыканты.

Но в целом сегодня уровень исполнения современной музыки достаточно высокий, и нет такого отторжения, какое, например, было в 1990-е годы, когда только один ансамбль мог играть современные партитуры. За тридцать лет виден прогресс, потому что очень много современной музыки играется, много фестивалей устраивается, в учебных заведениях ей уделяется внимание.

ГАМ-ансамбль по большому счету – антреприза

ВВ У ГАМ-ансамбля есть свой фестиваль актуальной музыки. В чем его принципиальное отличие от «Другого пространства»?

ОП Фестиваль ГАМ-ансамбля – более камерное мероприятие, там участвуют небольшие составы. Он устраивается спонтанно: если складывается (программа, концепция, ансамбли, финансовая поддержка), то мы делаем фестиваль. Пока что мы провели его всего два раза, хотели третий, но из-за пандемии не получилось.

Вообще, из-за карантина этот сезон для нас начался только 7 октября оперой «Математик», в начале ноября отыграли оперу DARK («Темнота») Дмитрия Мазурова, а сейчас готовим оперу «Апноэ» Алины Подзоровой. Если дальше будут отмены концертов, возможно, стоит сместить все программы на весну-лето, как было в этом году.

ВВ Некоторые пытаются в онлайн-пространстве развиваться.

ОП Музыка узкой направленности интересна очень ограниченному числу людей… Вирус, получается, влияет уже на формы искусства. Например, у «Другого пространства» пришлось скорректировать программу: большие составы, которые были заявлены изначально, не разрешены. Но в этом есть свои плюсы. Поднимается другая, менее известная камерная музыка, которая вообще не исполняется для широкой аудитории. Также будут развиваться жанры, связанные с открытым пространством: вокруг сцены, в лесу, еще где-то. Вижу именно такое концертное будущее – где будет меньше закрытого пространства.

ВВ Несколько лет назад вы говорили о проблеме финансирования. Удалось ее решить?

ОП У нас нет никакой зарплаты, ГАМ-ансамбль по большому счету – антреприза. На данный момент мы сотрудничаем с лабораторией «КоOPERAция». Обычно мы играем на фестивалях, которые поддерживают какие-то институции, государство.

В разных проектах ГАМ-ансамбль финансово поддерживали Московская филармония, Музыкальный фонд Эрнста фон Сименса (Германия), Швейцарский совет по культуре Про Гельвеция, Союз композиторов. При этом постоянных спонсоров у нас пока нет. Но могу точно сказать: Галерея актуальной музыки – один из лучших профессиональных ансамблей у нас в стране. Я это говорю, потому что знаю своих музыкантов, могу нести ответственность за отношение к исполнению. За качество отвечаю.

ВВ Многие разделяют ваше мнение, считая, что ГАМ-ансамбль быстро вырос, выделился и стал самым авторитетным российским исполнителем современной музыки. По вашим ощущениям, за десять лет вы достигли той планки, которую ставили изначально для себя?

ОП Когда формируешь программы, исходишь из личного исполнительского, слухового и композиторского опыта. Благодаря тому, что сам композитор, могу определить, где, условно говоря, «лабуда», прикрытая техникой, а где реально интересная музыка. Это даже на интуитивном уровне происходит: сразу слышно, можно ли произведение классно исполнить, с особенным звуком или нет.

ВВ В какую сторону планируете развиваться дальше?

ОП Хочется добиться свежего звучания ансамбля, поэтому стараемся сочетать такие инструменты в ансамбле, как электрогитара, контрабас, виолончель, скрипка, саксофоны, флейты, ударные, фортепиано и электроника.

Филипп Селиванов: <br>В Геликоне возможно все! Персона

Филипп Селиванов:
В Геликоне возможно все!

Марко Никодиевич: <br>Сегодня музыкантам нужен живой контакт со слушателем Персона

Марко Никодиевич:
Сегодня музыкантам нужен живой контакт со слушателем

В своем творчестве композитор Марко Никодиевич с легкостью соединяет акустические инструменты и электронику, симфонический оркестр и эстетику техно.

Владимир Юровский: <br>Мы руководствовались принципом «спасать» композиторские имена Персона

Владимир Юровский:
Мы руководствовались принципом «спасать» композиторские имена

Сегодня в Московской филармонии открывается фестиваль актуальной музыки «Другое пространство».

Станислав Малышев: <br>Исполнение живой музыки в ближайшие лет сто ничто не заменит Персона

Станислав Малышев:
Исполнение живой музыки в ближайшие лет сто ничто не заменит