Ольга Жукова: <br>Мы не торопимся анонсировать планы нового сезона Персона

Ольга Жукова:
Мы не торопимся анонсировать планы нового сезона

Весна – время объявления планов на новый сезон в театрах, продажа абонементов в концертных организациях. Пока руководители заняли выжидательную позицию: что день грядущий нам готовит – не знает никто. Евгения Кривицкая (ЕК) расспросила генерального директора Концертного зала «Зарядье» Ольгу Жукову (ОЖ), какова стратегия планирования сегодня, ждать ли столичным меломанам иностранных артистов и не пора ли менять привычные форматы проведения концертов.

ЕК Ольга Эдуардовна, в начале сезона мы волновались, вернутся ли зрители в зал. Как сейчас обстоит дело?

ОЖ Зритель к нам пошел, «Зарядью» грех жаловаться – мы разрешенную квоту посещаемости заполняем. Но расслабляться рано, мы не знаем, что будет дальше. Как, например, сложится ситуация с привозом иностранных коллективов. Раньше  планы расписывались на пять лет вперед, а теперь мы живем завтрашним днем. Из-за этого не торопимся объявлять пока афишу четвертого сезона зала «Зарядье»: есть много договоренностей, но мы действуем аккуратно и пошагово.

ЕК Как вы считаете, мы вроде бы стремительно возвращаемся к прежней жизни, все испытания позади?

ОЖ Я бы не была так оптимистична. Пока не сформируется глобальный иммунитет, эпидемия не закончится. Каждый день ситуация меняется, мы не застрахованы от новых витков пандемии. Я уже не говорю про другие страны, где локдаун на локдауне. В конце января в «Зарядье» выступал органист из Германии Винфрид Бёниг – он был просто в шоке от того, что у нас все открыто, что он смог пойти поужинать в ресторан, погулять спокойно по улицам. Он, приехав в Москву, оказался словно в другом измерении. Да, Россия находится в лучшем положении, чем весь мир. В Москве пока допускают в залы 50 процентов публики, в Петербурге – 75, где-то даже 100 процентов. Мы работаем, но, повторюсь, оптимизм преждевременен.

ЕК Если все так неопределенно, то ждать ли нам иностранных артистов будущей осенью?

ОЖ Да, мы готовы принимать солистов-инструменталистов, дирижеров, органистов, певцов. Я хочу поблагодарить за помощь в этом и Министерство культуры РФ, и МИД. А вот привозить оркестры, хоры – я сомневаюсь, что это целесообразно даже с экономической точки зрения.

ЕК Мы с вами присутствовали в Сочи на серьезной конференции, где обсуждались все эти вопросы, и в том числе – необходимость использования возможностей цифровых технологий, трансляций. Как обстоит с этим дело в «Зарядье»?

ОЖ Онлайн-трансляции – тоже часть нашей работы. Конечно, в первую очередь мы нацелены на офлайн-концерты, но и онлайн-трансляции для нас важны, теперь это – единый процесс. Люди по разным причинам могут не дойти до зала: из-за стоимости билета, командировки в другой город, болезни или чего-то иного. Наша задача, чтобы зритель мог увидеть и услышать любимого артиста. И, безусловно, мы рассматриваем трансляции как способ продвижения нашего зала, в просветительских целях. Речь идет о продвижении не только в России, но и на мировом пространстве. Статистика показывает, что порядка 20 процентов зрителей нас смотрит за рубежом.

ЕК Как вы технологически обеспечиваете съемку?

ОЖ Собственными силами. У нас есть прекрасное оборудование – зал «Зарядье» обеспечен всем необходимым: камеры, коммутация, интернет.

ЕК Если гипотетически во время следующего Конкурса имени Чайковского одну из номинаций предложат проводить у вас, вы сможете обеспечить сигнал для Medici.tv?

ОЖ Конечно. Мы уже сотрудничали с ними, тут никаких проблем нет. Мы ведем наши трансляции на многие ресурсы: на наш YouTube-канал, соцсети, отдаем по договоренности на портал «Культура.рф», в проект «Русские сезоны». Просто для Конкурса Чайковского нужны ПТС, режиссерская съемка – но это все, безусловно, решаемо при необходимости.

ЕК Вернемся к разговору о будущем сезоне. Наверное, для вас пандемия не так болезненно скажется, поскольку с самого начала вы отказались от системы абонементов. Вы предлагаете зрителю серии, маркированные единым хештегом, но ведь билет на каждый концерт можно купить и отдельно в любой момент?

ОЖ Да, либо набрать несколько концертов и получить скидку. Наша система предполагает вариативность для слушателей, которые могут выбрать себе все, что захотят. В этом главное отличие от абонементной системы, где всегда есть что-то «в нагрузку». А зачем заставлять людей брать то, что им не нужно? У нас большой процент молодежи в зале, мы хотим их привлекать, заинтересовывать. Им нравится возможность совместить прогулку в парке и поход на концерт, провести активный культурный досуг в современном месте. Это та публика, которая, как мне кажется, пока сторонится консерватории или филармонии – другая аудитория, для которой хэштеговая система, где есть свобода выбора, ближе, понятнее.

ЕК Сейчас вы запустили серию «Все симфонии Шостаковича». Почему именно этот композитор, ведь в этом году есть еще юбилеи Прокофьева, Мясковского – тоже крупных симфонистов.

ОЖ Я люблю Шостаковича, это «мой композитор» и мой выбор в данном случае. Мне хотелось собрать полную коллекцию, показав при этом панораму российских симфонических оркестров и дирижеров.

ЕК Цикл имеет серьезное информационное сопровождение, лекции перед каждой программой.

ОЖ Даже не ожидала такого безумного спроса, того, что люди хотят знать подробности про симфонии: когда, где написаны, что писалось наряду с этими произведениями, что происходило в этот момент в жизни Шостаковича. Я вообще вижу, что лекционный формат востребован: у нас есть образовательный цикл «Музыка в пространстве», есть концерты-лекции, где сами артисты общаются с публикой и рассказывают о произведениях – это все пользуется популярностью. А возвращаясь к предыдущему вопросу – я думала про Прокофьева, но количественный показатель сыграл свою роль: пятнадцать против семи симфоний, это весомее, красивее, по энергетике более мощно. Мы привлекли весь цвет отечественных исполнительских сил, и скажу, что проект стал некой объединительной историей для наших музыкантов.

ЕК Вижу, что Шостаковича играют региональные коллективы – на каких условиях они приезжают?

ОЖ Только что Одиннадцатую симфонию сыграл Новосибирский академический симфонический оркестр с Томасом Зандерлингом за пультом: сочинение прозвучало потрясающе, зал стоял, как говорится, «на ушах». Оркестр в прекрасной форме, и очень здорово, что их приезд поддержал регион. Мы имеем возможность заплатить гонорар за выступление, но дорогу берут на себя местные власти – все министерства культуры поддержали этот проект.

Симфония на счастье

ЕК Кто еще участвует из региональных коллективов?

ОЖ Уральский филармонический оркестр, Красноярский.

ЕК Как у вас возникают идеи новых программ и циклов?

ОЖ Из «воздуха» (улыбается). Я человек достаточно креативный, мне хочется постоянно что-то придумывать. Впереди, к примеру, большой проект к 90-летию Микаэла Таривердиева – надеюсь, получится тоже круто. Я этим живу – на мне не только административно-хозяйственные функции, но и продюсерские. По должности я генеральный директор, но занимаюсь всем, и мне это очень интересно.

ЕК А каковы ваши личные предпочтения в классике?

ОЖ Люблю всю музыку, хотя как слушатель, вероятно, предпочитаю барокко. Это как раз не совсем российская стезя, поэтому без зарубежных гастролеров не обойтись. Хотя я уважаю российский оркестр Pratum Integrum, хоровой ансамбль «Интрада». Но в «Зарядье» должна звучать и опера, и симфонические, и камерные программы… Для этого и построен наш зал – тут должны выступать все, кто связан с классикой.

ЕК Вы следите за качеством художественного продукта, если выразиться казенным языком?

ОЖ Постоянно захожу на репетиции, концерты или слежу по трансляции. У меня установлено приложение в телефоне, и я могу, даже находясь в другом городе, слушать наши концерты. Мне важно иметь свое мнение, особенно если артисты выступают у нас первый раз, – чтобы понимать перспективы.

ЕК Есть ли планы по развитию зала?

ОЖ Есть, но мы объявим их вместе с анонсом нового сезона. Чуть позже. Мы постоянно развиваемся, но не забывайте – нам всего четвертый год. И в пандемию, наверное, было гораздо сложнее, чем коллегам из других концертных организаций с большой историей, наработанной репутацией. Ведь когда грянули ограничения, мы фактически отработали только полтора сезона. Да, это был вызов, но мы выдержали его, получив интересный опыт.

ЕК Как раз год назад состоялось открытие органа. Как поживает король инструментов?

ОЖ Очень хорошо, это популярное направление, не только в плане концертов, но и органных экскурсий. Напомню, что у нас есть три типа экскурсий:  обзорная по всему залу; технологическая, во время которой показываем трансформацию зала; и органная – спрос на нее за это время сильно возрос. Мы начинали сеанс с  20 человек, теперь – 40 посетителей. Проводим каждые выходные, и билеты раскупаются моментально. Ее ведут наш главный органист Лада Лабзина вместе с мастером Игнатом Изотовым: люди сидят прямо на сцене, рядом с игровой кафедрой, на мониторах показывают внутреннее устройство органа – можно задать вопросы и, конечно, послушать музыку.

ЕК Да, это действительно эксклюзив: в Москве немало площадок с интересными инструментами, но ничего подобного не проводится.

ОЖ У нас есть своя «фишка» и на органных концертах. Мы придумали специальный органный занавес, на котором «картинка» воспроизводит исторический занавес ленинградского БДТ: его нам «реконструировал» Павел Каплевич. А сам занавес – интерактивный, на него во время концерта транслируются крупные планы рук и ног органиста. Так что зритель, где бы он ни сидел, видит, как работает артист.

ЕК Это очень прогрессивный подход. То есть вы не считаете, что трансляции отвлекают людей от восприятия музыки?

ОЖ Мы же не в католическом храме, а в светском концертном зале. Должен быть какой-то «экшен», событийность. Если, предположим, зрителя видеоряд отвлекает, то он может закрыть глаза и медитировать. Но уверяю вас, наблюдать за действиями органиста крайне интересно, и всем это нравится.

ЕК Мы затронули важную тему: как меняются представления о том, каков должен быть формат концерта. Недавно у вас выступал Теодор Курентзис с театрализованной программой почти мистериального плана.  Стоит ли двигаться в таком направлении?

ОЖ У каждого, разумеется, свой путь. То, что делает Теодор, не делает никто. Я  рада, что он использует мощности нашей  площадки. Такое редко случается – тут надо придумать концепцию, «поиграть» с возможностями зала-трансформера. Теодор убрал сцену, разделил пространство на три зоны, сделав необычное расположение музыкантов оркестра. Кстати, в условиях 50-процентной рассадки мы не потеряли экономически, убрав кресла партера. Я – за необычные пространственные решения, но не все готовы к поискам: гораздо проще просто посадить оркестр и сыграть симфонию.

ЕК До того, как вы пришли на пост генерального директора зала «Зарядье», вы как раз занимались проведением концертов, мероприятий как продюсер – как глава компании «Содружество» (ныне – «Росконцерт»), до этого как заместитель директора Департамента Министерства культуры РФ, где вы курировали многие серьезные проекты – культурную программу Олимпиады в Сочи, Конкурс Чайковского и так далее. То, что узнали, будучи «по ту сторону баррикад», теперь работает на вас?

ОЖ Конечно. За это время состоялось много разных статусных проектов, и с участием первых лиц нашего государства. Я объездила весь мир, знаю большое количество площадок, музыкантов, коллективов, мне есть с чем сравнивать, и этот бесценный опыт только помогает мне.

Александр Колотурский: <br>Нужно создавать молодежные оркестры Персона

Александр Колотурский:
Нужно создавать молодежные оркестры

Кит Армстронг: <br>Музыка – это зеркало, отражающее взаимоотношения с людьми Персона

Кит Армстронг:
Музыка – это зеркало, отражающее взаимоотношения с людьми

Джованни Антонини: <br>Булеза мы не сыграем никогда Персона

Джованни Антонини:
Булеза мы не сыграем никогда

Среди наиболее долгожданных гостей Московской филармонии в нынешнем году – ансамбль Il Giardino Armonico (IGA) и его бессменный лидер, флейтист и дирижер Джованни Антонини.

Корнел Фекете-Ковач: <br>Творцам не нужно работать с оглядкой на жанровые рамки Персона

Корнел Фекете-Ковач:
Творцам не нужно работать с оглядкой на жанровые рамки

12 октября в Москве и 14 октября в Санкт-Петербурге пройдут концерты венгерского ансамбля Modern Art Orchestra