ОН ТАКОЙ ОДИН Персона

ОН ТАКОЙ ОДИН

ВАЛЕРИЮ ГЕРГИЕВУ — 70!

«Такой величины я, наверное, не встречал. То, что совершено этим человеком, — это целая эпоха. Наша страна, наша культура обязаны ему очень многим. Гергиев — это наша гордость, наше достоинство. Я считаю, он настоящий герой», — так говорил Дмитрий Хворостовский о Валерии Гергиеве в апреле 2013-го, накануне 60-летия дирижера. Думаю, под этими словами подпишутся очень и очень многие: его семья, друзья, коллеги — артисты и музыканты, журналисты, критики, партнеры, спонсоры, руководители и сотрудники театров и залов, где он выступал… А также мэры, губернаторы, политики, бизнесмены, руководители нашей страны (как, впрочем, и элита многих других стран). Ну и, самое главное, публика.

Если человек талантлив, то талантлив во всем. Если бы он не стал выдающимся дирижером, то наверняка — звездой футбола, который он всегда любил. А если не футболистом — то преуспевающим менеджером: Гергиев ведь не только худрук, но и директор огромного Мариинского театра. И для коллектива его деловые качества немаловажны.

Если бы он не стал выдающимся дирижером, то наверняка — звездой футбола, который он всегда любил.

С ним считаются, советуются, к нему прислушиваются, ведь это крупнейший музыкальный деятель страны, благодаря которому мы много чего имеем и даже не замечаем этого. Во-первых, это мощнейший Мариинский театр, точнее, целая империя из двух театральных и двух концертных зданий в Санкт-Петербурге с филиалами во Владикавказе и Владивостоке. Репертуар Мариинского поистине необъятен, многое в афише уникально — например, тетралогия Вагнера «Кольцо нибелунга», все пятнадцать опер Римского-Корсакова, все симфонии Прокофьева, Шостаковича и многое другое. Еще в 1990-е он создал фестиваль «Звезды белых ночей», на который в Питер едут специально, потому что в афише всегда главные акценты театрального сезона, highlights.

А его Пасхальный фестиваль, приучивший регионы к высокой исполнительской планке! Это беспрецедентное ноу-хау, когда оркестр со своим шефом колесит по стране, по большим и малым городам, на чартерном поезде (иногда и самолете), выступая каждый день в новом городе, а иногда давая в день по нескольку концертов.

А строительство и реконструкция концертных залов и музыкальных театров нового поколения, в которых главное внимание — акустике! Не кто иной, как именно он дал старт этому движению в России. Начал с себя: инициировал в 2006 году возведение Концертного зала Мариинского театра (Мариинки-3) — по сути, первого акустически эталонного зала в России ХХI века. И — процесс пошел. С его легкой руки или при его участии появились: зал Омской филармонии, Мариинка-2, Камерная сцена Мариинского театра имени Рахманинова, «Зарядье», зал филармонии Владикавказа, строится зал в «Сириусе». Ну и многие другие залы планируются или уже возникли на этой же волне.

А еще он создал лейбл «Мариинский», фиксирующий все самое значительное, что происходит в театре и оркестре. Причем записи делаются студийные, высочайшего качества, чаще всего на своей площадке (МТ-3), которая идеально подходит для звукозаписи.

Именно он поднял с колен Международный конкурс имени Чайковского, вернул ему былую славу и престиж. Обратил внимание всей страны на детское хоровое пение… Да и вообще всегда поддерживает молодые таланты — это один из его главных приоритетов: именно в Мариинском театре была в 1998 году впервые в стране создана Академия молодых певцов (руководитель — Лариса Гергиева).

Ну и еще не могу не отметить его трепетное отношение к русской музыке, к наследию. Он затеял проект, который условно можно назвать «концертами на родине композиторов». Выступал на родине Чайковского в Воткинске, на родине Римского-Корсакова в Тихвине, на родине Рахманинова в Великом Новгороде, в этом году — впервые — с оркестром едет в Ивановку (это хотя и не родина Сергея Васильевича, но одно из главных мест его жизни).

Обычному человеку трудно понять, как все это можно совмещать, — а ведь он успевает еще смотреть кино и футбол, слушать музыку, читать, общаться с семьей и друзьями. Мало кто знает, но Валерий Абисалович — душа компании, непревзойденный тамада, человек с невероятным чувством юмора.

Мне повезло общаться с маэстро Валерием Гергиевым (ВГ) более двадцати лет, встречаться с ним в разных городах и странах, в разных концертных залах и театрах. Разговаривать. Записи этих бесед, встреч, конференций и интервью, начиная с 2002 года, каким-то чудом удалось сохранить.

Фото: Михаил Вильчук

Мариинский театр, июнь 2002 года, в связи с концертным исполнением «Повести о настоящем человеке» Сергея Прокофьева (в рамках фестиваля «Звезды белых ночей»). Как известно, эта опера с несчастливой судьбой тогда не шла нигде, да и сейчас поставлена только на Приморской сцене Мариинского театра. Гергиевское исполнение стало для меня открытием — одним из многих «великих открытий», которые я совершила благодаря ему. С каким тщанием он представил эту непростую многослойную музыку своего любимого Прокофьева! И как интересно прокомментировал эту работу!

ВГ Мы не можем не показать самое неизвестное произведение самого известного композитора ХХ столетия — а я таковым считаю Прокофьева, учитывая бешеную популярность его Классической симфонии, балета «Ромео и Джульетта» и многих других сочинений. Мне кажется, это и своеобразный курьез фестиваля, и самая сенсационная его часть, но вместе с тем и самый серьезный его проект. Потому что мы занимаемся именно тем, чем и должен заниматься фестиваль: открываем белую страницу, стараемся восполнить пробел…

Ведь и с «Семеном Котко» было тоже все не так однозначно (поставлен в Мариинке в 1999 году. — О.Р.), но «Котко» победил, победил триумфально, и я не вижу равнодушных. А третий акт — совершенно гениальный: по музыке, по трагизму. Теперь мы везем спектакль в Нью-Йорк.

Думаю, что «Повесть о настоящем человеке» не претендует быть произведением такого же масштаба и размаха, как третий акт «Семена Котко», но это очень любопытный и провокативный опус. Мы должны ответить на вопрос: поднимает ли композитор лапки перед этой машиной, которая идет на него, в случае, если он не будет считаться с ее интересами? Машиной, которую создавал Сталин и его министры? Или там все-таки есть секретный код, секретный месседж? Я считаю, что и в кантате «ХХ лет Октября», и в «Котко», и здесь есть такой саркастический карандаш, который надо услышать, а потом и увидеть на сцене.

Думаю, сегодня мы не можем заставить это произведение трепетать проблемами начала XXI века.

…Летчик пытается спасти свою жизнь. Такой была действительность, таким был лик советского искусства, очень мощный, кстати. А дальше все зависит от умения композитора, от того, как написать. Поэтому любопытство мое адресовано не Катаеву (в случае с «Котко»), не Полевому, а Прокофьеву. Я страстный поборник этого композитора…

Валерий Гергиев: Когда я бываю в Байройте и Зальцбурге, сразу думаю – а что же мы, в России?

Екатеринбург, Свердловская филармония, май 2005 года. В дни IV Московского Пасхального фестиваля его худрук рассказал о том, как возникла и была воплощена эта идея. Но говорили, конечно, не только об этом.

ВГ Для меня это возвращение в город, где состоялся мой первый опыт работы с профессиональным коллективом, где я получил свою первую в жизни трудовую книжку — это было почти тридцать лет назад, когда я был студентом третьего курса. Я не хочу преувеличивать своей роли в истории Свердловской филармонии и ее оркестра, но свою малюсенькую роль я тут сыграл. Со мной выступали тогда Соколов, Татьяна Николаева, Гаврилов… И теперь, находясь здесь, я испытываю волнение…

…А что касается Московского Пасхального фестиваля, то он уверенной поступью идет в регионы. В прошлом году все наши силы были направлены на исполнение «Жизни за царя» в Костроме, другие концерты в городах вокруг Москвы. Это была проба. Сейчас уже мы выступили в Ханты-Мансийске, Челябинске, даем два концерта здесь.

Вы спросили о том, как родился этот проект. Многое ведь зависит от личности. Я не говорю о себе как о крупномасштабной личности, но именно я смог за минуту телефонного общения с мэром Юрием Лужковым предложить ему идею, которая ему была интересна, и он не смог ответить словом «нет». Все мы помним празднование 850-летия Москвы. Я должен был дирижировать главным юбилейным концертом. Потом был банкет, общение, и я сказал Лужкову: «Не дело, что Москва принимает артистов со всего мира, при этом Мариинский театр не выступал в столице с 1983 года, то есть четырнадцать лет. Но дело даже не в этом, а в том, что мы за это время раз сто выступили в Нью-Йорке». Он был потрясен и сразу сказал: «Давай. Что будем делать?» Я предложил обменные гастроли Мариинского и Большого театров. Он буквально «бульдозером» пробил этот проект. И через несколько месяцев мы уже выступали в Большом театре (1998). Было огромное скопление публики, присутствовал президент.

Это были огромные стратегические решения, которые обозначили в российской культуре перелом: от отсутствия какой-либо логики, мысли, желания, энергии выход к совсем другим горизонтам. А окончательный взнос в построение здания, которое прочно символизирует общение московской и петербургской традиций, внес именно Московский Пасхальный фестиваль. Ведь это не что иное, как резиденция Мариинского театра в Москве плюс приглашенные коллективы, выдающиеся солисты. Мы нормализуем то, что было разрушено — частично или полностью — процессами, которые начались двадцать лет назад.

Валерий Гергиев на церемонии закрытия XXII зимних Олимпийских игр в Сочи. Фото: Григорий Сысоев/РИА Новости

Национальный центр исполнительских искусств, Пекин, декабрь 2007 года. Открывать футуристическое здание в центре китайской столицы, похожее на гигантскую летающую тарелку, окруженное со всех сторон искусственным озером (проект французского архитектора Поля Андрё), с тремя залами, пригласили Валерия Гергиева с солистами, хором и оркестром Мариинского театра. Несколько дней подряд давали «Князя Игоря» Бородина в постановке 1954 года (возобновленной в 2001-м), что для китайцев было, конечно же, в диковинку. А еще сыграли концерты. И все это происходило накануне летней пекинской Олимпиады-2008.

ВГ Открывать новый театр — огромная честь и ответственность, но в то же время и чувство опасности и риска. Китайские коллеги не имеют опыта работы на этой сцене, поэтому мы привезли большую команду специалистов из Петербурга. Сейчас мы эти проблемы преодолели. Еще одна трудность — большие размеры оперы, это четырехчасовой спектакль, который в нашей версии идет с одним антрактом. Я пошел на вариант великой русской оперной классики в ее традиционном наряде, потому что мы не являемся поклонниками только лишь переиначивания сюжетов (хотя такая тенденция среди режиссеров есть). Тем не менее все это более чем непривычно для китайской публики, однако она с интересом воспринимает спектакль, билеты все проданы.

Понятно, что в этот Центр вложены большие ресурсы. Думаю, игра стоила свеч: китайцы получили один из самых крупных музыкальных центров в мире. И наш приезд сюда если и не стал политическим событием, но привлек внимание большого количества политических фигур, которые присутствовали в зале (а это председатель КНР в то время Ху Цзиньтао, его предшественник и инициатор проекта Цзян Цзэминь и многие другие. — О. Р.). Наши гастроли здесь — это наше творческое приношение и пожелание успехов старшего по возрасту театра — молодому.

Воткинск, апрель 2015 года. 175-летие Петра Ильича Чайковского стало важнейшей датой для Валерия Гергиева, и в афише Пасхального фестиваля впервые тогда появилась родина композитора — Воткинск. Вечером дали концерт в местном ДК «Юбилейный», а днем все без исключения оркестранты и, конечно же, сам маэстро отправились в Дом-музей композитора. Я помню, как маэстро занес ручку над Книгой почетных гостей, выдержал паузу и, наконец, написал: «Оркестр Мариинского театра впервые в Воткинске — это волнующее событие для всех нас… Давайте хранить и приумножать то драгоценное, что связано с жизнью и творчеством этого гения России, великого Петра Ильича Чайковского! Спасибо Вам за Ваш труд и бережное внимание к этому святому Дому». Мне показалось, что он был взволнован до слез.

ВГ Мы, конечно, и театр Прокофьева, и театр Стравинского, и театр Мусоргского, но в очень большой степени мы театр Чайковского. В Санкт-Петербурге он провел значительную часть своей жизни, создал для Мариинского театра многие произведения, которые впервые были представлены тогдашней публике. Весь музыкальный мир знает, что и рождение «Щелкунчика», и «Пиковой дамы», и «Иоланты», и «Спящей красавицы» — результат его творческой дружбы с Мариинским театром. Надеюсь, мы будем хранить, как священный огонь, эти изумительные традиции и огромные богатства, которые завещал России и всему миру Петр Ильич…

…Чайковский — наш кормилец. Кормилец в том смысле, что если бы нам захотелось выступить на Луне, то и там просили бы Чайковского… Все переговоры о гастролях в любой стране сводятся к тому, что заказывают «Лебединое озеро» — и чем больше, тем лучше. Только после этого обсуждают что-то еще.

Мариинский театр-2, 3 мая 2013 года (разговор за сценой после спектакля «Иоланта»). Накануне, в день 60-летия Валерия Гергиева, открылась Новая сцена Мариинского театра (Мариинка-2), а днем 3 мая дали «Иоланту» с Анной Нетребко в главной роли. Возможно, это была лучшая «Иоланта» в моей жизни. Маэстро был очень доволен и неожиданно откровенен.

ВГ Во-первых, я думаю, что это едва ли не лучшая опера Чайковского. А во-вторых, когда я дирижирую этой оперой, я все время думаю о том, как писал бы Петр Ильич, если бы прожил еще десять лет. Он так менял свой язык, настолько изменил свои принципы оркестровки, структуру оперы. Не передать словами. Мне кажется, он ушел бы так далеко ввысь! Ему ведь было всего 53 года. Ужас! Я все время об этом думаю.

Ижевск, апрель 2015 года. И еще о русских композиторах, которым, как говорит маэстро, «мы обязаны едва ли не всем». Он много делает для того, чтобы их произведения не пылились на полках, чтобы их слушали, знали.

ВГ Многие в России понимают, что у нас особая страна, особая культура. Мы нашу страну, нашу культуру именно такими любим и стараемся нести миру. Кто-то из наших классиков появился на свет раньше — как Глинка, кто-то позже — как Чайковский, Рахманинов, Прокофьев, Стравинский и другие. Но это грандиозное здание, целая планета русской музыки, десятки священных имен. Они заслуживают грандиозного внимания.

Спасибо вам, дорогой Валерий Абисалович, за все, что вы уже сделали, и за то, что вам еще предстоит! С днем рождения! Многая-многая и благая лета!

Эльза Драйсиг: <br>Сама определяю творческий путь Персона

Эльза Драйсиг:
Сама определяю творческий путь

Барбара Фриттоли: <br> Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта Персона

Барбара Фриттоли:
Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать Персона

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать

Алена Верин-Галицкая: Мне интересны текстовые игры Персона

Алена Верин-Галицкая: Мне интересны текстовые игры