Опера и джаз: история любви События

Опера и джаз: история любви

Звездная певица Хибла Герзмава дала специальный концерт к 100-летию Музыкального театра имени К. С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко

Выступление дивы стало презентацией новой программы в жанре кроссовер – «Опера. Джаз. Классика» – и прошло в сопровождении трио пианиста Якова Окуня, которое несколько раз за вечер превращалось в квартет.

Перед концертом можно было гадать, что ожидает публику – одухотворенный джаз или драйвовая опера? Соседствовавшие на сцене рояль Seiler и барабаны Yamaha заявляли о встрече эпох и эстетик. Джазмены, подобно академическим музыкантам, выходили на сцену с папками для нот и с бутылочкой воды в руках, в строгих костюмах и, почти все, при галстуках. Герзмава же в первом отделении выступала в роскошном концертном платье с мириадами блесток.

Репертуар казался бескомпромиссным. Звучали Франк, Форе, Пуленк, Рихард Штраус. Инструментал формировал комфортную атмосферу, ее иллюстрацией представилось нежное соло контрабаса Макара Новикова на «Casta Diva» Беллини. Яков Окунь, автор аранжировок программы, дирижировал, вел музыкантов за собой. Было место для соло фортепиано, но трио звучало сдержанно. Четвертым инструменталистом стал саксофонист Андрей Красильников – его соло смягчали восприятие, порой сдвигали музыку Сезара Франка чуть ли не к Сезарии Эворе. На арии Джудитты «Meine Lippen sie küssen so heiß…» из последней оперетты Легара Хибла подчеркнула настроение «танцем» руками, затем спела без микрофона и сорвала овации.

Во втором отделении прозвучали романсы Чайковского «Горними тихо летела душа небесами», «То было раннею весной» и Рахманинова «Сумерки» – сочинения из академического репертуара Герзмавы. Зрители иронично поджидали хит Александры Пахмутовой «Старый клен», а он оказался инструментальным номером! Мелодия прекрасно прозвучала у контрабаса – удержаться от аплодисментов было трудно. Группа заиграла бодрее, создавая нешуточный свинг. Отметим и соло до того «скромных» ударных Артема Юрлова. Хибла аплодировала музыкантам, а потом исполнила известный номер – абхазскую народную «Песню о скале».

Окунь «извинялся» за легкомысленность программы, но было поздно: Герзмава спела и актерски обыграла «Весну» Исаака Дунаевского, а на «Smile» Чарли Чаплина присела на ступеньки, спускающиеся со сцены, – это был самый фотогеничный момент концерта – и тихо сказала: «Поближе к вам пришла…» Стать ближе – удалось во всех смыслах.

Зал постепенно разогревался. Хиты поначалу не встречали аплодисментами, но, когда зазвучала «Summertime» Джорджа Гершвина, эмоции вырвались наружу. Певица исполнила «Букет цветов из Ниццы» – песню из кинофильма почти столетней давности, и начала, импровизируя, подпевать соло саксофона. Когда музыканты вышли на бис, Окунь сказал: «Мы начнем играть наконец-то без нот!» – сюрпризом программы стала утесовская «Дорогие мои москвичи». Москвичам и гостям столицы это явно понравилось.

Заявленные в названии концерта стили отличаются не только музыкально, но и традициями поведения публики. Джазфаны аплодировали после соло, но аплодисменты были недолгими – блестящий вокал собирал внимание на себя. Хибла же с удовольствием играла в эстрадную примадонну.

Не тайна, что Хибла любит джаз, ей комфортно в мире неровных ритмов и тембров, которые порой словно вскрикивают от удовольствия. Певица сотрудничала с саксофонистом Георгием Гараняном, выступала с пианистом-виртуозом Даниилом Крамером. Альбом, записанный с Крамером, назван похоже – «Опера. Джаз. Блюз» (Мелодия, 2016). Из него нынешний репертуар унаследовал четыре вещи. Пианисты – оба очень театральны, они за инструментом всегда – в образе. Работа Герзмавы с Окунем пока менее известна, но отметить можно и преемственность, и уникальность программ.

Джаз был мягок и не тревожен, а вокал не уходил в излишние технические и эмоциональные глубины. Ведь задача перед музыкантами стояла неординарная – и эстетически, и музыкально – представить стиль кроссовер так, чтобы любители всех направлений (а это люди, нередко не знающие компромиссов) осознали, что произошло нечто необычное. Эту задачу удалось решить: джазовые хиты, спетые оперным голосом, звучали даже теплее, чем известные джаз-аранжировки классики.

Хибла, безупречная вокально и внешне, создавала всплески эмоций и музыкальных «шалостей», которые не расширяли границы жанров, но подчеркивали – она эти границы прекрасно знает. Она не столько «пела джаз», сколько показывала свой взгляд на это искусство. Инструменталисты, напротив, как исследователи, изучали территорию, были подчеркнуто строги и аккуратны, чувствовали ответственность и играли словно не спеша. Но джазовая энергетика порой брала верх, раскрепощала их виртуозность. В этой точке взаимной свободы все участники концерта словно встречались, и получалось новое качество, не только в звуке, но в чувстве. Компромисс между жанрами мягко переходил в синергию.

Музыканты планируют большой тур по городам России. Предскажем гастролям успех – такие выступления весьма душеполезны, позитивны и нужны.

Благодарим боярина за ласку События

Благодарим боярина за ласку

Большой театр показал «Царскую невесту» в Петербурге

«Подмосковные вечера» в Сочи События

«Подмосковные вечера» в Сочи

Теодор Курентзис с оркестром musicAeterna выступил в Сочи

«Шелест леса» и космические ритмы События

«Шелест леса» и космические ритмы

Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр Петербургской филармонии выступил под управлением Феликса Коробова в рамках абонемента «Антон Брукнер. Великий австрийский романтик»

Диснейленд или музей? События

Диснейленд или музей?

В Российском национальном музее музыки открылась интерактивная выставка «Музыкальная эволюция: от камней до нейросети»