От Питера до Ямайки
Книги

От Питера до Ямайки

На книжных лавках появляется все больше качественной литературы о рок-музыке – отечественной и зарубежной. На какие издания стоит обратить внимание, рассказывает Алексей Певчев.

Пол Трынка
«Игги Поп. Вскройся в кровь»
АСТ

Самая серьезная проблема большинства книг о зарубежной музыке – уровень перевода и редактуры. К счастью, работу над биографией «отца панк-рока» доверили Анне Герасимовой, более известной в музыкальном мире как Умка. Герасимова – музыкант, поэт кандидат филологических наук, но главное – переводчик, блестяще разбирающийся в заданной теме. В былые времена на ее концертах можно было купить самиздатовские книги про Игги Попа в «умкиных» переводах, и вот, наконец, все это вылилось в официальное издание. Почти пять десятилетий, сотни интервью, да и собственные наблюдения одного из самых авторитетных западных рок-журналистов Пола Трынки пережиты, осмыслены и поданы убедительно. Порой кажется, что сам трясешься в разбитом гастрольном автобусе вместе с группой The Stooges, крутишь ручки пульта вместе с другом и продюсером Игги Попа – Дэвидом Боуи и, наконец, через штормы и рифы приходишь к тихим мелодиям французского шансона, к которым музыкант тяготеет в последние годы. Надолго ли? Точного ответа на этот вопрос книга Трынки точно не дает. Наверное, это и к лучшему.

Инна Волкова
«Статус: Одна из “Колибри”»
РИПОЛ классик
/ Пальмира

Так уж получилось, что поющих поэтесс, если не брать авторскую песню, в российской рок- и поп-музыке до сих пор почти так и не случилось. Группа «Колибри», в золотом составе представлявшая из себя чудесный девичий квартет, стала приятным, пускай и довольно недолгим исключением. Основу «статуса» составили воспоминания одной из участниц группы – Инны Волковой, вначале появившиеся на ее странице в Facebook, а потом под давлением друзей и поклонников систематизированные и оформленные в единую книжку. Как выясняется, приключениям «Колибри», каждая пластинка или сценическое появление которых выливалось в праздник вкуса, стиля и изысканности, особенно на этапе становления, могли бы позавидовать матерые мужики, занимающиеся несравненно более радикальными жанрами. Ленинградские общаги и питерские сквоты, безбашенные гастроли по ближнему и дальнему зарубежью. Встречи, тусовки, «Поп-механика» Сергея Курёхина, междусобойчики с Борисом Гребенщиковым и Алексеем Хвостенко, но главное – музыка и песни. Все это Волкова описывает честно, последовательно, с очень тонким, немного грустным юмором, присущим петербуржским барышням, живущим на стыке веков. «Статус: Одна из “Колибри”» – это не просто биография группы, но документ эпохи, познакомивший и закрутивший в общем культурно-­историческом вихре людей ярких, неподконтрольных, страшно разгильдяйных, но и также – безгранично талантливых. Ну и главное – такое могло случиться только в Питере.

Дэвид Кац
«Начало начал. Внятная история рэгги»
РИПОЛ классик

Первое и максимально полное исследование музыки рэгги на русском языке. Наверное, самое глубокое, масштабное и кропотливое повествование, касающееся музыкальных трансформаций Ямайки, позволяющее плавно разобраться во всех подразделах рэгги, будь то ска, рокстеди, даб, дэнсхолл и рагга, не только ценителю жанра с дредами ниже пояса, но и обычному меломану, не заходившему дальше пластинки лучших песен Боба Марли. Автор не только кропотливо порылся в исторических бумажных и аудиосвидетельствах эпохи, но и по-настоящему с головой нырнул в неисследованный до этого водоворот жанра, всласть сам попутешествовав по региону изучаемой музыки, получая информацию из первых уст. Бывшие владельцы знаменитых ямайских саунд-­систем, неистовые энтузиасты жанра и, конечно, музыканты групп, чей успех непостижимым образом базировался на несочетаемом для европейского сознания синтезе из привычной для региона расслабленности и неистового творческого порыва. Всего того, что однажды вынесло рэгги на европейский берег. Книга обладает удивительным свой­ством. Не так важно – сводились ли до этого ваши познания в рэгги к песне No Woman, No Cry и его отечественным прочтениям в диапазоне от Владимира Кузьмина до Бориса Гребенщикова, или вам уже приходилось сталкиваться с музыкой Питера Тоша, The Skatalites и экспериментами Ли «Скретча» Перри – трудно побороть в себе желание если и не начать играть ­что-то похожее, то уж точно поискать в интернете записи тех, кто с расслабленным упорством продвигал эту удивительную музыку.

Артем Рондарев
«Эпоха распада. Грандиозная история музыки XX века»
РИПОЛ классик

Один из самых закрытых и независимых исследователей музыки нашего века, наконец, сделал то, чего от него давно ждали: 620-страничный исследовательский том, хронологически начинающийся с исследования раннего рок-н-ролла и заканчивающийся главой, посвященной минимализму. Это не просто сборник курса лекций НИУ ВШЭ, наблюдений и научных выводов, но сложное, хотя не исключено, что и по-курехински провокативное культурно-­философское повествование. Рассчитанное, вероятно, не столько на студентов «вышки» и праздно интересующихся, сколько на людей, склонных к неочевидным выводам и любителей продираться сквозь сложнейшие языковые конструкции. Если же вы настолько упорны и пройдете испытания на «синкретический вкус» и «изоморфность» и при этом не почувствуете за собой ничего, что бы «имплицировало абсолютную семантическую ничтожность», то встретившие вас на выходе из «введения в проблематику» Элвис Пресли, Алан Фрид, «битлы» и «роллинги» покажутся вам старыми преданными друзьями. Ну а хитроумные внутренние интриги из области индустрии шоу-бизнеса и неочевидные различия в стилях и жанрах – смешной бурей в стакане воды, наравне с сюжетом для «мыльной оперы». Огромное количество удивительных фактов, подробностей и занимательных нюансов из области поп-музыки, которыми нашпигованы остальные страницы книги, станут настоящей наградой, сродни светской и неформальной беседе с иезуитом-­преподавателем по окончании профильного ВУЗа.

Мик Миддлз, Линдси Рид
«В смятении. Жизнь Иэна Кёртиса»
Кабинетный ученый

Лучшие на сегодняшний день в плане выбора и перевода жизнеописаний лидеров современной музыки екатеринбургские издатели представили действительно важный труд. Вероятно, первое художественное (пускай и не совсем удачное) исследование пути лидера группы Joy Division Иэна Кёртиса 13 лет назад представил один из лучших фотографов Антон Корбейн. С той поры много воды утекло, но интерес к жизни Кёртиса, подпитываемый то выпуском футболок для розничной сети, ориентированной на хипстеров, имеющих слабое представление о «манчестерской волне», то выпуском концертных и редких записей Joy Division, похоже, не ослабевает. Тем приятнее, что по-настоящему глубокое, интересное и драматичное повествование, ­наконец-то увидело свет и в России. Журналист Мик Миддлз, ­когда-то один из первых обративших внимание на группу, и Линдси Рид – соучредитель выпускающего лейбла Factory Records и тогдашняя жена его основателя Тони Уилсона, как никто погруженные в биографию Иэна Кёртиса, поэтапно исследуют его короткую жизнь. Воспоминания, интервью и частные наблюдения, основанные на анализе семейных «скелетов в шкафу» и творческих поисков, подробно, но не занудно выстраивают единственно верную версию развития событий. Логичное дополнение к книжной коллекции тех, кто уже имел удовольствие познакомиться с «Хасиенда. Как не стоит управлять клубом» друга и коллеги Кёртиса по Joy Division Питера Хука, и заманчивая надежда на продолжение рассказов о «мэдчестере» – явлении, о котором многие слышали, но не все знают – зачем и почему.

400 лет в четырех актах Книги

400 лет в четырех актах

Вышли «Этюды к истории оперы» Михаила Мугинштейна

От автобиографий до кулинарных рецептов Книги

От автобиографий до кулинарных рецептов

Популярные исполнители все чаще стремятся запечатлеть свою эпоху на страницах книг – изданных дневников, мемуаров.

Нескучная Сати Книги

Нескучная Сати

Актриса и телеведущая Сати Спивакова выпустила новую книгу, претендующую стать бестселлером

Молодым она интересна Книги

Молодым она интересна

В Большом театре состоялась презентация шестнадцатого издания книги «Я, Майя Плисецкая»