Откройте двери События

Откройте двери

В музее С.С. Прокофьева в Москве состоялся вечер мировых премьер Юрия Буцко

Концерт светлый и грустный. Но, наверное, самым точным определением будет «очистительный». Он был посвящен памяти музыковеда, глубокого знатока творчества Римского-Корсакова и русской церковной музыки Марины Рахмановой (1947–2022) – супруги Буцко.

Этого композитора называли при жизни «русским Бахом». Его имя должно стоять в одном ряду с Шостаковичем, Прокофьевым, Свиридовым. Верится, что ренессанс музыки Буцко еще впереди. Пока из 110 сочинений (учитывая различные редакции – из 150-ти) исполнено только 79, а издано всего 40. Тем ценнее каждый концерт, на котором слушатели имеют возможность услышать эту настоящую музыку. И открыть двери своего сердца ей навстречу.

Именно так говорила Марина Рахманова, когда заходила речь о возможности публичного исполнения музыки Юрия Буцко. Не «популяризировать», не «пропагандировать» его творчество, а просто «открыть двери». Какой многозначный символ – открытая дверь! Очень добрый и доверительный.

Концерт открывала мировая премьера. «Пастораль для гобоя и фортепиано» (1976) – единственное произведение Буцко для сольного духового инструмента. «Пастораль» родилась из музыки к фильму «Пошехонская старина» (1975) и представляет собой труднейшее сочинение для гобоя, на пределе технических возможностей. Со всеми «вызовами» блестяще справились Михаил Чакрыгин (гобой) и Павел Шатский (фортепиано). Здесь есть все: широкие распевы на «длинном» дыхании, свойственные народной музыке, скачки из регистра в регистр, тончайшая нюансировка, требующая невероятной музыкальности солиста.

Впрочем, последнее – необходимое требование ко всем произведениям Буцко, композитора-философа, композитора-художника, композитора-кинематографиста.

«Десять сцен из немого кинематографа для фортепиано» (1985) также были исполнены в этот вечер впервые. Буцко много работал для кино и театра. «Десять сцен» – музыкальная иллюстрация к фильму «Кружева» Сергея Юткевича 1928 года, о котором в «Истории советского кино» отмечено: «…выбор кружевной фабрики в качестве места действия был сделан Юткевичем с определенным смыслом… Дождь и нити пряжи сплетались в кадрах. Снятые сквозь сетку кружев фигуры людей приобретали изящные, хрупкие очертания».

Пианист Евгений Сидельников органично и точно подчиняется авторскому замыслу. Казалось бы, нас ждет имитация таперской музыки 1920-х годов. Но это только игра, за которой важные и глубокие смыслы. Интересный эффект: музыка сбрасывает с себя оковы «визуальности» и начинает жить собственными образами, рождая новые и новые ассоциации. Целый калейдоскоп ассоциаций. Вот та самая «кружевная» щемящая грусть «от Вертинского». Ее сменяют рахманиновско-листовские россыпи аккордов оркестрового толка. И вдруг – бравурная пляска, под звуки которой так тяжело усидеть на месте. И вновь контраст – приход неизбежного, отголоски похоронного марша, переходящие в классический, по всем канонам жанра, вальс. И, наконец, марш – весь изломанный, но постепенно собирающийся в единое победно-ликующее целое, сметающее все на своем пути.

…Некоторая передышка перед главным потрясением, катарсисом, буквально толчком к духовному перерождению. Фортепианное трио № 4 «Ангел пустыни» (2010). Последнее крупное сочинение, завершенное композитором перед тяжелой болезнью. И любимое сочинение Марины Павловны…

Отдельные аплодисменты Александру Маломожнову (скрипка), Илье Кононову (виолончель), Павлу Шатскому. Слушая трио, совершенно отчетливо понимаешь, почему музыкальные гении прошлого возводили музыку в ранг религии. Музыка Буцко – путь. Путь к Богу. Через тернии душевных переживаний и горячих искренних слез отрезвления и возвращения к божественной природе человека. К самим себе.

О «Трио» лучше всех сказала сама Марина Рахманова: «В Евангелии Ангел пустыни – это Иоанн Предтеча… Этот образ определяет основной, как нам кажется, музыкальный образ трио, который можно определить словом “путь” – “…приготовьте пути”… В музыкальной ткани всех частей слышатся интонации звонов – близких и далеких, замирающих в пространстве. А в конце третьей части из этой атмосферы сначала незаметно, отдельными попевками, прорастает финальная знаменная тема – пасхального песнопения “С нами Бог”».

Заяц, ты меня слышишь? События

Заяц, ты меня слышишь?

В Московской консерватории проходит Второй мультимедиафестиваль «Биомеханика»

Мы сочиняем контекст События

Мы сочиняем контекст

Николай Попов и Александр Хубеев рассказывают о фестивале «Биомеханика» II

Праздник к нам пришел События

Праздник к нам пришел

Музыканты из Екатеринбурга представили в ГРАУНД Солянке программу «Ночь после Рождества»

Физики и синоптики События

Физики и синоптики

Крещенский фестиваль в московском театре «Новая Опера» открылся оперой об атомной бомбе