Открытия оперного Севера События

Открытия оперного Севера

В Якутске завершился фестиваль «Ария Севера»

Для столичного гостя, впервые оказавшегося в Якутске, поразительно и само наличие оперного театра почти на краю земли, в краю вечной мерзлоты, собирающего полный зал зрителей на свои события, и наличие хороших певцов, профессионального оркестра, гибкого при смене стилей и дирижеров, отличного хора, а еще – абсолютно выдающиеся спектакли, которые достойны столичных сцен, и того, чтобы их увидели.

В течение десяти дней, со 2 по 12 ноября 2023 года, фестиваль искусств собрал в афише спектакли разных жанров: эпическое полотно Александра Бородина «Князь Игорь», комическую оперу Джоаккино Россини «Севильский цирюльник», классическую оперетту Имре Кальмана «Сильва» и психологическую драму «Кармен» Жоржа Бизе, а завершился большим гала-концертом. Во всех событиях наряду с ведущими артистами Государственного театра оперы и балета Республики Саха (Якутия) имени Д.К.Сивцева-Суорун Омоллоона принимали участие  приглашенные солисты ведущих оперных театров страны – из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону.

Речь, прежде всего, о «Князе Игоре». Этот спектакль в 2016 году показывали на сцене Большого театра России, Мариинского театра, в Калининграде, Большого театра Республики Беларусь, Национальной Литовской оперы и даже в Китае (его премьера в 2015 году состоялась в Пекине). Возобновленный спектакль и открыл фестиваль «Ария Севера». Режиссер Андрей Борисов (он же – постановщик грандиозной оперы «Ньургун Боотур» на основе якутского эпоса олонхо, которую в прошлом, 2022-м, году Якутский театр с огромным успехом показал в Петербурге и Москве в Мариинском и Большом театрах) мыслит категориями космогоничными, эпическими, потому и «Князь Игорь» оказался действительно эпосом, причем к древнерусской основе добавились мотивы скифские и сибирские. Каждая сцена, каждый костюм, каждая деталь сценографии наделены символическим смыслом, при этом все драматургически спаяно, это интересно разгадывать, но, конечно, анализ постановки не вместится ни в какие рамки рецензии.

Сразу задано удивительное пространство – подвижная платформа-диск, на которой происходят главные события, а на широком экране над сценой – звездное небо (сценография Михаила Егорова, художник – Сардаана Федотова). Платформа-диск превращается то в ладью, то в царский трон, то во двор Галицкого, то в поле брани. На боковой грани диска – золотые мотивы скифского звериного стиля, да и вообще в спектакле много скифских мотивов. Вращаясь и передвигаясь по сцене, этот наклонный диск подобен летающей во вселенной планете.

Очень органично и стильно сделан видеоряд. Экран не занимает весь задник, как бывает чаще всего при использовании видеодекораций, он вытянут по всей горизонтали сцены над головами артистов и удлиняет перспективу, создает словно продолжение пространства сцены: ввысь – когда на нем бездонное звездное небо, или вдаль – когда раскидывается простор, или за головами уходящего войска Игоря – когда на экране мелькают многочисленные шлемы и верхушки копий, создавая ощущение несметного войска. А когда над полем боя кружат птицы, создается полное ощущение присутствия их вот здесь, в зале; одна летит, увеличиваясь, прямо на зрителей и оборачивается огромным черно-золотым орлом уже на сцене: символически – орлом, накрывшим Русь своей тенью, а сценографически – «опустив крылья», превращается в ханский шатер.

Также органично и аккуратно добавлены к музыке звуки природы – ржание и топот лошадей, крики воронов, ветер, ливень, при этом звуки тоже увеличивают пространство, объем. И даже космический звук якутского хомуса (инструмент якутских шаманов) кажется здесь звуком природы, естественным сибирским северным акцентом в звучании оперы. Впрочем, в одной из сцен появляется и сам шаман, что тоже воспринимается очень естественно. Любой элемент спектакля наполнен традиционными смыслами и работает на создание какого-то всеобщего евразийского эпоса, в который вписываются и скифские элементы, и сибирский шаман, и скоморошина сцены Галицкого с петушиными шапками, лошадками на палках, и заклинания стихий, и христианские мотивы.

В постановке якутского театра использован один из вариантов партитуры Бородина, который открыл исследователь-музыковед Евгений Левашев. Так в спектакле появился еще один монолог Князя Игоря – покаянный, его сцена с князьями, к которым он обращается, заклиная их отомстить за его позор, а также еще одна мощная сцена заклинания стихий теми, кто остался в плену, и наводнение, следующее за этим заклинанием. Невероятный текст: «Князья Руси, отмстите мой позор, забудьте смуты и разборы. Ты, Всеволод великий, ты веслами разбрызгать можешь Волгу, шеломом вычерпать весь Дон». Еще более впечатляющий: «Тучи грозные, надвигайтесь, ветры буйные, разгуляйтесь… Дон великий, Дон могучий, дай помощь князю, затопи берега». После этого следует очень красиво и эффектно сделанная сцена наводнения: тонкими тканями хор изображает волны, затем с огромным тончайшим шелковым полотном девушка спускается по наклонной платформе, и эта ткань струится, как вода. И кажется, что эта сцена просто необходима в опере, она естественна и обоснована, в том числе исторически. Евгений Левашев в одном из интервью рассказывал, что путь бегства у Игоря был только один: от Азовского моря между двумя реками, ранней весной. Они разлились, и тем самым помогли князю – половцы не смогли за ним угнаться.

Иной и финал. Игорь встречается с Ярославной и замирает в покаянной позе блудного сына, а Ярославна склоняется над ним. Финальный хор – концовка эпического сказания – торжественно статичен в белоснежных одеждах, с колокольным звоном и текстами о Святой Руси.

 

Очень интересно решены костюмы, в них тоже сплавлены воедино традиции востока и запада, скифские языческие и христианские мотивы. Вообще, весь спектакль смотрится на одном дыхании. Никакого ощущения длиннот эпического повествования, необходимости сделать сокращенную версию, как все чаще поступают столичные театры в случае с длинными русскими операми. Драматургически спектакль «смонтирован» очень динамично. Андрей Борисов, кроме того, что он театральный режиссер, еще и кинорежиссер. Сегодня существует феномен якутского кино, которое вышло на мировые экраны и вызывает большой интерес. И как говорит Андрей Борисов, секрет сегодняшнего успеха, бума якутского кино – в якутском эпосе олонхо… Потому что там, как ни в каком другом эпосе, – монтажное мышление.

Спектакль «Князь Игорь» входит и в сокровищницу оперного репертуара якутского театра, и в сокровищницу отечественного оперного театра. В фестивальном спектакле очень достойно себя показали ведущие солисты театра – народные артисты Республики Саха (Якутия) Александр Емельянов (Князь Игорь), Анегина Дьяконова (Ярославна) и Николай Попов  (Владимир Игоревич). Открытием вечера стала заслуженная артистка Республики Саха (Якутия) Екатерина Корякина, обладательница красивого богатого бархатного меццо-сопрано, в роли Кончаковны. Два приглашенных баса – Олег Диденко и солист Мариинского театра заслуженный артист России Александр Морозов – исполнили Кончака и Владимира Галицкого.

Интересное наблюдение: у якутских певцов слышны все слова. Титров, которые необходимы в отечественных театрах, чтобы понимать, о чем поют в русских операх, на «Князе Игоре» не было.

Кратко скажем и о других событиях фестиваля «Ария Севера». Опера «Севильский цирюльник» петербургским режиссером Сусанной Цирюк решена намеренно условно. И в костюмах, и в декорациях, и в световых решениях – кричащие цветовые контрасты: белые картонные деревья с большими рыжими шарами апельсинов, резкая смена дня и ночи; тканевые трикотажные парики с буклями, несколько экстравагантные костюмы – когда фижмы не покрыты тканью или отсутствует часть полотна юбки; все намеренно игровое. Во всех сценах присутствуют мимы или танцовщики в костюмах комедиантов дель арте – Пьеро и Пьеретт. Оркестр звучал изящно, не по-северному тепло – итальянский дирижер Алессандро Биччи привнес свой национальный темперамент и продемонстрировал ювелирную работу. В этот стиль вписались артисты якутского тетра – Юрий Баишев и Григорий Петров, исполнившие главных зачинщиков и заводил этой игры, и Людмила Кузьмина (Розина), якутянка из Италии, с небольшим, но подвижным, вполне россиниевским голосом. Олег Диденко, певший в «Князе Игоре» Кончака, здесь показался намного выразительнее – артист явно обладает комическим даром. Его Бартоло был уморителен во всех своих выходках и мог похвастаться отменной скороговоркой.

Выдающаяся классическая оперетта Имре Кальмана «Сильва» очень естественно оказалась в ансамбле классических опер фестиваля. На титульную партию была приглашена солистка московского театра «На Басманной» Ирина Суханова, чья Сильва с момента премьеры этой оперетты в ее родном театре отмечена московскими критиками и любима публикой. «Сильва»  Имре Кальмана есть в афише якутского театра, но приглашение ведущих артистов именно этого жанра внесло необходимую свежую струю, заряд энергии, необходимый нерв и драйв в спектакль, но самое главное – стиль. Артист театра оперетты непременным для жанра сочетанием пения, танца и драматической игры, конечно же, отличается от оперных певцов, и профессионалы жанра на ведущих партиях задают уровень всему спектаклю и исполнению. Ирина Суханова – красивая, статная, пластичная, замечательно двигается, обладает мощной зажигательной энергией и красивым голосом. Все участники – артисты якутского театра – от исполнителей Бони (Алексей Иванов) и Стасси (Мария Михайлова) до хористов были чрезвычайно увлечены, заражены стихией этого спектакля. Неожиданно показал себя Александр Емельянов (певший Князя Игоря) в амплуа абсолютно другого полюса – в роли Ферри: он играл, шутил, танцевал и даже исполнил песню на английском языке со свистом (вставной номер после разыгранного диалога с дирижером). Конечно, значительную лепту в то, что спектакль состоялся на таком уровне, внес замечательный мастер Борис Нодельман – главный дирижер знаменитой Свердловской Музкомедии: ему удалось оркестр сделать легким, живо реагирующим. Еще раз отмечу, что благодаря смене жанров в течение фестиваля и артисты и оркестр показали себя очень отзывчивыми и способными чувствовать и менять стиль.

Музыкальная комедия – жанр сложный, артист должен не просто сочетать в себе умение двигаться, петь, держаться и говорить, но обязательно обладать вкусом, потому что небольшие погрешности в этом чреваты опасностью скатиться в вульгарность. В «Сильве» этого не было, но, к сожалению, проявилось в исполнении «Кармен». Постановка Николая Маркелова из Ижевска показалась странной – опера «Кармен» превратилась в оперу-балет: с самого начала и до финала на оркестровых интерлюдиях и антрактах поставлены балетные сцены, танцовщики сопровождают оперных героев во многих сценах, за исключением некоторых основных диалогов. Любую постановку, особенно не вполне убедительную, могут вытянуть певцы, актеры. Здесь этого не произошло. В Кармен Ларисы Андреевой не было обаяния и магической привлекательности этой цыганки, на чем построен весь сюжет, вокал был не безупречен интонационно, а некоторые интонации как раз приобретали вульгарный оттенок.

Хозе – Вадим Бабичук, молодой солист Ростовского музыкального театра, имеет и вокальный и актерский потенциал, но пока ему не хватает опыта и выдержки. Но все же и «Кармен» подарила открытие. Екатерина Захарова, артистка якутского театра, исполнившая Микаэлу, обладательница замечательного сопрано, богатого красками, насыщенного, ровного на всем диапазоне, с отличными верхами, – именно она сорвала крики «браво» после своей арии. И перетянула на себя полюс притяжения.

Фестиваль оказался интересным не только для якутской публики, но и для гостей, приготовив неожиданные открытия. Единственное, о чем можно сожалеть, – это акустика театра: здание было построено как Дворец культуры и не предполагало исполнение опер. Однако в Якутске строится  единый архитектурный комплекс Государственной филармонии и Арктического центра эпоса и искусств. Аналогов уникальному проекту республики по созданию такого культурного кластера международного уровня нет ни в России, ни в мире. Может быть, найдется здание и для оперного театра.

Благодарим боярина за ласку События

Благодарим боярина за ласку

Большой театр показал «Царскую невесту» в Петербурге

«Подмосковные вечера» в Сочи События

«Подмосковные вечера» в Сочи

Теодор Курентзис с оркестром musicAeterna выступил в Сочи

«Шелест леса» и космические ритмы События

«Шелест леса» и космические ритмы

Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр Петербургской филармонии выступил под управлением Феликса Коробова в рамках абонемента «Антон Брукнер. Великий австрийский романтик»

Диснейленд или музей? События

Диснейленд или музей?

В Российском национальном музее музыки открылась интерактивная выставка «Музыкальная эволюция: от камней до нейросети»