Пансион театральных идей События

Пансион театральных идей

Новая версия балета «Тщетная предосторожность» в Музыкальном театре Республики Карелия

В 1789 году в Бордо хореограф Жан Доберваль поставил танцевальную комедию о крестьянке Лизе, сумевшей перехитрить корыстолюбивую мать и выйти замуж за возлюбленного. Премьера состоялась в июле, за две недели до того, как в Париже разгромили Бастилию и написали на развалинах: «Здесь танцуют».

Символом Великой Французской революции спектакль не стал, а вот художественную революционность в нем увидели сразу. После аллегорических персонажей и аристократов на сцене впервые появились герои, современные зрителям, а музыку постановщик собрал из популярного в бытовом обиходе музыкального фольклора.

Благодаря новым идеям и удачному сценарию спектакль завоевал прочную популярность. За два века жизни на сцене он приобрел две партитуры (в 1828-м Ф. Герольда и в 1864-м П. Гертеля), несколько музыкальных редакций, десятки хореографических вариантов и столько же названий: «Балет о соломе, или От худа до добра всего лишь один шаг», «Худо сбереженная дочь», «Обманутая старуха», «Лиза и Колен, или Бесполезное наблюдение», «Любовники, застигнутые врасплох», «Деревенская свадьба» и тому подобные. В России прижилось одно: «Тщетная предосторожность».

Следуя традиции подобных названий, в заглавии спектакля, поставленного в Музыкальном театре Карелии, к словам «Тщетная предосторожность» можно прибавить: «…или Победа культуры над конъюнктурой». Самое ценное в нем – не только идеи постановщиков, а вкус и чувство меры, с которыми они осуществлены. Балетмейстер Кирилл Симонов и художник Екатерина Злая уместили в свою постановку не только историю находчивых влюбленных, но авторский взгляд на основные тренды современного театра и краткий обзор истории европейской хореографии.

Несмотря на метаморфозы спектакля, до наших дней со времен Доберваля дошел не только сценарий, но и его основные мизансцены. Да и к чему было переделывать забавные эпизоды, где герои маскируют свидания совместной работой по хозяйству, пытаются вытащить ключи из кармана спящей мамаши, жестами изображают, сколько у них будет детей, и другие? Все это воспитанники балетных школ до сих пор старательно разучивают на уроках актерского мастерства.

В Петрозаводске действие балета перенесено из деревни в пансион. Костюмы персонажей выдержаны в духе тех трендов современной моды, что отсылают к силуэтам 1930-х годов и отчасти напоминают туалеты героев голливудского кино. Важны, впрочем, не приметы конкретного стиля, а стилистическая игра как таковая. Она придает дополнительный шарм пасторальному сюжету и подчеркивает многослойность культурных традиций, связанных с историей «Тщетной предосторожности».

Балетмейстер идет тем же путем, предлагая хореографическую полистилистику. Он не пользуется прямыми цитатами из Горского, Аштона, Виноградова и других постановщиков, вписавших в историю «Тщетной предосторожности» собственные версии. Его танцевальные комбинации и мизансцены абсолютно авторские. При этом у Симонова соседствуют отдельные фразы и периоды в стилистике датского классика Августа Бурнонвиля, виртуозные «кружева» мелких движений в манере французского балетмейстера Артура Сен-­Леона, верхние поддержки и диагонали эффектных па в духе Мариуса Петипа, современные и неоклассические элементы, а также множество забавных гротескных движений и пантомимных приемов балетного театра разных эпох.

Эдуард Демидов – Марцелина, Денис Тарасов – Ален, Павел Назаров – Мишо

Вся эта хореографическая эрудиция с юмором распределяется по сценарию Доберваля сообразно ситуациям, оживляя характеристики персонажей и высвечивая сильные стороны труппы: единство ансамбля, а также четкость и выразительность танца, в каждой фразе окрашенного точно найденным актерским состоянием. По сбалансированности хореографической фантазии и логики театрального действия «Тщетная предосторожность», пожалуй, самый удачный из всех спектаклей, поставленных Симоновым до сих пор.

Постановщики не уточняют, какие предметы входят в учебную программу воспитанниц пансиона, но главная героиня Лиза в исполнении Юки Окоти – явный претендент на диплом прима-­балерины. Ее упругий прыжок, в котором она будто зависает над сценой, ее уверенный апломб (способность бесконечно долго сохранять устойчивость в сложных вращениях и позах), ее крепкая техника в комбинациях мелких движений, которые Окоти выписывает непринужденно и точно, – ценнейшие профессиональные качества.

Актерская работа Окоти не столь многокрасочна, но пленительна благодаря искренней вере ее героини в счастливый исход действия. Козни Марцелины, пытающейся разлучить ее с любимым, Лиза преодолевает азартно, как этапы увлекательного квеста.

Столь же позитивен и энергичен главный герой Колен, возлюбленный Лизы, в исполнении Мотоя Араки. Его предприимчивость буквально не знает границ: огромными прыжками в духе Вацлава Нижинского в «Видении розы» он преодолевает и оконные проемы, и стройные ряды снопов с соломой, в которых путаются все, кроме главных героев, и преграды, которые воздвигает на его пути Марцелина. Позитивные эмоции Араки сочетает с юмором, легкостью и праздничностью танца. Дуэты героев, в которых партнеры проделывают сложные поддержки, излучают жизнеутверждающую энергию, не оставляя сомнений в счастливом исходе приключений.

Ален, соперник героя, наделен здесь не комическими ужимками, а характером персонажа, «витающего в облаках», и полноценными вариациями в стилистике Августа Бурнонвиля. Денис Тарасов уверенно справляется с актерскими и хореографическими задачами и вызывает искреннее сочувствие публики к своему персонажу. Его Ален не претендует на брак с Лизой, а лишь терпеливо подчиняется отцу. Павел Назаров в роли Мишо, папаши Алена, потешает публику гротескной походкой кавалериста «ноги колесом» и добродушной пикировкой с Марцелиной.

В исполнении Эдуарда Демидова Марцелина – претенциозная молодящаяся старуха, одетая в эффектные дизайнерские туалеты и ошеломляющая всех своим неуемным артистизмом. Вероятно, со временем артист приглушит подчеркнуто гротескные манеры и, не теряя удачно найденного пластического рисунка, детализирует его, точнее обозначив беззлобный, в сущности, характер героини.

Труппа театра подготовила на главные роли несколько составов, не уступающих друг другу в индивидуальности трактовок и схожих в увлеченности действом. Лизу исполняют Юка Идзуми и солистка Московского академического Детского музыкального театра имени Н. И. Сац Алевтина Касаткина, Колена – Максим Павлов, Марцелину – Артем Кузьмич, Мишо – Алексей Зарицкий.

Таким образом, «Тщетная предосторожность» Симонова играет для Музыкального театра Карелии ту же роль, что спектакль Доберваля для балетного театра в целом: открывает новое творческое направление и вводит в пространство актуальных художественных идей.

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла События

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла

О новом витке интереса к творчеству забытого американского композитора

Они уходят от нас События

Они уходят от нас

Памяти Вадима Моисеевича Гаевского