Philip Glass: King Lear (feat. Ruth Wilson) <br> Natalie Cummins, Martin Agee <br>Stephanie Cummins, Christopher Cardona <br>Orange Mountain Music
Релизы

Philip Glass: King Lear (feat. Ruth Wilson)
Natalie Cummins, Martin Agee
Stephanie Cummins, Christopher Cardona
Orange Mountain Music

Новая партитура Филипа Гласса – музыка для бродвейской постановки «Короля Лира», причем продюсер Скотт Рудин и режиссер Сэм Голд настояли на том, что струнный квартет все время действия должен находиться на подмостках. Спектакль давали весной 2019-го: критика нашла его топорной карикатурой на президентство Дональда Трампа и режиссерской суете предпочла игру 82-летней Гленды Джексон в титульной роли. Работу Гласса, который в ревью фигурирует с неизменным эпитетом «великий», рецензенты оценили высоко, промежду прочим заметив, что в контексте спектакля глассовские изящества – «скорее всего, дань любви Трампа к изысканности и расточительности».

Каждое новое сочинение Гласса неизбежно провоцирует вопросы в диапазоне от «что прибавилось нового?» до «сколько можно?» «Король Лир» в основном объеме – все та же музыка с повторяющимися структурами, как ее называет автор, – репетитивный минимализм, как привычно говорить нам. Подобную музыку Гласс пишет почти всю жизнь, и дело выглядит так, что в последние лет двадцать он собственный метод довел до абсурда и самоуничтожения. В «Короле Лире» три десятка эпизодов, записанных в том же порядке, в каком они звучали со сцены, и добрая половина из них – Гласс, к которому ничего не прибавилось и прибавиться не могло: в элитную бродвейскую постановку великого Гласса позвали именно для того, чтобы услышать сотню раз слышанное, проверенный годами элитный продукт.

Допустим, растянувшаяся на восемь треков сцена бури, то есть кульминация пьесы, – не самая выразительная музыка. Пускай три песни Шута актриса Рут Уилсон спела на кокни с обаятельным хамством, они все равно звучат уныло-­благообразно. В лучших номерах – терпком виолончельном соло (№ 6, So Be My Lord) или архаизированных инструментальных airs (№ 3, Goneril’s House и № 26, How Does My Royal Lord) – предстает иной Гласс. Вереница кратких, сообразно требованиям сцены, номеров с размаху врезается в предпоследний, Here Is My Pledge, длящийся тринадцать с половиной минут. Привычный для Гласса энергичный остинатный нарратив распадается, музыкальное время 82-летнего композитора замедляется, за репетитивными руинами открываются потаенные ходы и темные глубины.

Такие провалы зияли и раньше, пусть изредка – вспомнить хотя бы Квартет саксофонов, особенно его первую часть, удивительное сочинение 1995 года (которое Гласс вскоре превратил в Концерт для квартета саксофонов с оркестром, решительно все испортив). В этих провалах, когда «предстанет вдруг событий глубина», чего еще нужно терпеливо дождаться, – отличие «Короля Лира» от того сентиментального барахла, что в промышленных объемах продолжают производить юные любители репетитивности.

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР <br>СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ <br>ARTBEAT MUSIC Релизы

ВЛАДИМИР НЕСТЕРЕНКО, НИКОЛАЙ КУЛИКОВ, АЛЕКСЕЙ БЕККЕР
СО ВСЕМИ ОСТАНОВКАМИ
ARTBEAT MUSIC

BURAN <br>49 MINUTES <br>KOTÄ RECORDS Релизы

BURAN
49 MINUTES
KOTÄ RECORDS

Otto M. Zykan, <br>Duncan Honeybourne <br>Schönberg, Scriabin, Otto Zykan <br>Prima Facie/ORF Релизы

Otto M. Zykan,
Duncan Honeybourne
Schönberg, Scriabin, Otto Zykan
Prima Facie/ORF

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки <br>Солисты Екатерины Великой <br>Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский <br>ReachSound.Art Релизы

Кто мог любить так страстно… Музыка русского сентиментализма для скрипки
Солисты Екатерины Великой
Н.Леонтьев, И.Юнкин, И.Дубровский
ReachSound.Art