Похождения повесы в 3D События

Похождения повесы в 3D

МАМТ представил премьеру оперы Стравинского – ​совместную продукцию с фестивалем в Экс-ан-Провансе и Национальной оперой Нидерландов

Поучительную историю о молодом человеке, который легкомысленно растратил внезапно свалившееся на него наследство и окончил свои дни в лондонском Бедламе, Игорь Стравинский позаимствовал из гравюр Уильяма Хогарта. Он увидел их в 1947 году на выставке в Чикаго и сразу загорелся идеей представить этот сюжет на оперной сцене. В процессе совместной работы с либреттистами (Уистен Хью Оден и Честер Коллмен) хогартовский сюжет оброс подробностями и новыми персонажами. Выдумщик Оден украсил действие двумя колоритными дамами – хозяйкой борделя Матушкой-Гусыней и цирковой звездой Бабой-Турчанкой, бородатой женщиной-монстром: на ней женится пресыщенный Том Рэйкуэлл, желая доказать обществу безграничность своей свободы. Но главным новшеством в опере стал джентльмен по имени Ник Шэдоу, немыслимый у реалиста и рационалиста Хогарта, – тень-дьявол, который и приводит главного героя к гибели.

Заимствуя сюжет из английского XVIII века, Стравинский принял и музыкальные условности того времени. Он написал оперу в моцартовском роде, с речитативами под клавесин, ариями, «дуэтами согласия» и хорами – вещь совершенно невозможную в 1951 году, когда на оперной сцене царила музыкальная драма, а молодое поколение композиторов неодобрительно косилось на неоклассические опусы стареющего мэтра. Премьера «Похождений повесы» на Венецианской биеннале была принята почтительно, но без большого энтузиазма. По-настоящему оперу оценили только спустя годы, когда она стала одним из самых репертуарных произведений музыкального театра ХХ века. «Повесу» ставили и на российской сцене, с большими перерывами: впервые в Камерном музыкальном театре Бориса Покровского (1978) и затем в Большом, в режиссуре и сценографии Дмитрия Чернякова (2003). Нынешний спектакль – третий по счету.

Это вам не сказки

На сцене – пустая сценическая коробка, сооруженная из белой бумаги: сразу после вступительных фанфар ее заселяют поэтические пейзажи в английском духе – фон для любовной идиллии юных Тома и Энн. Ее нарушит появление Шэдоу, вездесущей Тени, с треском вламывающейся в карточный домик влюбленных. Дьявольские шрамы-разрезы на стенах им так никогда и не удастся залечить. Пейзажи придут в движение, когда полный надежд Том полетит в Лондон, и их вытеснят видеокадры «похождений» – бурлящая суета уличной жизни, антураж борделя Матушки-Гусыни, интерьеры роскошных апартаментов Тома и лондонские трущобы, в которых блуждает Энн в поисках возлюбленного. Трехмерные движущиеся кадры дополнены крупными планами живой видео­проекции, на сцене то и дело щелкают селфи, завлекательная афиша Бабы-Турчанки тут же размножается в мозаику, покрывающую бумажные стены, а ее роскошные хозяйственные приобретения сюрреалистически свисают с потолка. Зритель втягивается, как в воронку, в стремительный поток сценических событий. Но временами действие замедляется и даже намертво застывает; контрасты темпоритма ощущаются, как шаги судьбы, влекущей героя к финальному краху и к смерти. Весь этот кинематографический реализм заставляет почти забыть об условностях неоклассической «старинной оперы». В сущности, это настоящий Хогарт, но на новый лад: автор гравюр каким-то образом переместился во времени и сумел ловко воспользоваться плодами технического прогресса.

Однако в спектакле нет никаких излишеств осовременивания. Режиссер Саймон Макбёрни и его команда – художник-постановщик Майкл Левин, Уилл Дюк (видео), Кристина Каннингем (костюмы) и Пол Андерсон (свет) действуют на территории Стравинского–Одена, сохраняя изысканную стилистику их великого создания. Они союзники, а не полемисты. Макбёрни дает возможность оценить старинный слог речей и музыки, не мельтешит в оперных ансамблях и спокойно позволяет Энн спеть свою классическую арию с кабалеттой как положено, стоя на авансцене без лишних телодвижений, чтобы финальное высокое «до» певица подала во всеоружии, ни на что не отвлекаясь. Молодая Мария Макеева прекрасно справляется и с труднейшей арией и с вершинной нотой (кстати, сам Стравинский с иронией относился к этому атрибуту «настоящей» партии примадонны).

Том – Богдан Волков, Ник Шэдоу – Дмитрий Зуев

О чем же рассказывает этот спектакль? Он кончается смертью Тома, вообразившего себя Адонисом, возлюбленным Венеры – то есть покинутой им Энн Трулав, «верной любви», которая убаюкивает его детской колыбельной. Лишь в безумии герой обрел свою истинную сущность – таков горький вывод жизнерадостной оперы, ее истинный финал. В следующем затем нравоучительном эпилоге, в духе моцартовского «Дон Жуана», квинтет героев рассказывает зрителям, что с дьяволом водиться нехорошо, а мужчины вообще-то все безумцы. Публика вольна воспринимать это как угодно – как чистую правду детских прописей, как насмешку или как призыв к раскаянию. В «Похождениях повесы» вообще много смысловых слоев. Саймон Макбёрни, судя по всему, видит в опере Стравинского прежде всего простую человеческую коллизию греха и расплаты, где вина лежит не только на главном герое, бедном малом, вляпавшемся в нехорошую историю, но и на обществе, которое склоняет его к неправедной жизни. В этом режиссер опять-таки следует Уильяму Хогарту, с его беспощадной сатирой и обличительным пафосом. При этом постановщику интересны психологические подробности пути Тома, его противоречивый внутренний мир, соскальзывание к безумию и его гротескному внешнему выражению. Богдан Волков полностью отвечает этой драматургической задаче, он внутренне гибок, и его лирический тенор достаточно надежен для того, чтобы справиться с партией, подразумевающей незаурядную вокальную выносливость. Энн Марии Макеевой, хрупкая и изящная, в первой сцене резвая, как ребенок, тем не менее обладает характером большой внутренней силы – как и подобает возлюбленной слабого мужчины. У певицы красивый тембр, и голос прекрасно сливается в дуэтах с Волковым. Облик Ника Шэдоу, дьявола-тени, очерчен выпукло: в очках на носу, с неизменным деловым кейсом в руках, он похож на офисного клерка, суховат, но почти безобиден с виду. Дмитрий Зуев в этой роли вполне хорош и точен, и как актер, и как певец. Ансамбль основных героев гармонично дополняют Роман Улыбин (Трулав), Оксана Корниевская (Матушка-Гусыня) и Валерий Микицкий (аукционщик Сэллем). Украшением команды солистов стал контратенор Эндрю Уоттс – единственный «заморский» солист московского спектакля, блеснувший в роскошной роли неотразимой Бабы-Турчанки.

Хотя Стравинский считал, что его оперу легко исполнять, но трудно поставить, сценическая история «Похождений повесы» доказывает чуть ли не обратное. Тем приятнее отметить высокий музыкальный уровень спектакля – не только солисты, но и оркестр и хор оказались в целом достойны великой партитуры, с ее почти камерной манерой звучания и тембровыми деталями, требующими филигранной отделки. Главная заслуга здесь принадлежит Тимуру Зангиеву, музыкальному руководителю и дирижеру новой постановки – дебют стал большим успехом молодого музыканта.

И последнее: спектакль, хоть и с грустным концом, насыщен забавными деталями, и сочиненными авторами, и привнесенными постановщиками. Уморительно жульничает Шэдоу, сооружающий на глазах у публики чудо-машину для производства хлеба из камней – но Том, новый мессия, конечно, ничего не замечает. Далее, первое появление новобрачной-Бабы отмечено задниками с надписью модного дома «Шанель», и на одной из панелей угадывается сам Игорь Федорович, взирающий на происходящее (возможно, мы должны вспомнить здесь об их любовной связи, увековеченной в бульварном романе). И, наконец, один из обитателей Бедлама что-то царапает на скрипке, словно посылая привет другой, русской истории Стравинского о договоре с нечистой силой – «Сказке о Солдате и Черте». Ее в репертуаре МАМТ пока не значится.

«Голубой огонек» на «Рассвете» События

«Голубой огонек» на «Рассвете»

Музыканты проекта «Притяжение» устроили веселые проводы Старого Нового года

Золотое прикосновение Людмилы Семеняка События

Золотое прикосновение Людмилы Семеняка

16 января Большой театр России отмечает юбилей одной из своих самых ярких балерин, а ныне педагога труппы, народной артистки СССР Людмилы Семеняка

В юбилей Скрябина обошлись без дирижера События

В юбилей Скрябина обошлись без дирижера

В Концертном зале имени П.И.Чайковского открылся Первый Международный фестиваль имени А.Н.Скрябина

Гармония противоречий События

Гармония противоречий

Исполнилось 150 лет со дня рождения Александра Скрябина