Приглашение к звуку Тема номера

Приглашение к звуку

Избранные страницы дискографии Юрия Темирканова

В серьезном отношении артиста к самому себе нет ничего дурного. Конечно, если артист – крупная личность, а серьезность не превращается в напыщенность, то самоуважение таланта и завоеваний своего мастерства – достоинство и мера жизни в искусстве. Но Юрий Темирканов, по собственному признанию, был к этому равнодушен. Не записывал с прилежанием дат и географии концертов, не вел учета коллективам и солистам, с которыми выступал, не собирал своих дисков и не размышлял над эволюцией стиля в свете новых исполнительских идей, да и к понятию интерпретации относился настороженно. Его интервью наполовину мудры, наполовину лукаво-ироничны. Решив перечислить события творческой биографии, запечатленные в аудио- и видеозаписях (в разные годы они выходили на ведущих фирмах: EMI, RCA, Brilliant, Hyperion, «Мелодия»), мы в какой-то мере вступаем в противоречие с волей мастера. Поэтому хронология и логика пусть уступят место недосказанности, пусть строгая система подчинится импровизации. Хотя, сомнений нет, следует начать с оперы.

П.И.Чайковский. «Евгений Онегин»

Ленинградский государственный академический театр оперы и балета имени С.М.Кирова, 1984

Почти без исключений большие дирижерские судьбы берут исток в оперном театре. Работа на пересечении сценической условности и жизненной правды, многомерность творческих задач формирует характер, стиль и метод работы. В Мариинском (тогда – Кировском) театре двенадцатилетнее руководство Темирканова (1976-1988) оставило значительный след. Премьеры новой музыки (перенесенный из Большого театра спектакль «Мертвые души» Щедрина; «Петр I» и «Маяковский начинается» Петрова), масштабная классика («Борис Годунов» Мусоргского, «Война и мир» Прокофьева), конечно, Чайковский («Пиковая дама», «Евгений Онегин»), – все эти постановки отмечены необычайной тщательностью и добросовестностью. Сорок две репетиции «Мертвых душ» перед премьерой в Большом театре стали легендарными!

Сергей Лейферкус вспоминал: «Достигался полный симбиоз певца, оркестра и дирижера. Мы чувствовали друг друга кожей. Достаточно было знать, что за пультом стоит Юрий Хатуевич, чтобы быть уверенным в том, что не будет никаких сюрпризов ни с той, ни с другой стороны». Это стремление к синтетическому осмыслению спектакля (линия, которую продолжит близкий Темирканову по духу Евгений Колобов) в полной мере выразилось в постановке «Евгения Онегина», где Темирканов выступил в трех лицах –музыкального руководителя, дирижера и режиссера-постановщика. И здесь единство вокального ансамбля без «премьерства» только подчеркивает яркие удачи солистов – Сергея Лейферкуса (Онегин), Юрия Марусина (Ленский), Татьяны Новиковой (Татьяна), Ларисы Дядьковой (Ольга). Стремление вплести голоса в симфоническую ткань, добиться единства музыкального и сценического действия, твердая вера в жизненную необходимость сохранить замысел автора, придерживаясь эстетики времени, определяют смысл и достоинства этой постановки, сохраненной в золотой коллекции Гостелерадиофонда.

П.И.Чайковский. Симфония № 4, Д.Д.Шостакович. Симфония № 5

Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии, 2010

Тридцатипятилетнее сотрудничество сформировало прочную ассоциативную связь имени Темирканова с Заслуженным коллективом Санкт-Петербургской филармонии. Юрий Хатуевич пришел после Евгения Александровича Мравинского как руководитель, выбранный самим оркестром. После полувека непререкаемого подчинения жажда оркестрантов увидеть во главе личность другой художественной идеологии и человеческого склада вполне оправданна. При Мравинском оркестр внимал желаниям дирижера, при Темирканове – дирижер во многом угадывал ожидания оркестра («Нельзя делать музыкантов слепыми исполнителями чужой воли»). Как же менялось лицо коллектива?

Два «пробных камня» – Четвертая симфония Чайковского и Пятая симфония Шостаковича, венчающие репертуар ЗКР. Трактовки, записанные на концертах в последнее десятилетие активной творческой жизни Юрия Хатуевича, показывают итог большого пути оркестра и дирижера. Нельзя говорить о них, не затронув темы дирижерской выразительности, техники или того, что стоит за ней (на чем настаивал Темирканов, находя в отказе от многих основ мануального красноречия академической школы собственное переосмысление сути профессии). Разумно судить о художнике по тем законам, которые он вывел для себя сам. Тогда становится ясно, что объединяющий жест, смысл которого Темирканов определял как «приглашение к звуку», сигнализировал только о самых значительных изменениях на карте формы и рождал соответствующий характер игры. На смену «немецкой» отчетливости и до конца отрепетированному жесткому исполнительскому плану Мравинского пришло текучее саморазвитие музыки, и вместо ювелирно выверенных полутонов – заметные контрасты динамики и темпов. Чайковский зазвучал густо, вязко и с открытым чувством, где все события мыслятся крупно и чрезвычайно рельефно. Шостакович приобрел не только широту, но также образность (к примеру, задиристый юмор Allegretto) и откровенный риторический пафос (кульминация Largo).

С.С.Прокофьев. Концерт № 1 для фортепиано с оркестром

ЗКР, Денис Мацуев, 2012

Сотрудничество с выдающимися инструменталистами вносит новые штрихи в дискографию. Стоит вспомнить записи фортепианных концертов – Первый Чайковского с Лазарем Берманом и Григорием Соколовым, Второй Брамса и Третий Бетховена с Андреем Гавриловым; виолончельных концертов Шостаковича с Даниилом Шафраном и Наталией Гутман; Скрипичного концерта Брамса с Виктором Третьяковым; пьес Чайковского с Ицхаком Перлманом…

Но и среди них выделяются записи произведений Рахманинова, Чайковского, Брамса с Денисом Мацуевым. Дружба, совместные шуточные видео для соцсетей и серьезная работа, участие во многих фестивалях, включая «Звезды на Байкале» в Иркутске, который создан по инициативе Мацуева, свидетельствуют о совершенно особых отношениях дирижера и пианиста. Запись Первого концерта Прокофьева на фестивале в Анси – отличное доказательство взаимопонимания музыкантов. Энергия, свежесть, юмор, виртуозная «отвязность» создают особый шарм в исполнении этого маленького прокофьевского шедевра – блестящего фортепианного бурлеска.

Гала-концерт к 300-летию Санкт-Петербурга

2003

Темпераментно исполненная «Праздничная увертюра» Шостаковича, как след стремительной кисти по холсту, открыла масштабное событие, транслировавшееся телевидением по всему миру. Арии Доницетти, Пуччини, Леонкавалло, Чайковского в исполнении Анны Нетребко и Дмитрия Хворостовского в расцвете их славы и вокальной формы, инструментальные победы Виктора Третьякова, Элисо Вирсаладзе, Миши Майского. Демонстрация мощи русской музыки и национального значения исполнительского искусства. Эту запись по многим причинам можно назвать визитной карточкой Темирканова для самой широкой международной аудитории любителей музыки.

 

Ф. Шуберт. «Музыкальный момент» фа минор

ЗКР, 2015

Это, конечно, только бис в завершении концерта на фестивале в Анси. Филигранно исполненная миниатюра Шуберта, вероятно, лучше всего показывает, к чему стремился Юрий Хатуевич, говоря о задаче дирижера, – научить оркестр играть скрывающееся за нотами. В простоте и улыбчивой серьезности, в естественности, интимных умолчаниях и сдержанном артистизме заключена, может быть, лучшая и чистая основа природного дара дирижера.

Репертуар Темирканова отличался верностью и постоянством. Внимания заслуживают сочинения Чайковского и Глазунова, Рахманинова и Стравинского, Прокофьева и Шостаковича, Малера и Равеля под его управлением, записанные в разные годы. Но записи – только малая и едва ли наиболее значительная часть наследия. Куда важнее живые впечатления от концертов. Образ Темирканова – в этих воспоминаниях, в его словах и многоточиях мысли. В одном из интервью на вопрос, как бы он хотел умереть, Юрий Хатуевич ответил в свойственной самоироничной манере и коротко: «Никак». И пусть записи – не самое важное, но они дарят нам надежду, что время от времени даже само время можно остановить.

Книга за семью печатями Тема номера

Книга за семью печатями

На Крещенском фестивале в «Новой Опере» исполнили российскую премьеру музыкального апокалипсиса

Кто боится дюшановского колеса? Тема номера

Кто боится дюшановского колеса?

К десятилетию ансамбля N’Caged

Время молодых Тема номера

Время молодых

В «Новой Опере» прошли премьерные показы проекта «Война и мир. Наташа и Андрей»

Держим планку Тема номера

Держим планку

Девизом 2023 года может быть фраза «жизнь в предлагаемых обстоятельствах». Редакция составила свой рейтинг инфоповодов и персон, которые оказались наиболее значимыми в уходящем году.