Простота как высшая сложность События

Простота как высшая сложность

В Концертном зале имени Чайковского состоялся сольный вечер Юрия Фаворина

Пианист принадлежит к числу тех немногих фаворитов столичной публики, которые способны собрать полный зал с любой программой – от малоизвестных романтиков до радикальных авангардистов. Словно пользуясь таким благорасположением меломанов, Фаворин постоянно экспериментирует с репертуаром: какие только редкости не услышишь на его концертах! В этот вечер, однако, программа была составлена в более традиционном ключе. В каждом отделении –  попарно крупное произведение русского и зарубежного композитора: Соната Шуберта D. 664 соседствовала с Сонатой соль минор ор. 22 Метнера, а «Лесные сцены» Шумана стали парой для Шестой сонаты Прокофьева.

Масштаб пианизма Фаворина бесспорен, и в этом аспекте вечер не преподнес сюрпризов: были и виртуозный размах, и фирменный фаворинский драйв, и поиски неконвенциональных трактовок. Концерт скорее заставил задуматься о материях более философских: в чем в принципе заключается подлинная зрелость пианиста? В этом ракурсе вопросов было больше, чем ответов.

Наибольшей удачей концерта стало исполнение «Лесных сцен» Шумана. Это сочинение Фаворин исполнял год назад в рамках «Рахманинов-феста» в «ГЭС-2», и тогда оно прозвучало не вполне убедительно: поиск скрытого контекста не помог собрать «пазл» этого фортепианного цикла. Ныне же произведение преобразилось подобно выдержанному вину: впечатляли звуковые краски и тонкая выверенность деталей. Лаконичность преобладала над вычурной мистикой, на которую «Лесные сцены» подчас словно провоцируют пианистов. Запомнилась и трактовка сонаты Метнера: убедительно был передан ее сумрачный колорит и утонченность стиля.

В открывавшей вечер Сонате Шуберта ля мажор Фаворин словно еще подстраивался под акустику КЗЧ, находясь в поиске звукового баланса; в интерпретации преобладало нарочитое стремление к оригинальности высказывания, конфликтующее с возвышенной ясностью самого материала, той самой шубертовской «простотой», которая стоит иной вычурной сложности. Завершавшая концерт Шестая соната Прокофьева на первый взгляд идеально соответствовала темпераменту пианиста: технический размах, фресковый масштаб звука, виртуозная гонка в финале. Тем не менее именно в последней части Фаворина ощутимо «заносило на поворотах». Да, блестящая виртуозность позволила ему без потерь преодолеть всю дистанцию сонаты, и фанаты, конечно же, встретили такой финал бурной овацией. Было ли это оправданным музыкально – вопрос дискуссионный.

Юрий Фаворин в свои тридцать шесть лет находится на пороге попадания в «высшую лигу» отечественных фортепианных мастеров, немногочисленным членам которой уже не нужны приставки «молодой», «победитель конкурсов», «интересный» – их творчество говорит само за себя. Для этого важного шага у пианиста есть практически все: любовь публики, необычайный масштаб репертуара, яркое техническое мастерство. Осталось добавить лишь последний, ключевой ингредиент: взгляд на исполняемое, абстрагированный от собственных творческих страстей и стремлений к повсеместной оригинальности. Понимание того, что простота и является той самой искомой «цветущей сложностью».

Я вам пишу – и это все События

Я вам пишу – и это все

Театральное агентство «Арт-партнер XXI» возобновило спектакль «Онегин-блюз» на сцене Театра эстрады

Узнанные имена События

Узнанные имена

В «Сириусе» завершился конкурс «Созвездие»

Обыкновенное чудо События

Обыкновенное чудо

В Екатеринбурге состоялась мировая премьера балета «Сказки Перро»

Возьмите мое сердце События

Возьмите мое сердце

В Большом зале Санкт-Петербургской филармонии, а затем дважды в Москве, в «Зарядье», хор и оркестр musicAeterna под управлением Курентзиса исполнили «Страсти по Матфею» Баха