Роковые классики… и классические рокеры Контркультура

Роковые классики… и классические рокеры

Могут ли музыканты во фраках понять людей в кожаных брюках и сыграть с ними концерт?

Как известно, постоянные споры между поклонниками классической и популярной музыки до сих пор не привели ни к каким ощутимым результатам. Более того, и в том, и в другом «лагере» знатоки и простые поклонники разделяются на тех, кто признает и категорически отрицает, что в серьезной музыке могут звучать несерьезные композиции, и наоборот. Поэтому в этом обзоре мы попытаемся просто показать, как «несерьезный» жанр рок-музыки пытался объединить свое звучание со звучанием классических инструментов, и что из этого получилось.

Одним из первых рок-музыкантов, решившим объединить гитарные риффы и мелодические ходы хард-рока со звуком симфонического оркестра, был Джон Лорд, клавишник группы Deep Purple. Основной мотивацией для него (в отличие от многих последователей) послужило классическое музыкальное образование, следы которого мы слышим во всем творчестве композитора. Джон Лорд попытался, помимо сплавления классики и рока, создать свое собственное классическое произведение. Поэтому в списке композиций этого концерта сначала идет абсолютно классическая Симфония № 6 авторства Малкольма Арнольда, потом три песни Deep Purple, и далее – собственно, сам «Концерт для группы и оркестра», состоящий из трех композиций Лорда, выполненных именно в классическом ключе, но при поддержке рок-инструментов (гитара, бас-гитара, клавишные и барабаны). Запись состоялась в сентябре 1969 года при участии Королевского филармонического оркестра под управлением Малкольма Арнольда и впоследствии была выпущена на виниле.

Отбрасывая в сторону мысли о «нужности или ненужности» такого сочетания, хочется сказать, что этот концерт был прорывным для своего времени. И потому, что в Англии еще сохранялись довольно консервативные взгляды на волосатых рок-музыкантов, и потому, что сами волосатые рок-музыканты еще с большой настороженностью относились к таким экспериментам. На видеозаписи 1969 года очень четко видны лица музыкантов оркестра, переглядывающихся во время исполнения композиций. Многие из них уже в почтенном возрасте, и на их лицах буквально читается «Ну и ну! Зачем мы на это согласились?!». В то же время на лицах «волосатой» части оркестра читается и серьезное отношение (Ричи Блэкмор с непроницаемым лицом), и само собой дерзкий задор «Мама, мы играем с классическим оркестром!!!» (взгляните на Иэна Пэйса, барабанщика Deep Purple, который выдал несколько огненных соло-проходов).

С точки зрения собственно музыки, это, конечно же, еще не полноценный рок-концерт «с участием симфонического оркестра». В­се-таки тут больше классики, чем рока. Несмотря на это, публика приветствует всех музыкантов с почтением и явным интересом, а некоторые фанаты даже вывешивают самодельные постеры с приветствием Джона Лорда. Я бы назвал этот концерт «пробным шаром» в попытке привить фанатам рок-музыки интерес к классике.

Тем не менее Джон Лорд открыл дверь в мир классики для других рок-музыкантов (подобно тому, как как декабристы разбудили Герцена), и те из них, кто понял и признал возможность таких сочетаний, не преминули этим воспользоваться.

И Procol Harum в Эдмонтоне (1972), и Рик Уэйкмэн в своей рок-опере «Путешествие к центру Земли» (1974), и Роджер Уотерс (ex-­Pink Floyd) в Берлине во время исполнения классического альбома The Wall (1990) приглашали симфонические оркестры для обрамления уже исключительно своих композиций в более серьезном, пафосном ключе. Но если у Procol Harum и особенно у Уэйкмэна мы слышим все же больше классики, чем рока, то у Уотерса в 1990-м симфонический оркестр – это уже просто красивая классическая оправа для рок-нетленок.

Джеймс Хетфилд (Metallica) и Симфонический оркестр Сан-Франциско

Нельзя не упомянуть и Metallica, сыгравшую уже два концерта с Симфоническим оркестром Сан-­Франциско (1999 и 2019), где все партии оркестра были написаны непосредственно под песни самой рок-группы. Как бы мы ни относились к классике, нужно признать, что оба концерта прозвучали на высоком уровне, и даже по лицам музыкантов Оркестра Сан-­Франциско было видно, что такое сочетание не вызывает у них отторжения (см. «Американская Сюита» в № 10/2020).

Плодами творчества Майкла Кэймена и Metallica не преминули воспользоваться и другие гранды мировой рок-сцены – группа Scorpions. В 2000 году вышел их концертный альбом Moment of Glory, записанный с Берлинским филармоническим оркестром. И на нем стоит заострить внимание хотя бы потому, что в этом случае сочетание симфонического аккомпанемента и самих рок-композиций, на мой взгляд, носит абсолютно гармоничный характер. Во-первых, гармоническая составляющая песен Scorpions очень хорошо ложится на звучание классических инструментов. Во-вторых, весь звук концерта построен на полной гармонии между классическими и рок-инструментами. Что называется, они не «забивают» друг друга, и все звучит как вполне гармоничное переплетение жанров. Безусловным прорывом данного альбома стала увертюра, весьма гармонично переходящая в один из главных хитов Scorpions – Hurricane. Что уж говорить про «самую главную рок-песню о любви» – Still Loving You, которая от вступления до коды сопровождается совершенно волшебными соло скрипок и общим гармоническим аккомпанементом струнных и духовой группы! Это могло растопить самое жесткое сердце самого застарелого рокера.

Дальнейшее развитие рок-музыки, особенно тяжелой (или «утяжеленной») ее части, шло весьма разными путями. Одним из ответвлений самого тяжелого направления (heavy metal), помимо совсем уж экстремальных жанров, стал black metal (блэк-метал), сочетающий в себе как основу те самые «пониженные тритоны» (diabolus in musica, впервые использованные Тони Айомми из Black Sabbath), с быстрыми (до 128 ударов в минуту) ритмами, и само собой, инфернально-макабрической тематикой. Самой благодатной почвой для этого жанра явилась Скандинавия, где блэк-метал-­группы с конца 1990-х стали расти, как грибы после дождя. Основа – скандинавские мифы и сказания, замешанные на отрицании христианских ценностей и общей философии декаданса.

Одним из ярчайших представителей данного направления стала норвежская группа Dimmu Borgir, чей стиль даже официально называется «симфо-блэк-метал». И это неудивительно, ибо пафос симфонического звучания весьма легко накладывается на простые мелодические ходы данного жанра. В 2012 году на международном фестивале тяжелой музыки Wacken группа Dimmu Borgir сыграла полноценный сет с симфоническим оркестром, еще и в сопровождении большого хора. Запись концерта доступна на просторах интернета, и любой желающий почувствовать, как симфоническая музыка и хоровое пение вписываются (или не вписываются) в общую концепцию «блэк-метал», может проверить это собственными ушами.

На мой взгляд, несмотря на количество музыкантов в оркестре и еще большее количество хористов, классика здесь звучит лишь как декоративное обрамление и усиливающий общее мрачное напряжение фактор. Общий «музыкальный примитивизм» жанра не несет большой мелодической нагрузки, все направлено на создание больше имиджево-­визуального эффекта, а не на пробуждение эмоций от самой музыки. Даже когда звучит композиция Fear and Wonder, исполняемая только оркестром и хором, не покидает ощущение того, что смотришь просто вступление к фильму ужасов.

Не стоит забывать и о наших рок-музыкантах. С середины 1980-х и по сей день многие рок-музыканты ставили эксперименты по смешиванию музыки собственного сочинения с классической музыкой. Также были и попытки делать «каверы» на классические произведения, и приглашения классических музыкантов в состав собственно рок-групп. От «Аквариума» до «Короля и Шута» мы слышим звуки скрипок, арфы, духовых инструментов. А в 2001 году группа «Ария» решилась в первый раз в своей истории сыграть концерт собственных песен в сопровождении симфонического оркестра. Началось все с того, что в 2000 году группа записала сингл на песню «Потерянный рай» с Президентским оркестром РФ. А на следующий год «Арию» пригласили сыграть полный концерт на фестивале «Нашествие». После долгих поисков и размышлений, Валерий Кипелов и Ко приглашают к сотрудничеству оркестр «Глобалис», который под руководством дирижера Константина Кримца (1939–2008) уже снискал славу особенного коллектива, что подтверждается цитатой с их официального сайта: «Отличительной чертой оркестра является способность в зависимости от музыкальных задач находить новые формы взаимодействия с музыкальным материалом – как современности, так и классики».

Выбор «Арии» оказался весьма удачным, и концерт повторили, даже в более расширенном варианте с акустическим отделением, в «Зеленом театре» Парка Горького в Москве 1 июня 2002 года, причем канал Муз-­ТВ вел прямую трансляцию.

Что касается общего музыкального впечатления, мне этот концерт очень напомнил уже упоминавшийся здесь концерт Scorpions: общее настроение композиций «Арии», их мелодика в сочетании с тяжелыми гитарными риффами, вокальный талант Валерия Александровича Кипелова, тексты песен – все это гармонично сочетается со звучанием оркестра. А уж тот задор, с которым за дирижерским пультом стоял и двигался Константин Кримец (подозреваю, с большим удовольствием рискнувший навлечь на себя гнев классического сообщества), только добавил живой, непосредственной энергии в это сочетание серьезного с несерьезным.

Этот успех «Ария» повторила еще несколько раз и даже приурочила полноценный тур по России «Классическая Ария» к своему тридцатилетию в 2015 году.

Совершенно невозможно пройти мимо и не упомянуть дорогих каждому российскому любителю тяжелой музыки финских Nightwish – ансамбля с насыщенной историей, который сразу же был поименован не иначе как «симфо-­метал-группа». Само собой, с элементами прогрессив или пауэр-­метала. Ни для кого не секрет, что именно в Скандинавии все стили тяжелой музыки приобрели самый причудливый характер. А уж в Финляндии, знаменитой своим сказочно-­романтическим фольклором, сам Господь распорядился так, чтобы фэнтезийно-­приключенческие мотивы гармонично вплелись в суровые северные мелодии и ритмы. Конечно же, тяжелые гитары и рок-биты были принесены извне, но они упали на самую благодатную почву. Так что появление на свет одной из самых «продвинутых в классику», самобытных и ни на кого не похожих групп стало вполне закономерным явлением. Основатель группы, Туомас Холопайнен, неоднократно заявлял, что идея создания такого коллектива пришла к нему во время похода в лес с друзьями и ночных посиделок у костра.

Тарья Турунен перестала быть вокалисткой Nightwish в 2005 году. В настоящее время она занимается сольными проектами и периодически выступает с концертами в России

Тарья Турунен, первая вокалистка Nightwish, стала настоящей визитной карточкой коллектива благодаря своим вокальным данным. Ее природное сопрано (а если прибегать к классическим определениям, – лирическое сопрано) после нескольких лет практики было разработано до трех октав, что позволило ей петь в тесситуре меццо-­сопрано и использовать колоратурные элементы.

Само собой, многие критики из мира классической музыки неоднократно заявляли: оперный голос не подходит для тяжелой музыки! С другой стороны баррикад многие фанаты и критики из мира тяжелой музыки постоянно декларировали: Тарья – жемчужина и находка для хеви-метала.

Несмотря на то, что для создания симфонического аккомпанемента почти всех своих композиций Nightwish в основном использует синтезаторы, сэмплеры и прочие достижения современной музыкальной индустрии, в 2004 году группа впервые в своей карьере встретилась с Лондонским сессионным оркестром (ранее записавшим все звуковые дорожки к фильму «Властелин колец»). Результатом сотрудничества стал альбом Once. Несмотря на дальнейшие перипетии в истории группы, которые привели к двум заменам вокалисток, именно вокал Тарьи Турунен, ее харизма позволили Nightwish выйти на мировой уровень и получить признание как среди поклонников хеви-метала, так и в стане любителей классики.

Есть и еще очень много примеров сотрудничества рок-групп с классическими музыкантами. Они носили как концертный, так и студийный характер. Исполнялись и записывались (увы, не всегда) и отдельные песни, и целые альбомы. Оркестровки использовались как для легкого обрамления основной музыкальной темы, так и в качестве полноценного аккомпанемента.

Одно можно сказать с уверенностью: отношения рок-музыкантов, решившихся на такое сотрудничество, и музыкантов и дирижеров, участвующих с классической стороны, всегда были уважительным и деликатными. Можно не принимать и не понимать плоды такого сотрудничества, но, как говорил Маяковский «Ведь если звезды зажигают – значит, это ­кому-нибудь нужно!».

Игра по чужим правилам Контркультура

Игра по чужим правилам

В отличие от большинства коллег по рок-сцене начала нулевых, Coldplay спустя двадцать лет снова штурмуют чарты. Но цена, которую им пришлось за это заплатить, кажется непомерной

Разновидность волшебства Контркультура

Разновидность волшебства

Почему Фредди Меркьюри остается нашим хорошим другом

Игра без правил Контркультура

Игра без правил

Новый альбом Моби трудно назвать шедевром, но его карьере, полной рискованных шагов и почти сознательных провалов, это едва ли повредит.

«Машина времени»: <br>В этой музыке нельзя без кайфа! Контркультура

«Машина времени»:
В этой музыке нельзя без кайфа!

Тринадцатый официальный студийный альбом «В метре» «Машины времени» вышел в ноябре прошлого года и сразу занял первые места в хит-парадах: на всех стриминговых площадках он слушался очень хорошо.