Сага о Петре Первом События

Сага о Петре Первом

Саратовский академический театр оперы и балета поставил оперу Андрея Петрова, посвященную великому русскому императору

Опера «Петр Первый» ленинградского композитора Андрея Петрова в этом году привлекла внимание сразу двух региональных театров. Всего несколько дней назад Урал Опера Балет представил концертное исполнение «Петра Первого» на открытии своего сезона. Теперь эстафету принял Саратовский театр оперы и балета, который показал уже полноценный спектакль (и тоже на открытии сезона!). Перед этим прошла обкатка: сначала фрагменты оперы прозвучали в формате оупен-эйр на площади Петра Великого недалеко от набережной Волги – непосредственно в дни празднования 350-го дня рождения императора, затем – в рамках открытия всероссийских игр «Умный город». Наконец, пришло время Петру Первому обосноваться в самом саратовском театре – точнее, на его Новой сцене, в бывшем Доме культуры завода «Тантал», куда руководство и труппа переехали на время реконструкции своего основного здания. Постановка стала совместным проектом саратовского театра и Благотворительного фонда им. Л. В. Собинова, получившим финансовую поддержку Министерства культуры РФ.

Воплотить историю о Петре Первом – от эпохи правления его сестры Софьи до основания Санкт-Петербурга – был приглашен режиссер Павел Сорокин. По его замыслу, эта опера была представлена как масштабное станковое полотно, как ожившие картины русских живописцев. Не отходя от либретто Натальи Касаткиной и Владимира Василева, режиссер трактовал образ Петра непоколебимым самодержцем, который точно знает, по какому пути пойдет его будущая империя. И в 17, и в 31 год он смело выходит к своему народу, который, к слову, в спектакле – едва ли не главное действующее лицо. Очевидны параллели с историческими страницами «Хованщины» и «Бориса Годунова»: хор народа и местный Юродивый олицетворяли собой движущую силу толпы, сопровождавшую Петра Первого во все периоды его жизни. Массовые сцены вообще акцентированы в постановке сильнее, чем дуэты или монологи. Это касается не только важнейших для сюжета эпизодов стрелецкого бунта (фреска «Старая Москва») и снятия колоколов в одноименной фреске, но и в таких интермедиях, как пьяный разгул солдат или банная вечеринка. Но «Битву под Нарвой» на сцене не воплотили – баталию условно передала мультимедиапроекция и свет (художник – Екатерина Чернощекова).

Впрочем, Сорокину важно было показать Петра Первого не только как могучего правителя, но и как обычного человека со своими страхами и сомнениями. В трудные минуты будущий император не раз обращается к Богородице, олицетворенной в либретто некой девушкой Анастасией (ее спела Вера Паньшина), к плечу которой он в отчаянии прижимается в конце первого акта. Но Петр Первый, считает режиссер, все равно в душе остается ребенком – в спектакле неоднократно появляется мальчик в образе юного Пети (Тихон Захаров), который держит в руках макет корабля, мечтая о морских подвигах.

В сценографии спектакля притягивала внимание огромная голова Петра Первого, в сценах «старой Руси» художник-постановщик Сергей Новиков изобретательно использовал декорации в виде икон, где вместо изображения лика святого зияла пустота. Внимание зрителя также было приковано к роскошным костюмам Петровской эпохи. Особенно колоритным был сам великий император – в зеленом гвардейском костюме, шляпе, с пышной шевелюрой и усами.

Опера Андрея Петрова – сложная, многослойная партитура, в которой, чтобы передать диалог времен, петровские канты сочетались с ариями в духе мюзиклов, а псалмодирование сменяла пародия на английскую песню «Зеленые рукава». Огромную роль здесь играют хоровые эпизоды, отчего эта опера приобретает черты и оратории. Хор театра (хормейстеры – Анна Вильперт и Михаил Толчин) и драматургически, и вокально был убедителен, заставил поверить в драму, которая сложилась между народом и будущим императором.

Опера, конечно, это прежде всего музыкальный жанр, поэтому сценография – лишь рама, обрамляющая главное – музыкантов. Оркестр бережно поддерживал солистов, создавая с ними выразительные диалоги, а в отдельных фресках подчеркивал психологическое состояние героев, словно воспроизводил внутреннюю речь. Композитор заложил в партитуре тембровую драматургию, которую рельефно выявил главный дирижер театра Юрий Кочнев. Так, появление Петра Первого сопровождало звучание меди (фанфары), партию Екатерины поддерживали лирические скрипки, а мрачную атмосферу быта «старой Руси» символизировал дуэт бас-кларнета и фагота. Оркестру удалось достичь эпического размаха, погрузить слушателя в «дела давно минувших дней». Юрий Кочнев здесь вновь подтвердил свою репутацию высокого профессионала и продемонстрировал умение нетривиально подойти к партитуре.

В отличие от тренда делать ставку на приглашенных певцов, Саратовский театр решил показать потенциал своей труппы и не ошибся.  Екатерина Федотова (Екатерина Первая) – обладательница выразительного низкого голоса, почти контральто, порадовала не только практически безупречной точностью интонации, но и в целом свободным владением своего голоса, что редко встретишь у многих молодых вокалистов (а Екатерина только заканчивает консерваторию в следующем году). Образ Анастасии (в спектакле – Богородица) у Веры Паньшиной словно олицетворял собой народную скорбь: ее плач в очень высокой (даже для сопрано) тесситуре, открывавший оперу и звучавший далее как лейттема, напоминал фольклорную эпическую песню. Отлично справились со своими задачами Александр Гонца (показавший своего героя – Лефорта – комическим персонажем, словно сошедшим со страниц оперы-буффа) и Илья Говзич (Меншиков). В интонациях царевны Софьи (Марина Демидова) ощущалось стремление повелевать и во что бы то ни стало сохранить за собой престол: исполнительница превратила драматические речитативы Софьи в экзальтированные высказывания. Виктор Григорьев (Макарий), Сергей Филимонов (Владимир/Юродивый), Александр Корнеев (Тихон), Ольга Дё (Ржевская) даже в своих эпизодических появлениях сыграли этих второстепенных персонажей оперы ярко и запоминающе. А что же главный «виновник» вечера? Дмитрий Соловьев изобразил Петра Первого эдаким грозным царем-батюшкой, который уничтожает старый мир и с энтузиазмом строит новый. У Петра Алексеевича был, безусловно, сложный, противоречивый характер, и солист убедительно раскрыл его импульсивность, темпераментность и вместе с тем широту души и благородство. Что ж, Саратовский театр оперы и балета можно смело поздравить с большим событием и пожелать, чтобы труппа поскорее вернулась в историческое здание и «Петр Первый» воцарился там во всем блеске.

Апокалипсис в присутствии автора События

Апокалипсис в присутствии автора

Опера Дьёрдя Лигети «Великий Мертвиарх» в Баварской опере

Девушка, Смерть и комары События

Девушка, Смерть и комары

В нижегородском оперном театре состоялись последние премьеры сезона

По старым чертежам События

По старым чертежам

В «Сириусе» прошел второй ежегодный фестиваль
«Дни танца»

Счастливый шторм События

Счастливый шторм

Вячеслав Самодуров поставил
в Большом «Бурю»
Юрия Красавина