Сентиментальный минимализм События

Сентиментальный минимализм

Цикл концертов «Я – композитор!», организованный Союзом композиторов России, – это возможность всесторонне познакомиться с артистом и его творчеством. Публике предлагается не только послушать музыку, но и задать вопросы композитору – беседу ведет культуролог Анна Генина. 31 октября в Малом зале «Зарядья» героем цикла стала Настасья Хрущева – российский композитор, пианистка, музыковед. Концерт действительно ожидаемый: по понятным причинам он неоднократно переносился, но это не помешало ему вызвать почти полный аншлаг.

В концертах цикла по традиции звучит не только авторская музыка, но и сочинения композиторов прошлых столетий – то, что близко или, наоборот, далеко от героя. Программу он выбирает сам, и это тоже можно назвать композиторским замыслом – неким масштабным циклом: произведение может восприниматься по-разному в зависимости от контекста, в которое оно помещено.

В первом отделении «Вспомненные мотивы» – фрагменты из фортепианных циклов П. И. Чайковского, Н. К. Метнера и Ю. В. Красавина – неслучайно соседствовали с «Русскими тупиками» Настасьи Хрущевой. Получился экстракт русской музыки XIX века – «лабиринт красоты» из псевдоцитат, которые на деле оказываются лишь намеками. Эстетика творчества Настасьи Хрущевой во многом исходит от метамодерна – недавно вышла ее книга «Метамодерн в музыке и вокруг нее». По словам композитора, «метамодернизм – стремление соединить забытые вещи в ­какой-то гербарий, лирический музей, где мы можем любоваться ими уже без опасности удариться в сентиментальность, потому что в руинах она уже невозможна в прямом виде» (цитата из интервью Сергея Уварова). В этом смысле «Русские тупики» – это любование ушедшей красотой, но как бы отдаленно, со стороны, без погружения в нее.

Этот же принцип чувствуется в интерпретации Настасьи Хрущевой музыки Чайковского, Метнера и Красавина: знакомые темы звучат приглушенно, словно призраки. Вместо мелодии настойчиво высвечивается неочевидное – например, органный пункт в «Утренней молитве» или среднем разделе «Вальса» Чайковского. «Страшное проглядывает сквозь сентиментальное», – объясняет Настасья.

«Словно в сказке» на текст В. Антипова продолжает эту идею. Песню из цикла «Красота» композитор исполнила сама, и в ее интерпретации музыка прозвучала еще более хрупко и с надломом – при нарочитой грубости сопровождения (фортепиано – Александра Коренева, скрипка – Станислав Малышев, виолончель – Ольга Калинова). И вновь неироничное любование традиционными средствами: куплетная форма, тональная музыка, четкие кадансовые обороты.

Другой экспонат метамодернистского музея – соль-минорный Концерт для струнных и бассо континуо А. Вивальди (RV 157). Параллелью ему стала «Книга печали и радости» Настасьи Хрущевой для струнного оркестра и фортепиано (московская премьера). Настасья проводит сразу несколько аналогий с Вивальди: с одной стороны, это множество повторов, которые подобны репетитивной технике XX века; с другой – использование барочных аффектов, «отстраненной, законсервированной в себе эмоции». Однако с последним, пожалуй, можно поспорить. В некоторых частях (особенно в медленных) действительно выдерживается одно и то же состояние, а предпоследняя часть обрывается без предупреждения – она от начала до конца находится на пике напряжения, которое не может разрешиться. Совсем другое – крайние части (на одном тематизме), особенно финал: поначалу безобидные минималистские паттерны с каждой секцией развиваются все активнее и доходят до настойчивой ритуальной речитации, а это уже переход в новое качество. Да и конечная модуляция из ре минора в ре мажор вызывает очевидные ассоциации, и явно не барочные. Так что с «законсервированностью» все не так однозначно, да и с «отстраненностью» тоже: финальная кульминация (снова обрывающаяся) дает потрясающе мощный эффект, почти физически ощутимый в зале. И это в том числе заслуга OpensoundOrchestra под управлением Станислава Малышева (солисты – Алена Зиновьева, Алексей Донской, Павел Романенко) – не только очень техничное исполнение, но и убедительная интерпретация.

Чтобы разобраться в специфике метамодерна, может потребоваться не один день. Но это не означает, что осмыслить музыку Настасьи Хрущевой без метамодерна невозможно. Сама Настасья считает, что ее творчество вполне понятно широкой аудитории – более того, музыка рождается как раз в столкновении со зрителем: «Публика нужна самому композитору, понимаете? А не композитор – публике».

Открытая дверь События

Открытая дверь

Гнесинские композиторы представили программу «Диалоги»

Большая победа маленьких артистов События

Большая победа маленьких артистов

Всероссийский юношеский симфонический оркестр отметил десятилетие

Зажечь звезду События

Зажечь звезду

Премию «Легенда» вручили в Бетховенском зале Большого театра

Черевички, мамонт и русалка События

Черевички, мамонт и русалка

В Екатеринбурге поставили редко звучащую оперу Чайковского