Серфинг на Рубинштейне Презентации

Серфинг на Рубинштейне

В этом году все желающие смогут посмотреть Конкурс Рубинштейна онлайн, с некоторыми бонусами в цифровой версии. Об истории и нововведениях престижного состязания – в эссе нашего специального корреспондента из Великобритании.

Известно, что, когда Папа Римский выбирает кардинала, тот, по обычаю, выказывает сопротивление. Идея заключается в том, что большая честь накладывает большую ответственность, и смиренное отношение к работе, скорее всего, приведет к тому, что больше людей получат помощь, больше жизней будут затронуты. Сравнение Папы Римского с фортепианным конкурсом довольно необычно и во многом едва ли уместно, особенно когда это соревнование происходит в единственном в мире еврейском государстве (правда, там, где родился Иисус), и все же оно приходит в голову. Потому что, когда Яша Быстрицкий спросил своего друга, великого пианиста Артура Рубинштейна, можно ли учредить фортепианный конкурс в Израиле, названный в его честь, как всегда скромный Рубинштейн отказался. Однако, убедившись, сколько талантливых молодых музыкантов могут получить помощь от конкурса, он тем не менее взял на себя ответственность за его поддержку и даже участвовал в жюри в первых двух конкурсах.

Так родился Международный конкурс пианистов имени Артура Рубинштейна, который считается одним из четырех-пяти важнейших фортепианных конкурсов мира. Он возник из скромности, из нежелания, но и из признания того факта, что художники, достигшие вершины своего искусства и своей карьеры, могут помочь. Просто помочь. И хотя это совсем не просто – создание и последующая организация международного конкурса – это огромная логистическая задача (особенно во времена Covid-19, но об этом позднее), – но с первого года своего существования (1974) «Рубинштейн» добился успеха. Победителем первого конкурса в Тель-­Авиве стал Эмануэль Акс. Он сказал о событии годы спустя: «После “Рубинштейна”… все дороги открылись для меня, я был приглашен всеми и вся».

За Аксом последовали еще многие другие победители, чью карьеру продвинул «Рубинштейн» (как его сейчас называют пианисты): Игорь Левит, Даниил Трифонов, Кирилл Герштейн, Герхард Оппиц, Джеффри Кахане, Борис Гильтбург, Иэн Хобсон, Янина Фиалковская и Хатия Буниатишвили. В мире, где сейчас не так уж и мало фортепианных конкурсов, у всех участников, по их словам, кажется, остались очень приятные воспоминания именно об этом конкурсе. «Я помню то чувство, которое было у меня во время игры на конкурсе Рубинштейна», –сказал Трифонов. – Сразу же, как только я начал играть на сцене, я понял, что от зрителей идет очень позитивная энергетика, которая важна для артиста.»

Дружелюбие, безусловно, было налицо в этом году на традиционной закрытой церемонии жеребьевки первого тура. В Zoom собралось тридцать шесть конкурсантов со всего мира. Их тепло поприветствовали художественный руководитель Ариэль Коэн и председатель жюри Ари Варди. Последний весело вспоминал прошедшие годы, демонстрируя, как конкурсанты с насупленными бровями пытались разобраться в психологических последствиях выбора того или иного порядкового номера выступления. В этом году организаторы соорудили разноцветный цифровой крутящийся барабан, который, под всеобщее веселье, останавливался на имени участника, давая тому выбрать свое место в списке участников. Атмосфера была товарищеской: конкурсанты ободряюще улыбались друг другу, каждый из них в свою очередь представился, сказал, откуда он родом, и, конечно же, выбрал время. Если и ожидалось определенное напряжение и нервозность на каждом этапе соревнования, потенциально определяющего карьеру, то вскоре это чувство исчезло.

Даниил Трифонов

«Всегда было важно иметь чувство общности с “Рубинштейном”, – рассказывает Коэн, который работает на этом конкурсе (проходящем раз в три года), начиная со второго его проведения в 1977 году. – С самого начала была теплая атмосфера. В первые годы все конкурсанты останавливались вместе в одном конкретном отеле, ныне не существующем, в пригороде Рамат-­Авива. Этот отель выглядел как загородный клуб, с чудесными травяными лужайками, бассейном и небольшими кабинками для артистов, и все они там общались. Это было похоже на кибуц, пусть и в городе! Но вот таким было это чувство, и они все это любили. У нас всегда были волонтеры, которые заботились о пианистах. Они ждали их в аэропорту, отвозили в гостиницы, возили на сессии, иногда пускали их пожить к себе домой, и это тоже помогало.

Тем временем аудитория была и остается, я думаю, уникальной! Залы заполняли знающие и чрезвычайно восторженные слушатели. Среди них были преподаватели фортепиано и другие пианисты, и они никогда не стеснялись высказывать свое мнение! Иногда они спорили о том, кто, что и как играет и почему так или иначе нужно играть! Они широко заявляли о своей любви и поддержке некоторых исполнителей. С другой стороны, если кто-то из слушателей иногда не соглашался с выбором жюри, они громко высказывали свое мнение прямо в зале! Может показаться немного пугающе, но на самом деле получалось ­как-то гораздо более неформально».

Коэн помнит первый конкурс Рубинштейна в 1974 году, который он посещал, будучи студентом по классу фортепиано («Мой учитель привел меня послушать некоторых конкурсантов»). Ко времени проведения второго конкурса в 1977 году он был молодым журналистом на израильском армейском радио, выпускавшим культурные заметки. Для написания одной из них он был отправлен на «Рубинштейна» и, по сути, к самому Рубинштейну. «Я провел два часа с ним. И с его женой. Его жена была в другой комнате и не переставала поправлять его: “О, Артур, но все было не так!..”».

Коэн официально присоединился к третьему конкурсу в качестве внештатного сотрудника. Он писал рекламные материалы и проводил интервью по мере необходимости, а также консультировал директора и участвовал в общей организации процесса. В конце концов, Коэн стал председателем правления и, после ухода в отставку в прошлом году многолетнего художественного руководителя Идит Цви, взял на себя эту роль. Сказать, что это было не самое простое время для того, чтобы взять под контроль крупный международный конкурс, –значит, ничего не сказать, но, по крайней мере, в прошлом году представились неплохие возможности в онлайн-­сфере.

Последний год работы Цви должен был ознаменоваться Шестнадцатым конкурсом Рубинштейна. Но из-за разгара Covid-19 было решено отложить его на год (лишь во второй раз в истории конкурса) и вместо этого провести фортепианный онлайн-­фестиваль. В центре внимания – сольные концерты двенадцати молодых пианистов – лауреатов национальных премий –в Клэрмонт-­холле Музыкальной школы Бухмана – Меты; специальные трансляции сольных выступлений бывших лауреатов конкурса, таких как Борис Гильтбург; панельные дискуссии и видеофильмы соревнований прошлых лет… Конкурс прошел с большим успехом. Он транслировался при поддержке International Piano Magazine и газеты Haaretz. Как выяснилось, это подготовило почву для более масштабных и амбициозных цифровых предложений в этом году: весь конкурс будет транслироваться онлайн.

Катя Буниатишвили

Впервые, в силу обстоятельств, «Рубинштейн» пройдет в разных странах мира, и только два финальных тура планируется провести, как обычно, в Тель-­Авиве. Учитывая трудности с передвижением во время ковида, предварительные туры пройдут в Лондоне, Нью-­Йорке, Пекине, Потсдаме и, конечно же, в Тель-­Авиве. Конкурсанты отправятся в любой из этих городов (с возможностью проведения в других местах, в крайнем случае), где их выступления будут записаны для трансляции на публику и для жюри. Затем финалисты отправятся в Израиль на последние два тура, чтобы выступить перед живой аудиторией (трансляция также будет) с рядом камерных сочинений и фортепианных концертов с «Израильской Камератой Иерусалима» и с Израильским филармоническим оркестром.

Любители музыки могут купить билеты и наблюдать за трансляциями из дома с преимуществами цифрового формата, включая выбор ракурсов камеры (например, показ рук конкурсанта). Первые туры будут транслироваться с 1 по 10 апреля, а финальный тур можно будет увидеть с 29 апреля по 1 мая (так что у финалистов будет время на любые дорожные трудности). В промежутке между ними пройдут панельные дискуссии и комментарии; зрители смогут «встретиться» с членами жюри в прямом эфире – само жюри (на момент написания статьи еще публично не объявленное) во главе с Варди может похвастаться впечатляющим количеством деятелей искусства и педагогов.

Коэн гордится множеством других инициатив, направленных на обогащение и углубление восприятия аудитории. Так, например, пять известных израильских пианистов выступят с лекциями, анализируя выступления конкурсантов, которые только что посмотрела аудитория (что может быть более эффективным, если есть заранее записанные выступления, к которым лекторы могут обратиться). «Идея состоит в том, чтобы дать людям возможность конкретизировать внутреннюю жизнь выступления, посмотреть, как музыканты понимают музыку», – говорит Коэн. Зрителям, несомненно, будет предложено проголосовать за «фаворита публики» во втором туре.

Коэн был свидетелем большого количества изменений за годы своей работы с «Рубинштейном». Он отметил положительные изменения в музыкальной жизни Израиля, вызванные огромной волной иммиграции из России с конца 1970-х годов, а также – в отношении конкурсантов – численный сдвиг «центра тяжести» с Запада на Восток. Тем не менее за все годы «Рубинштейна» этот Шестнадцатый конкурс, безусловно, претерпел больше всего изменений. Но благодаря этим преобразованиям «Рубинштейн» может быть доступен людям, где бы они ни находились, –и Коэн этому рад. Несмотря на изменения, конкурс по-прежнему остается верен основополагающим принципам – совершенству и развитию лучших молодых талантов; то, что так ценил сам Артур Рубинштейн. Так что в некотором смысле конкурс остается прежним. И это должно всех радовать.

Перевод: Михаил Кривицкий

Дисклавиры Yamaha Презентации

Дисклавиры Yamaha

Инновационные акустические рояли и пианино на службе у музыкального образования

В титрах не значится Презентации

В титрах не значится

Либреттист Лоренцо Да Понте стал центральным персонажем оперы

Баварский конклав Презентации

Баварский конклав

Один из самых востребованных дирижеров в мире сэр Саймон Рэттл в 2023 году поменяет рабочую локацию: он переедет из Лондона в Мюнхен, чтобы заняться делами Симфонического оркестра Баварского радио.

Ирина Никитина Хефлигер: <br>Отказаться от всего – самое простое решение Презентации

Ирина Никитина Хефлигер:
Отказаться от всего – самое простое решение

С 1 по 8 декабря 2020 года в Москве планируется проведение XXI Международного телевизионного конкурса юных музыкантов «Щелкунчик».