Сергей Лейферкус: Артисты, как фокусники, показывают эквилибристические вокальные трюки на сцене Персона

Сергей Лейферкус: Артисты, как фокусники, показывают эквилибристические вокальные трюки на сцене

Самарский театр оперы и балета подготовил российскую премьеру оперы «Мастер и Маргарита» Сергея Слонимского. Ее судьба мало чем отличается от одноименного романа Михаила Булгакова. Полностью опера в России никогда не звучала ввиду запрета сразу после первого исполнения в СССР в 1972 году. Ее несколько раз исполняли за границей, а в 2012 году  в Михайловском театре Санкт-Петербурга дирижер Владимир Юровский представил в полусценическом варианте первый акт «Мастера и Маргариты». Накануне премьеры спектакля в Самаре корреспондент «Музыкальной жизни» Виктор Александров (ВА) пообщался с баритоном Сергеем Лейферкусом (СЛ), исполнителем роли Понтия Пилата.

ВА Сергей Петрович, с чем связана такая непростая сценическая судьба «Мастера и Маргариты» Слонимского? Почему эта опера находила такой долгий путь к слушателю?

СЛ В этом есть некая взаимосвязь. Произведение само по себе необычайно сложное и требует определенного подхода и отношения молодых певцов, чтобы они могли петь и правильно интонировать эту музыку. Здесь очень важен булгаковский текст. Сам Сергей Михайлович не хотел отдавать свою оперу в театр без личного контроля и соучастия. И я его прекрасно понимаю. Помню, когда на 80-летии Слонимского в Михайловском театре в Петербурге мы исполняли только первый акт, композитор присутствовал на каждой репетиции, направлял певцов, делал им замечания, давал ценные напутствия. Когда мне предложили участвовать в самарской премьере спектакля (первой полноценной сценической версии «Мастера»), я, не колеблясь, с удовольствием принял это приглашение. Во-первых, очень интересна сама тема, а во-вторых, музыкальный язык партитуры для меня является чем-то новым.  И хотя, я уже много перепробовал разных стилей в оперном жанре, эта музыка увлекла меня своей сложной структурой. Я даже испытываю здесь такое чувство удовлетворения самолюбия. Очень важно понять, нужно это делать или нет. Именно такая  оценка твоего собственного труда и соучастия в спектакле сыграет большую роль. Я очень рад, что оказался в такой  большой музыкальной семье, в удивительном творческом коллективе единомышленников.

ВА Перед певцами действительно стоит очень сложная сценическая задача, когда они должны интонировать каждое слово и прилагать массу усилий в актёрской игре. И здесь Слонимский не был первопроходцем?

СЛ Я могу смело провести параллели с музыкой Шостаковича. В его сочинениях, в том числе «Антиформалистическом райке», наблюдается именно такой подход к интонированию. А это все ведь корни, заложенные в музыке Мусоргского и Даргомыжского, великих предшественников Дмитрия Дмитриевича, которые исходили в своем творчестве от человеческой речи и интонации. И здесь очень важно, чтобы молодые певцы знали и понимали такую стилистику, могли развиваться именно на этой музыке. Слонимский и Шостакович со временем постепенно пришли совершенно к другому музыкальному языку. Они поняли, что определенные произведения нельзя продолжать сочинять в традиционной манере.

ВА Как вы оцениваете музыкальный театр Сергея Слонимского в контексте мировой музыкальной культуры? Что он привнес нового в оперу?

СЛ Сергей Михайлович был одним из великих российских композиторов, нашедших свой индивидуальный подход к жанру оперы. Его творчество многогранно. «Виринея» и «Мария Стюарт» – это более классические, традиционные произведения, созданные Слонимским в эпоху соцреализма. «Мастер и Маргарита» стоит особняком. Иногда человеку приходят в голову какие-то очень странные, порой интересные и мистические идеи. Если их переложить на музыку и нотный стан, и это получится, то станет двойным успехом. Человек сумел перешагнуть через самого себя. Он создал то, что в нормальной голове, наверное, не может так просто сложиться. Музыку не сочиняют, она сама приходит.

Сергей Лейферкус – Понтий Пилат. Фото: Александр Крылов

ВА Обращение композиторов к сюжетам Булгакова сегодня становится все более актуальным – «Собачье сердце» Александра Раскатова, «Бег» Валентина Бибика, «Мастер и Маргарита» Сергея Слонимского. Насколько драматургия произведений писателя перекликается с их музыкой?

СЛ О музыке Бибика мне сложно говорить, так как я не слышал этого произведения. Я участвовал в амстердамской премьере «Собачьего сердца» Александра Раскатова. Исполнял партию ученого-медика и хирурга-экспериментатора Филиппа Филипповича Преображенского. «Мастер и Маргарита» – это совершенно другая стилистика. Раскатов в своей опере подошел к булгаковской теме с более классической точки зрения. У него музыка превалирует над текстом. А Слонимский сделал акцент на прозу Булгакова – по интонации и эмоциям. Много лет назад я пел партию Инженера в «Виринее» на сцене МАЛЕГОТа (ныне Михайловского театра) в Петербурге. Это вообще уже такая традиционная классика.

ВА Вам доводилось общаться с Сергеем Слонимским?

СЛ Разумеется. Он был очень мягким и интеллигентным человеком, приятным в общении. Снова не могу не провести параллель с Дмитрием Шостаковичем. Их объединяли многие человеческие качества.  Сергей Михайлович всегда старался поучаствовать в разговоре и, проходя мимо, был очень заботлив и расположен к людям. Он никогда себя не возвеличивал.

ВА Насколько вас вдохновила режиссура Юрия Александрова в самарской постановке? Он сознательно отошёл от мистики сюжета произведения?

СЛ Когда меня пригласили в Самару, я спросил дирижера спектакля Евгения Хохлова о том, кто будет ставить эту оперу. Узнав об имени Юрия Александрова, я немедленно согласился, так как знаю его уже много лет, в том числе по совместной работе в Кировском (Мариинском) театре в опере Доницетти «Колокольчик». Спектакль имел огромный успех в те годы. Я внимательно слежу за творчеством Юрия Александрова. Пускай нечасто, но время от времени появляюсь в его театре «Санктъ-Петербургъ Опера». Я знаю Юрия Исааковича как потрясающего режиссера и удивительного человека, который может показать артистам всю суть спектакля. Ведь многие режиссеры не показывают, а рассказывают. Александров же способен не только рассказать, что ты должен сделать, но еще и показать. Пластика тела, выражения лица и интонация голоса имеют большое значение в режиссуре. Юрий Исаакович – это тот человек, который умеет заразить своим энтузиазмом и досконально объяснить певцам, что каждый из них должен делать и чувствовать в данный момент. Когда я жду своего выхода на сцену за кулисами и наблюдаю по монитору за ходом действия, просто вдохновляюсь режиссерской работой.

ВА Понтий Пилат осуждает на мучительную казнь человека, которому сам в душе симпатизирует. Как вы относитесь к своему герою? Осуждаете его?

СЛ Осуждать своего героя, наверное, нельзя. Ведь что такое перевоплощение и актерская игра? Мы влезаем в шкуру своего персонажа и не можем со стороны наблюдать, какой он вообще. Мне очень нравится музыка Слонимского. Я считаю партию Понтия Пилата необычайно вокальной, несмотря на то, что она низко написана для баритона. Я с большим удовольствием провел репетиции и вжился в образ своего героя.

ВА Пение – это вообще такой набор трюков. Всегда ли вы предсказуемы на сцене?

СЛ Артисты, как и фокусники, показывают разные эквилибристические трюки на сцене – что и как мы умеем делать. Есть немало вокальных приемов, которыми певец должен уметь пользоваться. Если, например, это нижняя нота, он должен знать, как ее взять, подготовить и донести до публики, чтобы она выразительно прозвучала со сцены, которая, может и не обладает такой уж летучей акустикой. Такой трюк и должен работать, или какие-то другие эмоциональные вещи на подсознательном уровне, которые мы не пропеваем в музыке Слонимского, а практически проговариваем.

Феликс Коробов: Поставить оперу «Не только любовь» – моя давняя мечта Персона

Феликс Коробов: Поставить оперу «Не только любовь» – моя давняя мечта

Эльза Драйсиг: <br>Сама определяю творческий путь Персона

Эльза Драйсиг:
Сама определяю творческий путь

Барбара Фриттоли: <br> Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта Персона

Барбара Фриттоли:
Учу молодых певиц исполнять юных героинь Моцарта

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать Персона

Александр Сладковский: Ценю в людях не только талант, но и способность созидать