Шопен в дымке воспоминаний События

Шопен в дымке воспоминаний

В Малом зале «Зарядья» петербуржец Мирослав Култышев представил программу из произведений Шопена

В отечественной культуре состязание двух столиц – уважаемая и давняя традиция. Безусловно, в эпоху глобализации различия постепенно становятся достоянием прошлого, но подсознательное музыкальное соперничество Москвы и Санкт-Петербурга актуально и по сей день. В этих условиях концерты пианистов «с брегов Невы» не могут не вызывать ревностного интереса столичной публики, особенно в случае гастролей музыкантов первой величины. К этой когорте безусловно принадлежит лауреат XIII Международного конкурса имени П. И. Чайковского Мирослав Култышев.

Музыкант подготовил бескомпромиссную по сложности программу, соединив в рамках одного вечера Прелюдии и четыре баллады Шопена. Подобное сочетание требует не только изрядной выдержки и концентрации, но и воплощения предельного для монографического шопеновского концерта контраста состояний и модусов: эскизная краткость и сжатая эмоциональная насыщенность прелюдий сменяются неторопливым повествовательным развертыванием баллад.

В Прелюдиях наибольшую сложность в контексте интерпретации представляет антитеза «единичное–целое». Одни пианисты мыслят цикл как своеобразную картинную галерею одного художника, где отдельные наброски сюжетно и эмоционально могут не иметь очевидных параллелей; другие стремятся к меньшей детализации во имя большей связности всего опуса. Исполнение Мирослава Култышева поражает именно вниманием к деталям: скрупулезной работой над фразой и звуковым колоритом, вычленением отдельных подголосков, неожиданно раскрывающих полифоническую глубину сочинения. Именно тонкая и детальная фразировка становится ключом к раскрытию целостности цикла: в интерпретации выпукло подчеркивается интонационное родство между соседними прелюдиями, что позволяет построить весь опус как цепочку зарисовок, связанных друг с другом на микроуровне интонаций и фраз. В этом аспекте трактовка раскрывает в прелюдиях новые грани.

Новаторский взгляд пианиста заметен и в образной палитре. У Мирослава Култышева эти пьесы предстают как ряд ирреальных, подернутых дымкой прошлого образов, как воспоминание об эмоции, а не прямое переживание ее, как едва уловимые отголоски былого. Прелюдия ля мажор становится не мазуркой, а лишь ее эскизом, а прелюдия до минор звучит как отзвук траурного марша, как далекое эхо давно прошедшего трагического надрыва.

В этом контексте очень убедительно раскрывается финал цикла – ре-минорная прелюдия. Поначалу пианист исполняет ее в духе порывистого рассказа, однако последние стремительные пассажи звучат как резкое и внезапное завершение, разрушающее и опрокидывающее все иллюзии, как пробуждение, возвращающее нас в пустую и лишенную красоты реальность.

Второе отделение было посвящено балладам. Представляется, что в своей интерпретации пианист отталкивался от изначального смысла жанра, его повествовательной природы. В трактовке Мирослава Култышева сочинения предстают перед нами как рассказы о прошлом, скрытые, как и в Прелюдиях, за внешней эмоциональной сдержанностью. Особенно интересно с этой точки зрения прозвучала Первая баллада. Не секрет, что в последние годы это сочинение часто интерпретируется в виртуозном, «листовском» ключе. Сдержанные темпы интерпретации Култышева гармонировали с тонким рубато пианиста и деликатной нюансировкой динамики. Не менее убедительной была и Четвертая баллада, прозвучавшая как своеобразный итог концерта, как растворение в воспоминаниях, уход в небытие и вечное успокоение.

Сдержанность, деликатная скрытность шопеновских образов в интерпретации петербуржца Мирослава Култышева стала, как показалось, внезапным музыкальным отражением легенды Северной Пальмиры, столь важной для нашей культуры. Мистический, туманный город-воспоминание, город-небытие парадоксальным образом возник как мираж в музыке Шопена, явно не испытывавшего симпатий к имперской столице. Петербургские грезы в этот вечер безраздельно властвовали в самом центре Москвы.

Ценность общения События

Ценность общения

В Московской консерватории состоялась презентация нового сборника сочинений Родиона Щедрина

Шамиля сделала свита События

Шамиля сделала свита

В Москве прошла мировая премьера неизвестного сочинения Мусоргского. «Хор свиты Шамиля» прозвучал как протоавангард

Без стука судьбы События

Без стука судьбы

Госоркестр Республики Татарстан исполнил классицистские симфонии Бетховена

Лицемерие Тита События

Лицемерие Тита

Мило Рау – швейцарский драматург и режиссер, работающий на стыке интерпретативного и документального театра, основатель компании «Международный институт политического убийства» – дебютировал в опере, поставив в Большом театре Женевы «Милосердие Тита».