Следуя за Верди События

Следуя за Верди

Астраханский государственный театр оперы и балета показал на Новой сцене Большого театра оперу «Риголетто»

Первый вопрос, который задает себе любой режиссер, ставящий «Риголетто», – стоит ли? Вопрос не риторический: в этой опере не получится схалтурить, укрыться за вычурными изысками фантазии, так как фактура предельно прозрачная и все на виду. От исполнителей «Риголетто» требуется высочайший класс мастерства и артистичность. Астраханцы приняли на себя серьезный вызов и достойно показались на фестивале «Видеть музыку», проходящем при поддержке Президентского фонда культурных инициатив и Министерства культуры РФ. По качеству продукции этот спектакль более чем достоин внимания.

В версии Михаила Панджавидзе действие разворачивается в живописных ландшафтах Венеции, а не в Мантуе, но в целом его видение «Риголетто» остается верным оригиналу и сугубо историческим, без осовременивания и опошления сюжета. Спектакль роскошно оформлен под руководством немецкого художника-постановщика Гарри Гуммеля. Сценография словно погружает нас в мир классических живописных полотен. Блестят яркими красками интерьеры дворца герцога, а по ночным улицам Венеции разливается бледный свет луны. Приятно увидеть соединение модерновых задников через видеопроекцию и декораций-трансформеров, которые из дома Риголетто легким движением рабочих сцены превращаются в улицу. И отдельно выделим живых музыкантов в первом действии, играющих для герцога, – как свежо смотрится это исторически оправданное решение, хотя и не предписанное композитором.

На высоте и световая партитура московского художника по свету Сергея Шевченко, которая на редкость удачно гармонирует с ходом музыки. Драматические моменты вроде проклятия графа Монтероне или бури в конце усилены резкими вспышками, а многочисленные сумеречные сцены оперы умело подсвечены, чтобы рельефно выделить силуэты героев.

Учитывая, насколько мир «Риголетто» жестокий и грязный, удивляешься, как Панджавидзе удалось сохранить и возвысить человечность героев. Кажется, что его работа с мимикой, жестами и в целом рисунки ролей идеально совпали с талантами певцов. Не поражая разум шокирующими идейными концепциями, «Риголетто» берет за душу проникновенным и технически совершенным исполнением. Даже в условиях суматохи гастролей и ограниченного времени на репетиции оркестровая работа была на высоте. Под управлением Валерия Воронина музыканты сыграли не просто слаженно, но и увлекательно, с удовольствием.

Эта постановка с таким же успехом могла называться «Джильда» – настолько публику увлекли ее сцены с Герцогом, с Риголетто и, конечно, ее сольная каватина. Под предельно скромный вердиевский аккомпанемент чистый, мягкий голос Яны Павловой то трепетно замирал наверху, то переливался волнами фиоритур в дуэте со столько же нежно звучащей флейтой. Рядом с Джильдой по яркости образа, безусловно, стоит заглавный герой оперы, Риголетто, в исполнении Сергея Тараненко. На фоне общего реализма постановки высокий рост певца немного выбивался из образа горбуна, но Тараненко как мог склонял спину и сурово сдвигал брови. В целом трагизм придворного шута и страстные волнения любящего отца у него вышли убедительно. Как и положено, Риголетто тут психологически сложный персонаж. Когда он издевается над знатными особами, его презираешь; когда он переоблачается в казуальную одежду и общается с Джильдой и служанкой, за него хочется переживать и сочувствовать

Добротные, крепкие певческие и актерские работы солиста Мариинского театра Антона Перминова (Спарафучиле) и Ксении Григорьевой (Маддалена) дополнили картину, хотя возникает ощущение, что в знаменитом квартете в последнем действии можно было бы лучше расставить героев по сцене – Джильду с Риголетто оказалось совершенно не видно. Солисту Большого театра Беларуси Алексею Микутелю, возможно, не повезло с акустикой, так как его голос не смог прорваться сквозь просторы сцены – казалось, что солист звучал слабо. «Сердце красавицы», которое старшее поколение публики знает наизусть, прозвучало нормально, в той части, где его было слышно, пока певец не ушел в глубину декораций. Но для одного из главных персонажей оперы его образ получился слишком вялым, не соответствующим традиционному образу герцога-вертопраха; а возможно, режиссер так и задумывал, чтобы показать, как Джильда «почти обратила его на путь добродетели».

В современном театре принято потрясать зрителя, удивлять и ужасать его. Астраханский спектакль просто рассказывает нам историю, нейтрально и объективно, и тем сильнее в сознании откладывается общее депрессивное уныние сюжета. Когда Джильда умирает, под финальные аккорды Риголетто вновь облачается в костюм шута и танцует перед придворными под одобрительные возгласы и всеобщие аплодисменты. Самоуничижение на грани мазохизма? По воле режиссера, не только придворные, но и мы, публика, в этот момент становимся свидетелями безмерных страданий человеческой души.

Во все колокола События

Во все колокола

В Большом театре состоялся финальный концерт из юбилейной серии к 150-летию Сергея Рахманинова

Гроза над Театром Гоголя События

Гроза над Театром Гоголя

Антон Яковлев поставил свою версию известной пьесы Островского

От света к мраку События

От света к мраку

Александр Сладковский и Денис Мацуев представили музыку Рахманинова и Чайковского на фестивале «Белая сирень»

Не надо стесняться, или сексуальная революция Рихарда Вагнера События

Не надо стесняться, или сексуальная революция Рихарда Вагнера

Официальный вагнеровский канон включает десять опер, хотя по факту композитор создал тринадцать сценических произведений.