Снежинки над Шаляпиным События

Снежинки над Шаляпиным

В Казани прошел 39-й Международный оперный фестиваль имени Ф.И.Шаляпина

В этом году фестивальную программу, традиционно составленную из опер текущего репертуара с приглашенными известными певцами из российских театров, завершили два гала-концерта. Концепция их была проста и очевидна: прежде всего, продемонстрировать мощь труппы Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, отмечающего в этом году 65-летие постройки здания. Театр в республике находится в выгодном положении монополиста: рядом нет конкурентов не то что в опере или балете, но даже в формате музкомедии. Это налагает и большую ответственность как единственного проводника в мир музыкального театра. Здесь его преподносят в сугубо академическом ключе, не забывая и национальные мотивы, о чем можно судить и по выставке костюмов из спектаклей в фойе, и по наличию в афише оперы Резеды Ахияровой «Сююмбике».

Программу гала-концертов режиссер Светлана Бессонова сделала поразнообразнее, добавив джаз и мюзикл в его классическом варианте. Во фрагментах из «Кандида» Бернстайна и «Порги и Бесс» Гершвина убедительно солировала и актерствовала Ольга Пудова из Мариинского театра. Стряхнув налет строгости, дирижер Марко Боэми тут дал волю своему итальянскому темпераменту и в сюите из «Вестсайдской истории» Бернстайна увлек оркестр в пучину веселья. Не отставал и хор, виртуозно свинговавший в сцене из «Порги и Бесс».

За джаз в программе ответил пианист Даниил Крамер, выходу которого на сцену предшествовали слова Шаляпина, зачитанные ведущим, артистом Эдуардом Трескиным:«Классики никогда не почувствуют угрозы своим позициям из-за джаза. Те, кто предпочитает блюз ноктюрну, а чарльстон – арии, только послужат музыке, ведь до появления блюза и чарльстона они избегали арий и ноктюрнов. В эпоху джаза Тосканини добился успехов, невиданных в стране, давшей миру джаз. Классические оркестры предназначены для ушей, а джаз – для ног… Но мечтающие люди тоже танцуют».

Даниил Крамер

Так и получилось: несмотря на кажущуюся чужеродность солирующего рояля в контексте гала оперного фестиваля, харизме Крамера противостоять было невозможно. Тонкий музыкант, он использовал в своей пьесе «Странный блюз» прием, идущий от времен Шопена и Листа. Известно, что если на рояле держать беззвучно аккорд и играть мелодию, то возникнет эффект отзвука, и вот на таком «мистическом» фоне Крамер закручивал блюзовые орнаменты. После поэтичного вступления, эффект которого был усилен световой партитурой, пианист переключился на «пятую скорость» и продемонстрировал свой фирменный токкатный пианизм. В качестве его продолжения последовали очаровательные  «Снежинки» Цфасмана – одна из «визиток» Даниила Крамера, где он традиционно играет «в пятнашки» с оркестром и неизменно срывает неистовые овации. Казань не стала исключением.

Достойной краской в гала стали балетные номера. «Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» не только затронули чувствительные национальные струнки, но и показали слаженность всего танцевального ансамбля. Темпераментно провел партию воинственного половца Алессандро Каггеджи, эффектно и надежно прокрутив пируэты. Сцена из балета «Дон Кихот» Минкуса хоть и не имеет прямого отношения к тематике фестиваля, но, возможно, напомнила организаторам об одной из любимых партий Шаляпина – рыцаря печального образа из «Дон Кихота» Массне. Так или иначе, но публике предъявили классический танец на пуантах, с 32 фуэте, прыжками и поддержками, которые первачи труппы, артисты Кристина Андреева, Аманда Гомес, Олег Ивенко и Михаил Тимаев исполнили с блеском.

Альбина Шагимуратова и Гайк Казазян

А что же, собственно, оперная часть? И приглашенные звезды – Альбина Шагимуратова, Михаил Казаков (долгие годы сотрудничающие с театром и уже считающиеся «своими»), Агунда Кулаева, и мастера местного театра – Гульнора Гатина, Артур Исламов – могли бы доставить много позитивных эмоций и даже поразить художественными откровениями, если бы не грубая работа звукорежиссера театра, запустившего на всю катушку подзвучку. Желание подражать формату концерта «трех теноров» понятно (кстати, и такой номер был в программе – «Рассвет» Леонкавалло, где вышли Ахмед Агади, Нурлан Бекмухамбетов, Филюс Кагиров), но превращать акустический зал в Термы Каракаллы не лучшая идея.

Михаил Казаков

И вообще, стоило ли это делать, когда на сцене – обладатель мощнейшего роскошного баса Михаил Казаков или жемчужное сопрано Альбина Шагимуратова, поющая «вживую» в Большом, в Мариинском театрах, в Метрополитен-опере, где кубатура помещения намного больше казанского и вмещает несколько тысяч зрителей? Естественное звучание таких голосов – драгоценный подарок для меломанов. В гала-концерте Альбина Шагимуратова изумительно спела камерную песню Рихарда Штрауса Morgen, в которой ее галантным партнером стал скрипач Гайк Казазян. Их нежные тембры сливались в неземной гармонии, противостоя микрофонным искажениям и утверждая эталон подлинно высокого искусства.

Моцарт без комплексов События

Моцарт без комплексов

Теодор Курентзис и musicAeterna исполнили в Москве две последние симфонии Моцарта и не только

Апокалипсис и робкая надежда События

Апокалипсис и робкая надежда

Масштабным концертом с участием Уральского филармонического оркестра, Симфонического хора Свердловской филармонии и московского виолончелиста Александра Рамма в Екатеринбурге завершился мини-фестиваль «Мясковский.

Закавычивая лирику События

Закавычивая лирику

Денис Кожухин и Шарль Дютуа на VIII Транссибирском Арт-фестивале

Большая история Большого зала консерватории События

Большая история Большого зала консерватории

Ему всего 120, а кажется, этот храм музыки был в Москве всегда