Собачья преданность, или Жертва абьюза События

Собачья преданность, или Жертва абьюза

Театр имени Наталии Сац показал иммерсивный спектакль для больших и маленьких – премьеру Михаила Броннера «Сны Каштанки»

Театр Сац балует московских зрителей яркими неординарными постановками уже около шестидесяти лет и продолжает нести свою миссию, несмотря на длящуюся уже третий год реконструкцию Большой сцены. Всем известно, что ремонт – худшее среди стихийных бедствий, но и из этой ситуации многолетний художественный руководитель коллектива Георгий Исаакян смог найти изящный выход. Нет сцены? Очень даже хорошо, перестраиваемся на современный лад – и вот уже фойе, лестница, ротонда и буфет превратились в театральные подмостки. Если некуда присесть, насладитесь променадом. И название проекту найдено подходящее: «RE-Конструкция». А пока вы ищете в этом названии глубокий культурологический смысл, пришла пора объявить, что третьим спектаклем многообещающей серии стали «Сны Каштанки» по известному рассказу  Чехова.

Михаил Броннер уже давно дружит с театром, доверяя премьеры своих опер только ему («Съедобные сказки» по повести Маши Трауб, «Гадкий утенок», «Вредные советы»). На сей раз он предложил исполнителям партитуру для чтеца и камерного оркестра. Впервые «Сны» прозвучали 25 февраля на концерте в честь 70-летия композитора, в роли чтеца выступил сам виновник торжества. А 8 апреля состоялась премьера иммерсивного спектакля. Это идеальный формат «бродилки» для маленьких непосед: на протяжении двух действий слушатели меняли свою локацию по меньшей мере четырежды, переместившись в конце концов из малого фойе в ротонду, «на арену цирка». Впереди основной колонны артистов, родителей и хорошо воспитанных отпрысков интеллигентных семейств мчались, обгоняя друг друга, наиболее азартные из юных зрителей.

«Сны Каштанки» – не опера, скорее мелодекламация. Рассказ Чехова включает в себя семь глав – Броннер не убрал из них ни единого слова. В отличие от концертного исполнения, каждый из героев спектакля прочитывает фрагменты текста, относящиеся к его персонажу. Иммерсивная форма представления раскрепощает актеров, помогает найти контакт с публикой и при этом передать тонкие грани характера не хуже, чем на сцене. А публика в какой-то момент перестает замечать, что артисты играют свои роли. Вот дворник присел рядом с тобой отдохнуть, а вот и Каштанка, наконец, воссоединилась со своим хозяином, и ты уже находишься в центре их счастливых объятий.

Рассказ из списка школьной литературы. Безобидная история про собачку и других цирковых животных. Не согласны? Вот и режиссер-постановщик Мария Фомичева не согласна тоже. Перед нами типично чеховский депрессивный сюжет о приключениях собаки, которая случайно потерялась на улице. Вроде бы оно и к лучшему: Каштанка обретает новый дом, новых друзей, новое увлечение, она больше не испытывает чувства голода. Но в конце все возвращается на круги своя, то есть к прежнему хозяину. Передвигаясь от одного театрального пространства к другому, зритель, артисты и даже оркестранты проходят этот «собачий» путь, испытывая серьезные, взрослые чувства. Но как объяснить ребенку, что такое одиночество, преданность, любовь, каково это терять близких?..

И тут абсолютно уместной оказывается музыка – откровенно чувственная и трепетная, полная какой-то истовой тоски о том, что не вернется, никогда больше с тобой не произойдет. Опытный театральный композитор, Михаил Броннер внимателен к деталям. За каждым персонажем закреплен определенный тембр инструмента, набор музыкальных интонаций: Каштанка – изящные скрипки, гусь Иван Иванович – саксофон и аккордеон, кот Федор Тимофеевич – бряцанье балалайки, столяр и его внук – наигрыши на той же балалайке в народном стиле. В моменты снов Каштанки, в которых она скучает по своей прошлой жизни, по издевательствам от своих любимых, тихое, щемящее музыкальное сопровождение буквально пробирает слушателей, понимающих, куда это бедное животное стремится.

Отдадим должное оркестрантам. Покинув привычную оркестровую яму, они очень ловко лавируют даже в моменты смены локации, а дирижер Сергей Михеев чувствует действие, можно сказать, спиной. Движущийся в паре метров от слушателей оркестр – явление нам пока непривычное, хотя в Театре Сац и не такое возможно. Но это не только аттракцион: у небольшого камерного состава в кульминационные моменты действия обнаруживается настоящий симфонический масштаб.

Не утонуть в многослойности чеховского рассказа помогают актеры. Хрупкая Каштанка стала кумиром маленьких слушателей. Мария Деева очаровывает своим нечеловеческим обаянием и умением аппетитно поедать пирожки – в антракте половина публики метнулась в буфет. Харизматичный кот-интроверт Федор Тимофеевич (Михаил Заболотский) умело изображает равнодушного ко всему героя, время от времени медитирует, бряцая на игрушечной балалайке. Первый парень на деревне, гусь Иван Иванович, в оранжевых гольфах и с бутафорским аккордеоном, – фигура поистине трагическая. Смерть своего персонажа Вячеслав Леонтьев отыграл в лучших традициях русского драматического театра. Скромные, но хорошо запоминающиеся костюмы от Варвары Захаровой аккуратно подчеркивают самобытность каждого из действующих лиц.

Наверное, главная похвала всей театральной команде – детский вопрос «из зала» в качестве финальной точки: «А еще будет?» Спектакль завершен, и только ребенок может позволить себе роскошь не задумываться о его конечном смысле. Мы словно очнулись от жуткого сна, который случился и с Каштанкой, и с нами. Почему Каштанка вернулась к своему бесчувственному хозяину? Отчего он ей такой родной? Как изменило Каштанку это долгое путешествие?.. Взрослые слушатели уловили, насколько много в этом спектакле сложных, «недетских» моментов, но лучшей реакцией на увиденное стали слезинки в больших и чистых, бездонных глазках детей, взгляд которых я поймала в конце представления. Миссия выполнена! Браво, Михаил Броннер! Браво, Детский музыкальный театр имени Н.И.Сац! Айда «бродить» дальше!

Думать и слушать События

Думать и слушать

В Московской филармонии состоялась российская премьера «Музыки пустыни» Стива Райха

Новая музыка offline: обряд посвящения События

Новая музыка offline: обряд посвящения

Пока не высохли краски События

Пока не высохли краски

Презентация цифрового альбома «Шесть сонат для флейты соло» и концерт к 85-летию со дня рождения композитора Давида Кривицкого состоялись в Концертном зале «Гнесинский на Поварской»

«Маска» времени перемен События

«Маска» времени перемен

Каким запомнится главный театральный фестиваль страны
в 2022-м