Соринка в чужом глазу и бревно в своем Мнение

Соринка в чужом глазу и бревно в своем

Фред Бутткевиц о действиях немецких властей в отношении Валерия Гергиева

На прошлой неделе редакция «Музыкальной жизни» получила лаконичное письмо со скромной подписью, которое заканчивалось фразой: «Я дважды дирижировал в Донецкой филармонии – в 2019-м и в 2021 году». Автором послания оказался немецкий дирижер и педагог Фред Бутткевиц.

У маэстро Бутткевица необычная биография. Он родился в Берлине, там же окончил Высшую школу музыки Ганса Эйслера. Его наставниками были Хорст Фёрстер и Курт Мазур. Как лауреат премии им. К.М. фон Вебера города Дрездена он стажировался в Ленинградской консерватории у Арвида Янсонса. Фред Бутткевиц сотрудничал в качестве приглашенного дирижера с Гевандхауз-оркестром и c другими ведущими коллективами Германии и Японии. Преподавал в университетах музыки Лейпцига, Веймара, Берлина и даже написал несколько учебных пособий о новаторских методах дирижерской практики. С 2015 Фред Бутткевиц живет со своей русской женой в Улан-Удэ.

«За ситуацией в Донбассе я внимательно слежу с 2014 года, – делился Бутткевиц в интервью «Известиям». – В самом начале войны я общался с одним дирижером из Луганска, мы знакомы со времен Ленинградской консерватории, – и он рассказывал, что его престарелая мама целый день сидит в ванной комнате, потому что это единственное место, где ее не могут достать осколки или пули. Поэтому мой приезд в Донецк – это в том числе и акт солидарности. Мне хочется показать, что бывают разные немцы. И мне жаль, что так мало музыкантов приезжает в Донецк из Европы и так мало иностранцев живет в гостинице, где я остановился».

В 2019 году Фред Бутткевиц исполнил с Донецким симфоническим оркестром имени С.С.Прокофьева произведения Брамса и Шуберта, а в 2021-м – программу, посвященную венским классикам.

В ответ на недавнее отстранение Валерия Гергиева от участия в культурных событиях Европы Фред Бутткевиц опубликовал в газете Nordkurier (Германия) заметку, осуждающую действия европейских концертных и театральных организаций. Этот небольшой текст господин Бутткевиц предложил опубликовать в «Музыкальной жизни».

Разве можно себе представить, что во время одной из многочисленных войн США, Великобритании, Франции или Израиля увольняют работающего в Германии артиста за его отказ осудить военные действия? И могло ли такое произойти именно в Мюнхене? (Мюнхен сыграл важную роль в истории Третьего Рейха. – Прим. ред.)

Известный интерпретатор симфоний Брукнера – Ойген Йохум – дирижировал праздничными концертами в честь дня рождения фюрера, с повязкой со свастикой на предплечье, и оставался у руля Симфонического оркестра Баварского радио в течение многих лет после окончания Второй мировой войны.

Берлинскую филармонию на протяжении тридцати пяти лет возглавлял Герберт фон Караян, который, чтобы подстраховаться, даже дважды вступал в Национал-социалистическую немецкую рабочую партию – сначала в Австрии, в 1933 году, а затем – в Германии, два года спустя. Однажды, когда музыканты Берлинской государственной оперы не захотели выполнить требования тогда еще молодого Караяна, он прервал репетицию на пятнадцать минут, а после перерыва в зал вошел человек в военной форме и обратился к музыкантам: «Рейхсмаршал Геринг желает, чтобы вы подчинились воле дирижера». Воцарилась тишина.

Насколько мне известно, до сих пор не сообщалось о прецедентах, что Валерий Гергиев  во время репетиции взывал бы к помощи главкома Военно-воздушных сил России.

В те годы карьера Караяна, дирижера мирового класса, наверняка бы развивалась и без подобного «подкрепления», только немного медленнее. Он также провел концерты для вермахта в оккупированном Париже.

Русские совсем не были мстительными, им и в голову не пришло отыгрываться на немецких музыкантах: обоих этих выдающихся в художественном отношении дирижеров – Караяна и Йохума – приглашали в СССР. Мне довелось присутствовать на одном из концертов под управлением Йохума в Ленинграде в 1970-х годах: сердца ленинградцев, за тридцать лет до этого переживших блокаду (по разным оценкам в ней погибло от шестисот тысяч до полутора миллионов человек. – Прим. ред.), открылись к нему.

Дирижер Карл Бём, которого до конца жизни приветствовали во всех культурных столицах Европы, в 1934 году поспешно занял пост генерального музыкального директора в Земперопер Дрездена после того, как штурмовые отряды СА сначала криками выгнали его предшественника Фрица Буша из зала, а затем вынудили эмигрировать в Англию. Позже Бём писал о произошедшем в 1938 году Аншлюсе (включение Австрии в состав Германии. – Прим. ред.): «Тот, кто не согласен с этим актом фюрера на все сто процентов, не достоин чести называться немцем». В Вене Бём жил на бывшей еврейской вилле и (не будучи обязанным это делать) приветствовал публику гитлеровским приветствием. «Безусловно, это в интересах правительства, если я поеду в Вену как немецкий дирижер, чтобы дать там новый стимул многочисленным сторонникам национал-социалистической идеи», – писал он. В статье Der Weg der heutigen Musik («Путь сегодняшней музыки») в специальном выпуске Kameradschaft Deutscher Künstler по случаю дня рождения Адольфа Гитлера 20 апреля 1939 года Бём рассуждал о том, что «путь сегодняшней музыки <…> был вымощен мировоззрением национал-социализма» и выступал за то, чтобы «все возможные художественные “отклонения”, не учитывающие народные настроения, пресекались бы с самого начала».

Тем не менее даже этот дирижер, который, к сожалению, был великолепен только в своем музыкальном творчестве, впоследствии был приглашен в ГДР – Виллему Менгельбергу, более пятидесяти лет возглавлявшему амстердамский Консертгебау и выступавшему во время нацистской оккупации Нидерландов в 1940–1945 годах, сказали в немецко-советской зоне: «Приезжайте к нам, продолжайте дирижировать здесь!» Так Менгельберг стал кумиром моего дрезденского учителя, который в то время был концертмейстером вторых скрипок.

Русские умели разделять политику и искусство, у них это получалось лучше, чем у нынешнего мэра Мюнхена – господина Райтера. Я не могу смириться с тем, что российских артистов следует единодушно осуждать за так называемую «слишком близкую связь с Путиным» в стране, в которой в течение сорока лет после 1945 года не было никаких проблем с дирижерами, тесно связанными с нацистским режимом, – конечно, я говорю об этом, ни в коей мере не сравнивая гитлеровскую Германию и путинскую Россию.

Фем-революция в оперной режиссуре Мнение

Фем-революция в оперной режиссуре

Выпускницы мастерской Георгия Исаакяна – о «неженской» профессии

Размышления о современной духовной музыке Мнение

Размышления о современной духовной музыке

Андрей Микита, председатель композиторского объединения «МОСТ»

Замыкая круг Мнение

Замыкая круг

Чтобы спрогнозировать, какими будут музыкальные тенденции нового десятилетия, порой достаточно оглянуться на одно поколение назад.

Семеро смелых Мнение

Семеро смелых

Начиная с немецкой монахини Хильдегарды Бингенской, жившей в XII веке, и на протяжении многих веков женщины вносили свой вклад в развитие музыки, однако их творчество часто упускали из виду.