Спектакль для примадонны События

Спектакль для примадонны

В МАМТ шедевр Беллини поставили специально для Хиблы Герзмава

В далеком 2016 году Адольф Шапиро ставил в Большом театре «Манон Леско» Пуччини для звездной пары – Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова. Спектакль оказался запоминающимся благодаря спорному визуалу: огромная кукла в черном платье с жемчужными бусами, причудливые костюмы у героев, эпистолярные видеопроекции. 2023 год ознаменовался для режиссера новым статусным заказом – Хибла Герзмава захотела спеть в родном театре культовую сопрановую партию Нормы.

«Норма» Шапиро вновь концептуально основана на примечательной и неоднозначной сценографии: гигантские летающие олени, огромный белый шар посреди сцены в первом действии, финальный огненный «лифт». На этот раз выбран главенствующий цвет – серый, сразу же «встраивающийся» в стилистический ряд таких спектаклей театра, как «Медея» и «Пиковая дама». Насколько это решение соотносится с музыкой? Вызывает недоумение, хотя в искусстве все имеет право на существование. Безусловно, проблема находится не в плоскости элементарного желания видеть вместо серого цвета яркие краски, дело в стилистическом чутье и эстетике воплощения.

В недрах режиссерских исканий, кажется, надежно спрятана хорошая идея, основанная на методе минимализма.

Чтобы спектакль можно было всерьез рассматривать с точки зрения психологического театра, хорошо бы убрать излишнюю нагруженность бутафорией и не всегда уместную хореографию в массовых сценах (например, странные сценические задачи мешают артистам хора прилично петь «Guerra, guerra!», в остальном они вполне справляются со своей миссией в опере).

Спектакль оставляет много вопросов, но разного характера. Почему Оровез (Феликс Кудрявцев) катается в инвалидной коляске? Здесь если публика склонна к интерпретации, ответ без проблем найдет самостоятельно. Почему спектакль распадается на несколько слабо связанных между собой частей? Например, «Священная роща друидов» (вторая картина второго акта) выглядит фрагментом другого спектакля. В этом случае могут помочь только вербальные разъяснения, как правило, для театра неуместные.

Все перечисленное в контексте события считывается как несколько второстепенное благодаря участию в проекте Хиблы Герзмава, ради которой все и затевалось. Ее путь к Норме, очевидно, был непростым. Природа распорядилась наделить певицу легким сопрано: с одной стороны, голосу столь высокого уровня и с выдающимися возможностями в этом амплуа цены нет, с другой, он не предполагает желаемого для многих свободного перехода в драматический репертуар, даже если со временем голос чуть меняется в «темную» сторону. Разница между естественностью и результатом труда всегда слышна, но наша примадонна одна из немногих, кто эту разницу минимизирует.

Хибла Герзмава: Я учусь у всего мира, у Вселенной

Не так давно Хибла Герзмава спела Тоску – нашла удачные технические решения для необходимого звучания голоса. Добилась, к примеру, убедительного верхнего регистра. Но главный успех был в том, что Тоска оказалась созвучна ее собственному темпераменту, благодаря чему и сложилась эксклюзивная, однозначно индивидуальная интерпретация партии.

История с Тоской теперь навсегда останется коварным материалом для сравнения. Две другие этапные работы певицы, Леонора и Норма, воспринимаются иначе. Найти для них «свое», судя по всему, дело времени.

Партнером для Хиблы Герзмава в премьерной серии стал тенор Владимир Дмитрук. Его огромный и разнообразный репертуар, даже выходящий за рамки академического, здесь на результат не сработал: партия Поллиона требует более тонкой нюансировки и не предполагает существование в динамической палитре «от форте до фортиссимо».

Открытие спектакля – молодая певица из стажерской группы театра, сопрано Полина Шароварова. У нее красивый и пока ничем не испорченный голос, выровненный по диапазону, она научена достаточному контролю техники. Главное, партия Адальджизы в ее исполнении – образец актерского наполнения образа: выразительность голоса идеально сочеталась с самоощущением певицы на сцене.

Роль оркестра и дирижерская интерпретация изначально могла бы стать ключевой интригой спектакля, нисколько не уступающей дебюту Хиблы Герзмава в главной партии. Согласно планам театра, постановку должен был осуществить Владимир Спиваков, очень давно не прикасавшийся к оперному жанру. Но вновь не сложилось. Его заменил Кристиан Кнапп, которому удавалось добиться успеха лишь в плане аккомпанемента, хотя знаменитую Casta Diva в принципе сложно испортить оркестром. В «Норме», может быть, не так явно, но предполагается самостоятельная роль оркестра или хотя бы внятное роскошное звучание. Одним словом, спектаклю есть куда расти: примадонна достойна лучшего.

Фестиваль для людей События

Фестиваль для людей

В Абхазии стартовал XXII Международный фестиваль «Хибла Герзмава приглашает…»

Апокалипсис в присутствии автора События

Апокалипсис в присутствии автора

Опера Дьёрдя Лигети «Великий Мертвиарх» в Баварской опере

Девушка, Смерть и комары События

Девушка, Смерть и комары

В нижегородском оперном театре состоялись последние премьеры сезона

По старым чертежам События

По старым чертежам

В «Сириусе» прошел второй ежегодный фестиваль
«Дни танца»