Спи, моя радость, усни События

Спи, моя радость, усни

В Музее изобразительных искусств имени Пушкина состоялась презентация изданного на «Фирме Мелодия» альбома Ольги Перетятько «Песни для Майи»

На концерте 17 мая были исполнены колыбельные, написанные в разные времена и принадлежащие разным стилям и музыкальным эпохам. Соавтор концепции диска – пианист-концертмейстер Семен Скигин, многолетний ансамблевый партнер певицы. Музыкант рассказал о том, как создавались «Песни для Майи».

Человеку присуще петь. Ученые наверняка уже разобрались, какие функции головного мозга включаются при пении, а какие – выключаются. Мне кажется, когда мы поем, в мозгу все мигает, светится, как гирлянда лампочек на новогодней елке, – так многогранно и комплексно пение.

Но, как говорится, пение пению рознь. Если одновременно громко поют много людей – это опера (нельзя забывать и о доброй сотне оркестрантов, звуковой энтузиазм которых должен постоянно напоминать, что им платят не зря). Одним словом, опера – это очень громкая штука! Если же поют тихо и в одиночку – это, без сомнения, колыбельная песня.

Оперу от колыбельной отличает не только количество звучащих децибелов, но и число слушателей. В опере счет идет на тысячи, а колыбельные песни поются только для одного слушателя. При этом они – действенное орудие, направленное против собственного ребенка. Надо сказать, русская воспитательная традиция колыбельной песни сильно преуспела в этой области. В своих высших достижениях она поднимается до высот подлинного политического противостояния, где главная задача – запугать потенциального противника (что-то вроде атомной бомбы в руках северных корейцев). Например, колыбельная Глинки на стихи Кукольника: «Чу! На пороге слышен шум… Враги пришли, стучатся в двери…» или «Злой чечен ползет на берег, точит свой кинжал» (Лермонтов). Эта традиция восходит, несомненно, к природе русских народных колыбельных: «Баю-баюшки, баю, не ложися на краю, придет серенький волчок и укусит за бочок». Одним словом, наши отечественные дети – самые психологически устойчивые: попробуй уснуть после такого «успокоения».

Надо с удовлетворением отметить: малохольным европейцам далеко до нас в этой области. Так, в хрестоматийно известной колыбельной Моцарта «Schlafe, mein Prinzchen, schlaf ein» («Спи,моя радость, усни»), когда из дальних комнат звучит непонятное «Ах!», за этим возгласом никакой опасности для малыша не кроется – просто горничная решила порезвиться еще до того, как ребенок заснул. «Подрастешь – поймешь, а пока – спи!»

Колыбельная – это музыкально-поэтическое эсперанто. По бóльшей своей части каждая колыбельная являет собой прекрасный перевод любой другой колыбельной, рожденной как в ближнем, так и дальнем зарубежье. Поэтически-смысловая сетка таких песен кристально ясна: «Спи, мое дитя (ребенок, любимец, сынок, доченька)». А дальше – нескончаемое бла-бла-бла (завтра будет солнышко, птички, кустики, цветочки, а сейчас – луна, месяц и малоустойчивая колыбель). Но такая очевидная простота – и есть ключ к глобальной безграничности. Одним словом, вот оно, воплощение мечты бородатого дедушки Маркса: «Пролетарии ВСЕХ стран, засыпайте!»

Новый диск, выпущенный на «Мелодии», – звездный час Колыбельной, ибо ее исполняет звезда пения belcanto Ольга Перетятько. И (о чудо!) диск открывает для любителей оперного искусства новый, неизведанный потенциал оперных певцов, как правило, сокрытый в главной области их профессиональной деятельности на оперной сцене. Выясняется, что и они могут петь тихо, выразительно, с полным пониманием текста, содержания и задач, стоящих в конкретной ситуации. Кстати, для полного вхождения в новую роль, роль матери, Ольге при содействии и поддержке ее мужа, тоже оперного певца, Григория Шкарупы, пришлось пройти девятимесячный курс обучения. И как результат на свет появилась их желанная дочь Майя, ставшая первой слушательницей диска. Диск ставит перед малышкой сложную задачу: чтобы дословно понять, что поет мама, ей придется поднатореть в шестнадцати (!) иностранных языках. Но это все мечты о будущем – сначала нужно сладко уснуть под волшебный голос мамы, а учить иноречия можно начать и завтра, когда она, проснувшись, улыбнется новому дню, солнышку, папе и маме. А пока – спокойной ночи, Майя!

P.S. Агрессивные, малопедагогичные колыбельные, упомянутые выше, в диск не вошли. Он полностью выражает миролюбивый характер его создателей и, несомненно, поможет в успешном решении ежевечерних задач, стоящих перед родителями, детишки которых никак не хотят сомкнуть сонные глазки.

«Мелодия» выпустила альбом колыбельных песен в исполнении Ольги Перетятько

Байка про Стравинского, Дягилева и лисичку со скалочкой События

Байка про Стравинского, Дягилева и лисичку со скалочкой

В Мариинском театре состоялся вечер премьер Игоря Стравинского

От милосердия не убежишь События

От милосердия не убежишь

Ричард Джонс поставил «Милосердие Тита» Моцарта в Лондоне

Коварство, любовь и Гендель События

Коварство, любовь и Гендель

На Новой сцене Большого театра под конец сезона состоялась важная премьера – первая в России постановка оперы Георга Фридриха Генделя «Ариодант».

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла События

Джулиус Истман: Феникс, восставший из пепла

О новом витке интереса к творчеству забытого американского композитора