Станислав Малышев: <br>Я не хочу нового «Сумбура вместо музыки» Персона

Станислав Малышев:
Я не хочу нового «Сумбура вместо музыки»

В ДК Рассвет, новом культурном пространстве, претендующем стать центром столичногоакадемического андерграунда, выступил OpensoundOrchestra. Молодое «сообщество музыкантов Москвы», созданное в 2018 году скрипачом Станиславом Малышевым и виолончелисткой Ольгой Калиновой, записывает музыку к кино, компьютерным играм, сотрудничает с композиторами Дмитрием Селипановым, Кириллом Рихтером и Настасьей Хрущевой иисполняет большое количество мировой современной музыки. Дебютная программа «рассветного» вечера, в которую вошли Траурный концерт для скрипки и струнных Карла Амадеуса Хартмана, камерная симфония Дмитрия Шостаковича, WTC 9/11 Стивена Райха и Третий струнный квартет Валентина Сильвестрова, стала рефлексией музыкантов о том, как маленький человек переживает большую трагедию.

Перед началом концерта Евгения Породина (ЕП) поговорила со Станиславом Малышевым (СМ) и выяснила, почему музыка осталась последним языком, на котором сегодня можно транслировать свою правду.

ЕП Во всех произведениях программы «звучит» катастрофа. Не слишком ли мрачновато для сегодняшних темных дней?

СМ Как раз для дня сегодняшнего эта программа и подходит. Мир разрознен, каждая страна пытается жить своей жизнью. Музыка сегодняшнего концерта отражает то, что происходит сейчас. А происходит вот что: голос меньшинства, каким бы ярким, позитивным и пацифистским он ни был, не слышен большинством. Программа выстроена как раз таким образом. Это слышно в Шостаковиче, в Хартмане, в меньшей степени в Райхе.

ЕП Как составлялась программа сегодняшнего концерта?

СМ Восемь лет назад Студия новой музыки в Московской консерватории делала концерт под названием «WARning» (анаграмма английских слов «война» и «предупреждение». Е.П.).

ЕП Сейчас это название посчитали бы провокацией…

СМ Может быть! Но тогда мы боялись того, что происходит сейчас. Там была другая программа, для сегодняшнего концерта мы решили ее немного переделать. Это не связано с какими-то политическими настроениями. Мы хотим показать, что трагедия в одной стране – трагедия для всего мира. Авторы разных стран по-своему переживают, и на данный момент такие программы единственный способ рассказать о происходящих событиях. Сейчас музыка – самый открытый язык для общения, и, слава богу, нам пока не запрещают на нем разговаривать. Ведь учебник истории можно переписать, но музыкальное произведение ты не перепишешь. Например, Хартман человек, которого в нацистской Германии лишили права голоса. В своем «Траурном концерте» он выразил страдания одного человека, лирического героя, которого никто не слышит. Скрипка противопоставляется оркестру. Или Квартет Шостаковича, или же Камерная симфония в нашем случае – это тема известная. Если честно, у меня есть опасения на тот счет, чтобы сегодня не появилась какая-нибудь статья типа «Сумбура вместо музыки»…

ЕП Какие чувства должна вызвать у слушателя именно эта программа?

СМ Я думаю, что чувство стыда, тревоги, страха. Они присущи любому из нас, и человек не должен их стесняться. Если кто-то начнет стесняться своих переживаний, скрываться от них, то со временем он превратится в машину.

ЕП И все-таки провокация есть, ведь в концерте звучит музыка украинца Сильвестрова…

СМ У нас сейчас в обществе наметилась новая тенденция – прекратить всяческое обращение к «недружественным странам». Нам что, не играть теперь ни Шуберта, ни Шопена, ни Бацевич? Нам нужно от их музыки отказаться? У музыки не может быть национальности, это универсальный язык, который понимают все. У Сильвестрова есть национальность, он переживает за свою страну. Восемь лет назад он запрещал российским артистам играть его музыку. Но ведь популярность он приобрел здесь, в России! Многое к этому приложил Союз композиторов, его музыку играли и делали известной Татьяна Гринденко, Марк Пекарский, Алексей Любимов. Творчество Валентина Сильвестрова нам близко! Лично мне не нравится та наивная простота, в которую он ушел в последние годы. Но произведения до этого периода шедевры, которые останутся в памяти людей, независимо от его национальности.

ЕП В конце февраля вы в составе Студии новой музыки выступали в Берлине, в Концертном зале имени Булеза. Концерт был 28 февраля, спустячетыре дня после начала новой для нас реальности. Не было страшно ехать в Европу?

СМ Мы очень переживали, как все пройдет. Принимающая сторона больше переживала о том, как мы обратно доберемся. Если туда мы летели три с половиной часа, то назад, уже через Турцию, около двенадцати часов со всеми пересадками. На сцену выходить было тяжело, скажу честно. Но сложилось впечатление, что те, кто пришел к нам на концерт, все понимали.

В те дни я испытал очень странные чувства. Тогда в Берлине проходила демонстрация в поддержку Украины. И впервые в своей жизни в открытой солнечной Европе я ощутил себя изгоем. Изгоем всего мира.

ЕП Меняли программу концерта?

СМ Мы вставили в программу Постлюдию для скрипки соло Сильвестрова, поскольку невозможно было остаться в стороне. Публика поняла этот посыл.

Основной костяк программы мы оставили – этомузыка Дмитрия Шостаковича, Артура Лурье, Николая Рославца, Владимира Тарнопольского, Эдисона Денисова, последнее сочинение покойного Александра Вустина, которое должно было еще до пандемии прозвучать в Берлине. Также мы представили музыку нашего молодого композитора Натальи Прокопенко.

ЕП Есть хоть какие-то позитивные открытия последних дней?

СМ Я уже десять дней не захожу в Инстаграм с Фейсбуком [в России признаны экстремистской организацией] и чувствую себя шикарно. Хотя до этого момента я не до конца осознавал, насколько человек сегодня зависим от соцсетей, будь то общение или продвижение коллектива. Сейчас это осознание пришло. В чем-то это действительно хорошо: возможно, люди хотя бы начнут друг с другом разговаривать.

ЕП Если возвращаться к программе сегодняшнего концерта, то все это – рефлексия композиторов на катастрофы их времени. А ведь на тот виток истории, который мы переживаем, другиекомпозиторы тоже напишут свое произведение-реакцию. Но как скоро музыканты смогут это исполнять?

СМ Будут сочиняться, конечно, произведения и трагические, и хвалебные. Авторам свойственно сочинять произведение к какому-то событию или дате. Помните Четвертую симфонию Пярта, которую он посвятил Ходорковскому? Насколько я знаю, в конечном итоге композитор снял это посвящение, как когда-то Бетховен снял посвящение Наполеону с «Героики». Давайте подождем! Двадцать первый век идет всего лишь два десятилетия, и за эти годы написана куча музыки во всем мире. Давайте для начала сыграем ее! А не будем ждать какой-то даты, чтобы к ней написать какое-то произведение. К слову, Райх ведь тоже долго вынашивал замысел WTC 9/11 около девяти лет. Поэтому надо немного подождать! Чтобы и с нашей, и с их стороны люди начали жить полноценной жизнью, чтобы обе стороны повернулись друг к другу, услышали друг друга, чтобы наступил мир!

Знаете, когда в марте у Студии новой музыки был концерт в консерватории, то назывался он «Птицы встречают рыб» отсылка к весеннему пробуждению животного мира.  Но эти представители фауны разговаривают на разных языках и друг друга не понимают. Я думаю, что это название красноречиво показывает то, что происходит между людьми сегодня. Но есть надежда, что музыка все-таки сможет объединить людей, стереть между ними некоторую ожесточенность.

ЕП Что будет дальше?

СМ Мы планируем ездить по регионам. Пока что начнем в формате струнного квартета, так как вывезти оркестр, тем более независимый, дорого. Наша цель – исполнение современной музыки за пределами Москвы. Если в столице сейчас засилье современной музыки, то в регионах дело обстоит иначе. А хотелось бы, чтобы эти регионы знакомились с новыми сочинениями, образовывались, смотрели вперед в будущее хоть с какой-то надеждой, а не ставили цели о том, как выжить. Это будет музыка композиторов из России, Америки, Германии, с разными изобразительными приемами – и мелодичная, и с современнымитехниками. Но главное – показать, что современная музыка существует. В каждом регионе мы хотим найти композитора, который сможет написать хотя бы небольшой квартет для нас, и это произведение, в свою очередь, мы исполним. Наши гастроли проходят при поддержке Союза композиторов, в том числе, где мы выиграли прошлогодний конкурс программы «Ноты и квоты»: Настасья Хрущева написала для нас квартет. Сначала она назвала его «Четыре убогие пьесы», затем отказалась от названия и спустя время переименовала его в «Пять рождественских песен». Премьера квартета состоится 12 мая в Малом зале «Зарядья». А уже потом – выступления в нескольких городах России. Попытаемся наладить гастрольную жизнь.

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке Персона

Джо Сатриани: Русская публика зациклена на музыке

Американский гитарист – о новом альбоме, учениках и учителях

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать Персона

Георгий Исаакян: Театр должен периодически вокруг себя всех встряхивать

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов Персона

Фабио Мастранджело: Я сыграл почти все, что написал Рахманинов

Александр Сладковский: Музыка Рахманинова помогает нам жить и делает нас лучше Персона

Александр Сладковский: Музыка Рахманинова помогает нам жить и делает нас лучше