Страшные истории на ночь События

Страшные истории на ночь

В МАМТ показали детские оперы про буллинг, судебные разбирательства и заячьи ушки

«Дети правят оперой» – такой девиз избрали для себя организаторы проекта «КоOPERAция». Лаборатория молодых композиторов и драматургов существует уже третий год и известна своими экспериментами в области музыкального театра. Однако впервые ее создатели предложили композиторам написать оперы для детей, на либретто, авторами которого выступили сами дети. А их фантазии не было предела. Перед нами возникал страшный робот, мстившая своему мужу зомби-королева, дух умершего мальчика, вселившийся в забитого в школе парня, сварливая бабушка-ведьма, не дававшая покоя внучке. Над музыкой работали Дмитрий Мазуров, Татьяна Шатковская-Айзенберг, Игорь Яковенко и Андрей Бесогонов. Право выбора одного из четырех московских композиторов также было отдано детям.

Так уж получилось, что объединяющим началом для всех опер, за исключением последней, стали ужасы. Оно и понятно: страшилки на ночь, кошмары с участием детей от Стивена Кинга, набирающие популярность сериалы про зомби и вампиров – все это сейчас находится в свободном доступе для детей в сети. Но за страхом, необычными, порой недетскими сюжетами кроется мораль, без которой не обходится ни одна история.

Любите, уважайте и слушайтесь родителей – такой месседж передали зрителям маленькие либреттисты в первой опере «Виновны!». Действие происходит в виртуальном детском суде с грозным судьей, обвинителями-подростками и устрашающим роботом-прокурором в образах клоуна и Деда Мороза. Дети обвиняли родителей за недоброжелательное отношение к ним: одной не купили куклу в золотом платье, второй не дали поиграть в приставку, а на мальчика и вовсе накричали. По очереди дети беспощадно запугивали родителей при помощи модулятора голоса, выслушивая жалкие оправдания взрослых – эдакая смена парадигм. Музыка Игоря Яковенко механически и отрывисто передавала реплики персонажей, а в конце оперы композитор решил примирить все споры звучным вокализом-колыбельной для голоса, фортепиано и виолончели.

Обладателями самой бурной фантазии стали сценаристы оперы «Порох и заячьи ушки». Сюжет оперы таков. На охоте Королева умирает от случайной пули ловчего Артура, друга Короля. Монарх страдал недолго и почти сразу же женился на невесте своего поданного. Тем временем Артур и зайцы воскрешают Королеву, и та идет мстить неверному мужу прямо на свадьбу. Всю сцену убийства дети-зайки злобно кричат: «Кровь, кровь, кровь…» В итоге все герои умерли, но эта история вовсе не о смерти, она о прощении, как заверяют нас сами дети, – в финале оперы два белых зайца-ангелочка символизируют прощение героев на небесах.

Эта опера выглядит самой детской из всех. Такой эффект создает режиссерское решение – противопоставить красный и белый цвета декораций, нелепые костюмы героев, вроде розовой шубки Короля или пластмассовых корон. Музыка Андрея Бесогонова тоже «серьезна» и даже в каком-то смысле прямолинейна – традиционные арии мести и жалобы из оперы-seria, дуэты согласия и хоры-выкрики заячьего народа. Но в контексте этого чересчур наивного сюжета музыка выглядела как элемент постиронии. Несмотря на послание либреттистов в видеопревью к опере, где они твердили нам о несправедливости судьбы к людям (в данном случае по отношению к Артуру), сюжет сместился в полный сюр, настоящее безумие с участием миленьких зайцев. Наверное, это и запомнилось детям больше всего, нежели печальная судьба ловчего короля. И подзаголовок «опера-хоррор»скорее был бы уместен для этого произведения, нежели для следующей оперы «DARK» («Тьма»).

Это совместное творение композитора и детей открывало вторую часть показа «КоOPERAции». Сюжет заставил всех быстро забыть о предыдущих детских историях и окунуться в социальную проблему буллинга – травли одноклассниками в школах. Не обходится и без фантастического элемента: в центре оперы – фигура мальчика, в которого вселяется призрак. Он управляет героем, делает его жестоким и толкает на убийство родной сестры – единственной, кто защищает брата от нападок одноклассников.  В этой опере все выглядит органичным: режиссерские находки руководителя «КоOPERAции» Екатерины Василевой, работа художника Софьи Кобозевой, художника по свету Александра Романова и хореографа Александры Рудик и музыкальное наполнение оперы от Дмитрия Мазурова. Интересно начало, где выражение «забивают» раскрывается в буквальном смысле – дети с баскетбольными мячами находят Бена (имя главного героя) на спортивной площадке и окружают его, отбивая мяч об пол. Музыка еще не началась, но глухой звук баскетбольных мячей, их постепенное приближение к персонажу, учащение ритма отскоков накаляют обстановку до предела, заставляя ощущать внутреннее состояние мальчика.

Композитор Дмитрий Мазуров в своем первом сочинении для детей использовал привычную для себя сферу в современной музыке – экспериментальную электронику. «Я сразу решил, что не буду писать детскую музыку в традиционном понимании,признается Дмитрий. – Есть композиторы, писатели, которые прекрасно это делают,и это отдельная область искусства. Мой бэкграунд другой – клубный, кислотный, и мое желание было написать оперу для хипстеров. Я знаком с современной молодежной культурой и понимаю, что для нового поколения старый, академический формат оперы малоинтересен. Хотелось по-другому взглянуть на него. Поэтому здесь можно обнаружить и медиа-арт, и нойз, и элементы современной queer поп-музыки (андрогинный вокал), постинтернет искусства, эмбиент, хип-хоп, нойз, экспериментал, элементы. А также саксофон и бас-гитара из мира фри джаза».

Композитор не скрывает, что для него это не опера-хоррор. Его больше интересовала «криповость». Эту атмосферу дополняло и инфернальное звучание голосов с акустическими эффектами, которые воплотили исполнитель главной роли контратенор Рамазан Юнусов и солисты театра голоса «Ла Гол» Алена Верин-Галицкая, Екатерина Палагина, Мария Беккер.

Конечно, в конце нас ожидает якобы «счастливый финал», несущий в себе идею, что любовь и сострадание побеждают темную сторону: призрак разоблачает сам себя под давлением трепетных отношений сестры к брату. Но сценическое и музыкальное воплощение последней сцены свидетельствовало скорее о странности происходящего: все герои оперы сливаются в едином техно-танце, символизирующем, по выражению композитора, «жутковатый хэппи-энд». Дмитрий Мазуров намеренно хотел, чтобы опера закончилась не на позитивной ноте, а утонула в странной, психоделической эмоции…

Позитивным окончанием всего вечера стала последняя работа под названием «Я живу у ведьмы». Сюжет прост и понятен, даже в каком-то смысле банален: оставшаяся без родителей современная девочка Василиса живет в своем мире гаджетов и современных технологий. Ее отдают на попечение к бабушке, живущей по старым правилам. Два поколения не могут ужиться в одном доме, и героиня убегает от надоедливой старухи. Отрицательный и в то же время забавный эффект этому персонажу придавал белый грим с подчеркнутыми формами лица и странная подпрыгивающая походка. Заметив пропажу, бабушка, естественно, отправляется на поиски внучки, ради которой она начинает делать шаги к познанию мира технологичного века. Видя все это со стороны, Василиса оттаивает и проникается любовью к своему единственному близкому человеку.

Композитор Татьяна Шатковская-Айзенберг была единственной, в чьей музыке отчетливо проступала традиция, в данном случае – опора на стили второй половины XX века. Полагаясь на свой опыт написания музыки для маленьких слушателей, композитор создала по-настоящему детскую музыку с отсылкой к рок-операм Уэббера и Рыбникова. Опера со счастливым концом стала долгожданным «хэппи-эндом», где под финальную песню все участники проекта вышли на сцену.

Гусары – молчать! События

Гусары – молчать!

В Мариинском театре поселилась «Летучая мышь»

Спляшем, Фрида, спляшем! События

Спляшем, Фрида, спляшем!

Владимир Варнава поставил в Мариинском театре «Быка на крыше»

Сказка против эпидемии События

Сказка против эпидемии

Новую сценическую версию оперы «Ночь перед Рождеством» Н.

Королева беженцев События

Королева беженцев

Фестиваль «Золотая Маска» стартовал серией трехдневных показов оперы «Дидона и Эней» Пёрселла на Новой сцене Большого театра