Страсти и тезисы События

Страсти и тезисы

Мировая премьера, Чайковский и барокко в галерее Île Thélème

Что объединяет «Воспоминание о Флоренции» Чайковского, музыку барокко и «Балетные тезисы» – новую пьесу петербургского композитора  Глеба Лукомца? Энергия, страсть и контрасты – от безмятежности и легкого сплина к опьянению, экстатическому чувству, игре на пределе.

Коллектив im Spiegel существует с сентября 2023-го, но уже активно заявил о себе концептуальными программами и неординарным подходом к интерпретации. Очередной их концерт прошел в камерной атмосфере московской галереи Île Thélème. Выбор площадки создал приятное напряжение – светскость и салонность, с одной стороны, с другой – объединил адептов клуба академической музыки.

Взгляд на романтизм после современных опусов – удачный концептуальный ход. Можно сказать, тренд последнего года. Один из самых радикальных примеров – концерт проекта Next Monday в ДК «Рассвет». Тогда редкая музыка для рояля Павла Маркелова стала «предварительным действом» и фокусом внимания к Октету Франца Шуберта. Ядро концерта в Île Thélème – столкновение секстета Чайковского и «Балетных тезисов» Глеба Лукомца, которые были написаны специально для im Spiegel и прозвучали впервые. Связующим звеном обеих партитур стало музыкальное искусство барокко.

Один из переводов итальянского слова barocco – «вычурный». «Кринжовый», – сказали бы двадцатилетние. Существование в одной вселенной чувственности, броских контрастов, нарушение иерархий и новые правила игры – барокко, несомненно, резонирует с современностью.

Музыка Доменико Скарлатти и Георга Филиппа Телемана – своеобразный пролог концептуального высказывания im Spiegel. Соната Скарлатти в интерпретации Евгения Искоскова оказалась близка фортепианной миниатюре эпохи романтизма: мягкий звук, обильная педаль, чувственное туше. Пианист высветил диссонансы и томные задержания сонаты, но избежал духа импровизационности и фантазийности. Однако эти барочные теги стали главными в Канонической сонате №4 Телемана. Скрипачки Мария Цуварева и София Внукова органично сосуществовали в дуэте – их игра искрилась, смычки вырисовывали извилистые мелодические линии. Лишь обилие полифонии и канонов выдавало немецкий почерк автора этой партитуры.

«Балетные тезисы» Глеба Лукомца – барокко в разрезе. Схема, сквозь которую проступает страсть, чувственность, барочное жжение. Камерный ансамбль – фортепиано, струнный секстет и контрабас – задействованы и вместе, и сольно. Семь частей цикла – семь состояний. Каждое как будто сбрасывает шелуху штампов барочной музыки. Происходит тотальное обнажение – взгляд на барокко без напудренных париков и музейного пиетета. В финале звуковые лабиринты из повторяющихся барочных жестов и риторических фигур сменяет тоска и надлом. В гармониях слышатся не то барочные ритурнели, не то песни группы Radiohead.

«“Балетные тезисы” вызрели из двух вещей: наблюдение за балетными классами в консерватории, где повторение и поэтика станка – ключевое; и собственными попытками выучить программу по курсу общего фортепиано, – рассказывает Глеб Лукомец. – В один момент понимаешь, что разучивание (читать: ковыряние) сонат Скарлатти и этюдов Черни (один из “Тезисов” вообще ему посвящен) приносит больше удовольствия, чем что-либо еще. Поэтика упражнения стала осью в выборе программы концерта: Скарлатти с его яростным и бесконечным кадансированием; Телеман, выносящий в название “канонический”, то есть техническую суть; и Чайковский, избыточное ”барочное” у которого входит в трение с сонатной формой”».

«Воспоминание о Флоренции» в интерпретации музыкантов im Spiegel – гедонизм, восторг и пьянящее чувство с долей избыточности. «Это барокко, каким оно может быть в сознании романтика», – комментируют музыканты. Это грезы Петра Ильича о счастливых днях и бурных ночах, воспоминание о дорогом месте, где создавалась опера «Пиковая дама».

«Музыка Чайковского прекрасна сама по себе, – говорит Мария Магиева – основатель и художественный руководитель im Spiegel, –  но нам хотелось особенно подчеркнуть новаторские находки композитора, его дерзкий и в чем-то хулиганский порыв. “Флоренция” совершенно точно должна звучать так, будто написана буквально вчера».

Солисты im Spiegel сосредоточили внимание на тембровой краске и динамических контрастах. Скрипач Андрей Росцик и виолончелист Давид Ежов выступили лидерами музыкального процесса – ярко их диалог звучал во второй части «Воспоминания». Каждый участник демонстрировал уверенное владение инструментом и умение ансамблировать – скрипачка Мария Цуварева, виолончелист Айдер Рысалиев, альтисты Любовь Лазарева и Иоанн Бердюгин. Уверенное соло последнего открыло третью часть «Воспоминания о Флоренции» – самая русская музыка из череды намеков на итальянский колорит. Барочная строгость определила фугато в финале, а динамические контрасты и единое дыхание всех участников ансамбля обеспечили барочное жжение и нужный аффект.

«Воспоминание» Чайковского в исполнении im Spiegel – мостик к барокко, романтический накал секстета – арка к интерпретации сонаты Скарлатти. «Балетные  тезисы» – поэтика упражнения, высечение барочных аффектов из предельно простых и нарочито банальных конструкций. Композитор резюмирует: «Балет мыслит концентрированными сценами, барокко – тем же; балет мыслит тоникой и доминантой, барокко – тем же; балет не стесняется повторов, более того – любит и греет их, барокко – тоже. На стыке этого общего и написан цикл».

Сохраняйте спокойствие и слушайте то, что нравится События

Сохраняйте спокойствие и слушайте то, что нравится

На фестивале «Звезды белых ночей» в Санкт-Петербурге прозвучала музыка Леонарда Бернстайна и Мориса Равеля

Милосердие к каждому События

Милосердие к каждому

Мило Рау представил на фестивале в Вене свою постановку «Милосердия Тита»

Вечная музыка | Искусство жизни События

Вечная музыка | Искусство жизни

В Гербовом зале Зимнего дворца прошли концерты musicAeterna

Свой среди своих События

Свой среди своих

В Музее музыки открылась выставка к 220-летию со дня рождения Глинки