Связанные одной эпохой Книги

Связанные одной эпохой

Вышла книга о жизненном и творческом пути двух выдающихся композиторов XХ века

Судя по названию, книга известного российского музыковеда Александра Белоненко «Мечислав Вайнберг и Георгий Свиридов: переплетение судеб», выпущенная издательством «Композитор. Санкт-Петербург», должна быть интересна, прежде всего, двум группам любителей музыки. В первую очередь поклонникам творчества Свиридова, так как это далеко не первая работа автора, посвященная этому композитору. Александр Белоненко — племянник композитора и президент Национального Свиридовского фонда, не только обладает уникальной возможностью доступа к редким материалам Свиридова, но и явно ориентируется в них, как никакой другой историк музыки. С другой стороны, эта книга, будучи актуальным вкладом в развитие еще небольшого по объему собрания материалов о Мечиславе Вайнберге, и представленная как взгляд на композитора сквозь призму отношений с другим выдающимся современником, представляет собой интересный материал для исследователей музыки Вайнберга.

Автор признается, что в немногочисленных биографических работах, в воспоминаниях родных и друзей Вайнберга имя Свиридова занимает ничтожное место, а в разговорах с Георгием Васильевичем тот изредка вспоминал своего друга Вайнберга. И все же, несмотря на небольшое количество сохранившихся личных документов композиторов (Вайнберг, в частности, «не оставил дневников, старался не давать интервью, мало кому рассказывал о своей жизни»), автор поставил перед собой непростую задачу «представить взаимоотношения этих ярких личностей как органическую часть истории отечественной культуры, в контексте драматических событий ХХ века».

Георгий Свиридов Избранное. Мелодия 2 CD

Чтобы воссоздать реалистическую картину развития отечественной музыки второй половины ХХ века, А. Белоненко широко обращается к документальным источникам: письмам, официальным документам, архивным материалам, работам российских и зарубежных музыковедов. Большая часть упомянутых материалов имеется в открытых источниках и изданных литературных материалах, но здесь впервые они собраны воедино. Сама работа логично сконструирована из четырех глав, в хронологические рамки которых от 1940-х до 1990-х годов автор размещает свой рассказ о взаимоотношениях Свиридова и Вайнберга. Основное содержание книги, таким образом, занимает презентация огромного количества документалистики, однако она сделана не в форме сухого цитирования, а эмпатического комментирования, что производит большое впечатление на читателя. Наглядным примером служит раздел «Пятилетка “Великой дружбы”: итоги» третьей главы. По ходу текста видно, что хронология является только рамкой повествования, а само переплетение судеб героев книги, Свиридова и Вайнберга, автор показывает трояко. Во-первых, это различные встречи и события в их частной жизни из разряда «бывают странные сближенья…»: общие учителя, друзья, общие музыкальные знакомые, когда-то появившиеся в жизни каждого из них (пусть в разное время); общая жизнь в одной квартире, на одной даче (пусть краткая, но имевшая место). Очевидно, в этой сфере зародились их особые отношения, претерпевшие много испытаний и сохранившиеся до конца их жизни. Во-вторых, деятельность в одном общественном пространстве (в частности, в музыкальном сообществе), где их позиции во многом совпадали. На фоне бурных событий, происходивших в жизни страны, оба композитора были в поисках своей творческой идентичности, где-то уступая стечению обстоятельств и становясь временами «легкожанровыми авторами» (по выражению Георгия Свиридова). «Оба жили, — пишет Александр Белоненко, — понимая, в какой стране и в какое время они живут. Жили, не питая иллюзий, смиряясь с судьбой. Каждый из них осознавал, к какому роду-племени принадлежит, знал, что его народ имеет собственное имя, язык, память». И наконец, близость в самом музыкальном творчестве. Здесь автор указывает на более глубокое, концептуальное сходство композиторов. По его мнению, для них обоих оно лежало в приоритете вокальной музыки, в сочинениях, связанных со словом. Если относительно творчества Свиридова такое утверждение не вызывает вопросов, ибо его романсы, хоры, песни — классика вокального жанра, то подобное возвышение вокальной музыки над огромным массивом произведений Мечислава Вайнберга кажется несколько преувеличенным. Обосновывая свою позицию и анализируя вокальную музыку композитора, Белоненко обращается к польской теме у Вайнберга, отдельно разбирая биографию и творчество Юлиана Тувима и других польских поэтов. Автор не обходит вниманием и несчастливую судьбу кантаты Вайнберга на слова Тувима «Петр Плаксин» (соч. 91, 1966), посвященную Свиридову (заинтересованный читатель может познакомиться со статьей Ю. Абдокова «Запрещенный Вайнберг: кантата “Петр Плаксин”. Опыт первого прочтения» в журнале Opera musicologica, № 4, 2021). В контексте содержания поэмы «Петр Плаксин» и ее интерпретации, данной Белоненко, нельзя не согласиться с тем, что посвящение такого нетривиального произведения Вайнберга Свиридову в определенной степени говорит и о нетривиальности их отношений. Становится очевидным, что они хорошо понимали друг друга, и не случайно одна из самых точных и лаконичных характеристик Вайнберга принадлежит перу именно Свиридова: «Метэк — замечательный, редкий музыкант, прекрасный человек. Бурная судьба. Воробей в урагане». В истории перипетий постановки оперы «Пассажирка» Вайнберга (раздел четвертой главы), в рассказе о последнем свидании композиторов, в описании их редкой, но глубокой и трогательной переписки Александру Белоненко удалось показать консолидацию и взаимную поддержку композиторов.

Мечислав Вайнберг Избранные сочинения Мелодия 3 CD

В целом автор воссоздал яркую документальную картину музыкальной жизни страны в ХХ веке и вывел на ее фоне впечатляющие фигуры двух поистине больших личностей, для которых музыка «во все времена должна быть сочинена естественно и искренне».

Фактические ошибки в книге встречаются редко и в основном касаются текста с описанием биографии и творчества М. Вайнберга, то есть сравнительно нового направления исследований автора. Например, вдова композитора Вайнберга Ольга Юльевна названа Ольгой Юрьевной [c. 7]; учителем Вайнберга в Минске назван профессор В. А. Богатырев, а таковым был В. А. Золотарев [c. 24]. Последняя ошибка особенно досадна, так как, помимо опечатки в фамилии, о Золотареве, к большому сожалению, ничего не сказано в данной работе, хотя Мечислав Вайнберг был многим обязан ему в своем музыкальном становлении.

Несмотря на отмеченные неточности, книга Александра Белоненко является очень важным дополнением к биографиям как Свиридова, так и Вайнберга и познавательным чтением не только для исследователей творчества этих композиторов, но и для широкого круга любителей музыки, интересующихся историей отечественной культуры ХХ века.

Эльза из «Лоэнгрина» и чары Макса Регера Книги

Эльза из «Лоэнгрина» и чары Макса Регера

Мемуары вдовы немецкого композитора впервые вышли на русском языке

Импровизируя на тему свободы Книги

Импровизируя на тему свободы

Рассказ о судьбе нелегкого жанра легкой музыки

Романтик на переломе эпох Книги

Романтик на переломе эпох

Признание в любви к звезде потерянного поколения

Знакомые все лица Книги

Знакомые все лица

Союз композиторов России и «Музыкальная жизнь» представили календарь на 2024 год с композиторами-юбилярами