Tарья Турунен: <br>Для финнов тяжелая музыка – как народная Персона

Tарья Турунен:
Для финнов тяжелая музыка – как народная

Пожалуй, многие знатоки, любители тяжелой и кроссовер музыки согласятся с тем фактом, что первую вокалистку мегапопулярного в мире финского коллектива Nightwish Тарью Турунен можно смело назвать примой heavy metal. Более того, вполне вероятно, что если бы не Тарья, то бренд Nightwish не стал бы таким значимым для европейского, да и мирового шоу-бизнеса, а рождение и победоносное шествие по планете стиля symphonic metal вообще бы осталось под вопросом.

О жизни и творчестве, работе над новым электронным проектом на чудесном острове в Карибском море и о своей первой книге Тарья Турунен (ТТ) поведала Дмитрию И. Сараеву (ДС).

ДС Тарья, как получилось, что вы, будучи весьма далекой от тяжелого рока в юности, стали вокалисткой одной из самых успешных хэви-метал-­групп Европы, да и мира в целом?

ТТ С Туомасом Холопайненом – основателем Nightwish – мы были знакомы еще с подросткового возраста – он на год старше меня, мы учились с ним в одной школе. Туомас знал меня как девочку с лирико-­колоратурным сопрано. Позднее, когда он пришел ко мне с демо-записью своей акустической музыки, я уже училась в Академии Яна Сибелиуса в Хельсинки. К тому моменту мой голос изменился – приобрел оперное звучание, набрал силу. Предложенный Туомасом материал мне понравился. Но когда я стала петь под эту музыку трансформировавшимся к тому моменту голосом, то и сам Туомас, и другие музыканты очень удивились. «Мы рассчитывали совсем на другое…», – сказали они. В итоге родилась идея – совместить мой оперный вокал с более эффектным звучанием, более громкими аранжировками – то есть со стилистикой heavy metal. Дело в том, что все музыканты, работавшие с Туомасом, вышли как раз из «металлических» кругов. Я, напротив, в те годы была еще далека от этого направления, но при этом проявляла интерес к новым для себя течениям, идеям. Безусловно, для меня это было в некотором роде вызовом, но я сказала: «Да!» Первыми плодами сотворчества я осталась довольна. Жизнь радикально поменялась: в 1998 году, выпустив второй альбом, Oceanborn, мы стали ездить на гастроли по Европе, Южной Америке и другим странам.

ДС В настоящее время вы общаетесь с ним и другими участниками Nightwish?

ТТ С Туомасом мы время от времени лишь обмениваемся электронными письмами. А вот с Марко Хиетала (экс-­Nightwish, бас, вокал) мы несколько раз пересекались во время Рождественских концертов в Финляндии, выступали с ним на одной сцене. С остальными же ребятами из группы не общаемся вообще.

ДС Знаю, что вам посчастливилось заниматься у именитых наставников. Одним из них был болгарский музыкант Пламен Димов, известный своей работой с молодыми дарованиями и поддержкой их творчества…

ТТ Совершенно верно. У Пламена Димова я училась в старших классах, а в начальной школе моим преподавателем был Кари Лауронен – мой первый учитель музыки. Очень благодарна им обоим за их заботу и за то, что разглядели мой талант, за безмерную поддержку и веру в меня!

ДС Расскажите подробнее об учебе у профессора музыки, замечательной меццо-­сопрано Мицуко Сираи.

ТТ С ней я занималась, когда училась в Германии в Высшей школе музыки Карлсруэ, и это были довольно сложные два года. То, как Мицуко организовывала учебный процесс, находила возможность регулярно варьировать обучающие техники, – нечто совершенно невероятное. Студентам-­вокалистам было непросто, но это помогало нашим голосам закаляться, становиться более гибкими, универсальными. За два года, проведенных в столице Баденского региона, мой голос обрел пластичность, многогранность, так что теперь я могу выразить им все что угодно. И все это благодаря Мицуко!

Учебу приходилось совмещать с концертами и турами Nightwish. Возвращаться к занятиям, посвящать им всю неделю после серии концертов было нелегко, тем не менее университетские годы с Мицуко я вспоминаю с теплотой. Когда вышел в свет мой первый сольный альбом в классическом стиле Ave Maria, я отправила экземпляр Мицуко. Да, мы по-прежнему с ней на связи, и это очень здорово!

Тарья Турунен с другом и коллегой по проекту Outlanders Торстеном Штенцелем. Осень 2021 года, остров Антигуа

ДС Став популярной в качестве первой леди Nightwish, вы продолжили академическое музыкальное образование. Для чего?

ТТ Я занимаюсь, чтобы, с одной стороны, петь крутой рок, с другой – делать это без вреда для певческого аппарата. Это естественное желание певца – заботиться о своем инструменте, стараться сохранить его здоровье. Я до сих пор беру уроки пения. С моим коучем по вокалу Мартой Бланко из Буэнос-­Айреса мы занимаемся по Skype или в Zoom – разучиваем виртуозные партии для проектов с классической музыкой. В вокальном исполнительском мастерстве нет предела совершенства, всегда можно обнаружить ­какие-то шероховатости. И даже если моя публика не заметит изъянов, то ­я-то точно обращу на них внимание, и это будет означать, что мне нужно развиваться дальше, двигаться вперед. Поддерживать на должном уровне навыки оперного пения – необходимость для меня.

ДС Вы сами не пробовали выступать в роли наставника?

ТТ В Буэнос-­Айресе у меня было несколько учеников. Я преподавала в частном порядке студентам разных возрастных групп – и молодым людям от семнадцати лет, и более зрелым певцам. Эта деятельность тоже представляет для меня интерес, и, возможно, ­когда-­нибудь в будущем я вновь вернусь к подобной практике.

ДС С кем из оперных артистов удалось поработать вместе, кого, быть может, вспоминаете с трепетом?

ТТ Однозначно одно из самых ярких моих воспоминаний – выступление с аргентинцем Хосе Курой, одним из лучших теноров в мире. У него очень красивый теплый тембр голоса. И крайне чувственный. Мы познакомились во время Международного оперного фестиваля в финском городе Савонлинна, который расположен в трехстах километрах от Санкт-­Петербурга. В качестве площадки для фестиваля был выбран очень красивый позднесредневековый замок Олавинлинна, стоящий на скалистом острове Кюренсалми между озерами Хаукивеси и Пихлаявеси.

ДС Что можете сказать об альбомах Nightwish, выпущенных с другими вокалистками – Анетт Ользон и Флор Янсен?

ТТ Если честно, я в них не погружалась. К­акие-то синглы мелькали на радио, но специально я не вникала в материал целых альбомов. У меня теперь своя жизнь, а период моей творческой активности в Nightwish – это уже часть истории. Флор Янсен [нынешняя вокалистка Nightwish], кстати, моя подруга, причем мы были с ней знакомы задолго до того, как ее взяли в группу. Мы и сегодня совершенно нормально общаемся без ­каких-либо претензий или обид. Nightwish занимают очень достойное место в мире рок-музыки, но и я – как сольная исполнительница – тоже! Да, я счастлива, а еще – я здорова, и это круто! В общем, все складывается так, как должно быть.

ДС Простите за высокопарные слова, но я бы назвал вас примой heavy metal современности. А творчество кого из коллег по «металлическому» цеху импонирует вам?

ТТ Ой, спасибо меется). В самом начале моей карьеры на рок-сцене единственным известным мне «тяжелым» коллективом была Metallica, но с течением времени я, конечно, все больше осваивала этот музыкальный пласт. Nightwish регулярно участвовали в различных фестивалях, поэтому я невольно соприкасалась с творчеством других современных групп, выступавших на тех же сценах. И каково же было мое удивление, когда выяснилось, что вокруг так много разной достойной музыки! Я до сих пор люблю In Flames. В период моих первых лет в Nightwish помню, что на меня произвели сильное впечатление Rammstein. Позже мне очень понравились Disturbed. Вообще, мне по душе разные стили и направления – от The Beatles с Genesis и заканчивая Alice in Chains и Avenged Sevenfold. К счастью, сама жизнь подарила мне возможность познавать музыку во всем ее многообразии.

В детстве я хотела стать оперной певицей, и все развивалось именно в этом направлении. Но позднее, с приходом в Nightwish, я влюбилась во вселенную популярной музыки с ее постоянными путешествиями, знакомствами, и в ­какой-то момент задалась вопросом: «А почему бы мне самой не начать писать песни?» И теперь я действительно этим занимаюсь. Я абсолютно уверена, что это мой путь – создавать музыку и при этом оставаться независимой.

ДС В последнее время вы активно развиваете новый для слушателя проект Outlanders. В конце января вышел уже второй сингл. Расскажите, что вас привело к электронной музыке?

ТТ Этот проект очень отличается от всех предыдущих. Действительно, в нем преобладает электроника, но она сочетается с партиями электрических или акустических гитар. В Outlanders столько разных чувств и эмоций, но в целом он скорее лирический.

Первую песню для Outlanders я написала довольно давно, и все это начиналось больше как развлечение. Над Outlanders мы работаем с моим другом Торстеном Штенцелем, который живет на острове Антигуа в Карибском море – у меня там летний домик… И вот, каждый раз, когда я туда отправляюсь, мы потихоньку занимаемся совместным творчеством – сочинением песен. Никто из нас никогда не думал, что это увлечение перерастет в целый проект или альбом. Мне очень нравится работать с электроникой, для меня это проявление свободы в творчестве, так как в данном случае я не скована никакими рамками стилей. В ­какой-то момент я сказала Торстену: «Давай разовьем идею, запишем больше треков» – и он согласился. У нас уже восемь синглов, готовых к выпуску, и еще четыре песни в работе, так что материала набирается на целый альбом. В записи каждого трека участвовал ­кто-то один из известных гитаристов: Эл Ди Меола, Джо Сатриани, Стив Ротери из Marillion, Марти Фридман, Рон «Бамблфут» Таль. В этих песнях я использую свой голос и как один из аккомпанирующих музыкальных инструментов, но больше, конечно, традиционно – пою вокальную партию. Все синглы будут выпущены в формате семидюймового винила как коллекционные релизы, а также, конечно, на ведущих стриминговых платформах.

Повторюсь, весь проект Outlanders географически относится к острову Антигуа. Этот уголок природы – рай умиротворения, где я всегда могу скрыться от суеты жизни. В песнях, которые рождались во время пребывания на пляже, запечатлены истории Антигуа, жизнь на нем. Все фотосъемки для Outlanders сделаны там.

ДС Думаю, что немногие любители тяжелой музыки знают, что в конце 2021 года вышла ваша книга «Пение – в моей крови» (Singing in My Blood). Расскажите о ней.

ТТ Во-первых, в ней опубликовано очень много фотографий разных лет – начиная с детства и заканчивая настоящим временем. По ним можно проследить всю мою карьеру. На самом деле изначально была задумка выпустить фотоальбом. Но потом я поняла, что одних снимков недостаточно. Так Singing in My Blood превратилась в историю жизни, написанную от первого лица. Но это не автобиография, скорее, трогательная вступительная глава, написанная для моих поклонников и посвященная тем граням артистической карьеры, о которых никто не знает. В этой книге есть очень личные моменты, я впервые в жизни открылась всему миру, постаралась рассказать о том, что значит быть музыкантом, творцом. Мои песни биографичны, в них – мой опыт, мои переживания. И то же самое я постаралась сделать и в Singing in My Blood.

ДС Вы часто бываете в России. Удалось ли вам побывать в оперных театрах нашей страны – например, в Большом?

ТТ Я бы очень хотела сходить на ­какой-­нибудь спектакль, но, к сожалению, пока это остается лишь в мечтах. Во время тура артисты, как правило, очень ограничены во времени для осмотра местных достопримечательностей. А если находится минутка-­другая, то организаторы обычно забивают ее промоактивностью – интервью и прочее. Пока я могла оценить красоту Москвы и Санкт-­Петербурга только с внешней стороны – по архитектуре улиц. У меня сохранилось очень много фотографий из Санкт-­Петербурга. Бесконечно люблю этот город за его атмосферность. Он ни в чем не уступает самым ярким европейским мегаполисам!

ДС Скандинавские нации, в особенности шведы и финны, очень музыкальные. Как думаете, в чем причина?

ТТ Я считаю, что все мы, артисты, нуждаемся в том, чтобы ­кто-то был для нас путеводной звездой, указал нам путь. Это нужно для своего рода прорыва. Если один способен пройти путь, то и у другого есть шанс его повторить. Таким образом мы как бы вдохновляем друг друга. Финляндия, конечно, уступает Швеции – поп-культура наших соседей находится на высоте! Это родина таких суперзвезд, как ABBA, Roxette. Здесь хорошо развита соответствующая инфраструктура, созданы условия для занятий музыкой, искусством. В Финляндии, конечно, в этом плане все скромнее, и мы больше варимся в собственном соку.

ДС Однако Финляндия – европейская Мекка heavy metal и другой тяжелой музыки.

ТТ Совершенно верно, Финляндия – лидер по части heavy metal. И в этом, наверное, играет не последнюю роль поддержка радиостанций, которые отдают предпочтение местной музыке. И у нас она считается почти народной, понятной для всех и каждого. Существует огромное количество всевозможных проектов и мероприятий, поддерживающих интерес к тяжелой музыке, причем не только у юной аудитории:

на «металлические» концерты дети приходят со своими дедушками и бабушками! Тяжелый рок слушают от мала до велика – и это здорово!

С другой стороны, я не исключаю, что тональность задают климатические условия: наши мрачные зимы без солнца (правда, они почти такие же, как в России) располагают к депрессивным состояниям, к размышлениям об одиночестве. Это заставляет креативные головы творить искусство.

ДС А не скучаете по белому финскому снегу, проживая теперь в Испании?

ТТ Если разговор о том, чтобы поехать в зимнюю Финляндию или страну, где много снега, то все это я уже видела много раз. Нет, я не скучаю по холоду, тем более – по сумрачной погоде. Все это не столь здорово для меня. Я не очень хорошо себя ощущаю при дефиците света. Нет, мне не нужно солнце все время, я не поклонница загара. Но мне нужен свет. У меня портится настроение, когда слишком долго пребываю там, где, просыпаясь утром, невозможно понять, какое сейчас время суток. Здорово просыпаться утром, когда тебя будит естественный солнечный свет. Мои соотечественники этого лишены – они вынуждены просыпаться при искусственном освещении. У меня нет желания жить в таких климатических условиях. А у нас здесь в двух часах езды – испанская Сьерра-­Невада, и там полно снега. Если хочется покататься на лыжах (моя девятилетняя дочь, кстати, очень любит лыжи!), мы едем туда.

ДС Можно ли ожидать вашим поклонникам полноразмерного релиза в этом году?

ТТ К сожалению, нет. Что касается проекта Outlanders, то каждые два месяца мы будем выпускать по одному новому синглу. Кроме того, на подходе сборник The Best Of. А вот с новым рок-альбомом придется повременить.

Владимир / Volodia Персона

Владимир / Volodia

К 85-летию со дня рождения Владимира Высоцкого

Юрий Башмет: Классическая музыка сильна тем, что заставляет людей чувствовать себя людьми Персона

Юрий Башмет: Классическая музыка сильна тем, что заставляет людей чувствовать себя людьми

Николай Зайцев: Без традиции нет будущего Персона

Николай Зайцев: Без традиции нет будущего

К 80-летию Уральского государственного академического русского народного хора (Екатеринбург)

Симона Кермес: Важно красиво и правильно проживать каждый момент своей жизни Персона

Симона Кермес: Важно красиво и правильно проживать каждый момент своей жизни

Немецкую оперную примадонну Симону Кермес по праву называют «неистовой королевой барокко», «барок-звездой», а в последнее время еще и «Леди Гагой барочной музыки».