Торжество Средневековья События

Торжество Средневековья

В Москве с 15 по 22 апреля состоялся VII фестиваль средневековой музыки MusicaMensurata

Три концерта традиционно прошли в соборе св. Петра и Павла при поддержке фонда Collegium Musicum. Перенос фестиваля с осени 2020 года внес коррективы в программу, но атмосфера сохранилась прежняя: художественный руководитель Данил Рябчиков приветствовал слушателей и погружал в средневековый мир, а летящие голоса вокалистов и реконструкции старинных инструментов воссоздавали неизвестное звучание.  На этот раз фестиваль обратился к теме придворной музыки Франции, Кастилии и Португалии, представив мотеты, кантиги и музыку трубадуров.

Все концерты были исполнены силами ансамбля Labyrinthus, вернее, его российской части. Прежде под этим брендом неоднократно могли выступать европейские звезды средневековой музыки, приезжали они на фестиваль и с собственными коллективами или сольными программами. Постоянно меняющийся состав участников – одна из характерных особенностей ансамбля. Музыканты приглашаются под конкретную программу или проект, на сцене находится очень небольшое число людей, но бывает, что исполнители вообще не повторяются, а бренд один – ансамбль Labyrinthus.

Связующим звеном выступает Данил Рябчиков. Художественный руководитель и фестиваля, и коллектива, он также курирует программы и постоянно работает на развитие культуры средневековой музыки в русскоязычном инфополе. Недавно он выпустил книгу «Музыкальная история средневековой Европы», которую после второго концерта фестиваля торжественно презентовал на полный зал. Впечатленные зрители тут же побежали ее покупать и выстроились в очередь, на что получили ответ: «Уже давно все распродано, нам завезли только пятнадцать экземпляров – мы не ожидали ажиотажа». Ситуация довольно анекдотическая, впрочем, она демонстрирует щедрые плоды просветительской работы.

Под руководством Рябчикова ансамбль исполнил уже немало программ. В прошедшей Musica Mensurata была сполна отражена вокальная сторона средневековой музыки, она же – главная ее сторона. Шестеро вокалистов за три концерта – рекорд для фестиваля. Трое из них прежде уже пели на Musica Mensurata (Анастасия Бондарева, Евгений Скурат, Варвара Котова), а трое других (Любовь Шаромова, Наталья Вергей, Арина Лерник) участвовали в первый раз. Только в первом вечере был сделан акцент на многоголосие, в двух других певцы исполняли долгие повествовательные соло.

Вокальная музыка характеризует Средневековье, но инструментальная часть тоже важна, пусть даже приходится больше додумывать и реконструировать. Прозвучали инструменты, с одной стороны, достаточно привычные для ансамбля Labyrinthus: похожая на старинного гитарного предка цитоль (Данил Рябчиков), прародительница струнно-смычковых – виела (Александр Горбунов, Дарья Маглёваная), ребек – далекий родственник русского народного гудка (Александр Горбунов) и разновидность колесной лиры под названием «шифони» (Данил Рябчиков). Но были и более неожиданные: органетто – маленький орган с ручным мехом (Ольга Комок), а также уд – восточный родственник лютни (Басем Аль-Ашкар), которые до этого ни разу не звучали на концертах фестиваля.

Организаторы позаботились о посетителях, предоставив каждому программки с текстами и переводами. В электронном виде их нет, и позже публикуются лишь некоторые тексты. В среде некоторых поклонников эти маленькие брошюрки обретают почти сакральную ценность. «Я их коллекционирую, чтобы потом подпевать», – призналась одна из слушательниц.

Первый концерт затрагивал французские мотеты XIV века авторства Пьера де ла Круа, Филиппа де Витри и Гийома де Машо. «Если меня спросят, какой главный средневековый жанр, я отвечу, что мотет», – сказал Рябчиков во вступительном слове. Сам жанр поставил перед ним непростую задачу: его необходимо было объяснить неподготовленной публике. Что это такое? Почему три разных текста поются одновременно? Почему эти тексты на разных языках?

Слушатель получил простой ответ: мотет – это диалог. Каждый из голосов озвучивает свой текст и высказывает собственную точку зрения на проблему. Например, один голос поет «должно угаснуть», другой твердит «мне нравится это пламя», при этом оба подразумевают любовное томление.

Из трех композиторов только у Машо сохранилось внушительное количество подписанной его именем музыки, произведения же первых двух часто осторожно атрибутируются на основе стиля. Объективно очень сложная музыка, требующая от исполнителей идеального слуха, ритмического ощущения и четкой «почти рэперской» дикции на старофранцузском, исполнялась a capреlla. Между вокальными частями концерта Ольга Комок на своем органетто играла анонимные или сочиненные Данилом Рябчиковым композиции на основе тем заглавных композиторов. Это позволяло вокалисткам отдохнуть, а слушателям – переключить внимание.

Анастасия Бондарева держала на себе весь ансамбль не только интонационно, но и дирижерским жестом в ключевых местах: по ее руке происходило снятие, оставляющее после себя двухсекундный «звуковой след» в пространстве собора. Любовь Шаромова, Наталья Вергей и Арина Лерник в разных комбинациях делили между собой остальные два голоса, из-за чего очень странной выглядела постоянная смена вокалисток, которая напоминала расстановку войск перед битвой в играх-стратегиях. К сожалению, разделение на голоса было не всегда очевидным, например, когда самый плотный тембр исполнял средний голос и заслонял собой в общем балансе как верхний, так и нижний.

Второй концерт был посвящен кантигам. Эти вокальные произведения – иногда небольшие, а иногда целые сюжетные полотна – огромный пласт дошедшей до нас средневековой музыки. Наиболее известны Кантиги Святой Марии, основная тема которых – восхваление Девы Марии, ее деяний и народный пересказ библейских сюжетов. Сохранилось около 420 штук – сейчас они каталогизированы и пронумерованы. Если вы вдруг увидите таинственную аббревиатуру CSMи номер (например, CSM 20), знайте же – это они. Менее известны светские Cantigas de amigo («Песни о друге») авторства Мартина Кодакса и Cantigas de amor («Песни любви»), автором которых был король Португалии Диниш I. Все три вида кантиг фигурировали на концерте, давая возможность сравнить их между собой и погрузиться в долгие медитативные сюжеты.

За колорит Пиренейского полуострова времен войн и многочисленных культурных связей с арабами помимо старогалисийского языка отвечал уд. Красочные импровизации и мягкое, почти микрохроматическое звуковедение выдали в Басеме Аль-Ашкаре значимого представителя московской этнической и импровизационной сцен. Участвовали и привычные для ансамбля цитоль, виелы, ребек и шифони. Не совсем очевидным показалось использование двух виел в комбинации – первая тянет долгий звук, а вторая импровизирует на его фоне. Ведь обычно с этой задачей справляется один инструмент.

Для вокалистов программа второго концерта была испытанием на выносливость. Очень мало музыки и на нее очень много текста – необходимо постоянно продумывать новый вариант исполнения очередного куплета. Бондарева продемонстрировала владение голосом, умение исполнять орнаментику и выходить на идеальное пиано. Скурат наиболее интересно звучал при исполнении мелких мелизмов – чувствовался опыт исполнения византийской музыки, но временами его звук был излишне тяжелым, наполненным вибрато, и сильно напоминал традицию русской оперной школы (эдакий Евгений Онегин).

Заключительный концерт фестиваля был посвящен Данте и трубадурам. Несмотря на название, Данте в сюжете концерта никак не фигурировал. Основные же герои концерта – трубадуры и тробайритц (женщины-трубадуры). Их музыки сохранилось невероятно мало относительно других авторов и жанров. Но темы творчества необыкновенно животрепещущие: любовь, война и инфляция при увеличении денежной массы.

Из трех вечеров фестиваля финальный оказался наиболее удачным. Инструментарий тот же, что и в предыдущем концерте, за исключением уда. Но вот комбинация вокалистов оказалась очень необычной, одновременно и контрастной, и дополняющей: легкий и возвышенный голос Любови Шаромовой ассоциировался с духовной жизнью, более «человеческий», теплый и страстный Варвары Котовой – с земными переживаниями, а героический Евгения Скурата воплощал жестокую средневековую действительность.

В этой программе голос Скурата изменился: он добавил больше призывных интонаций и даже трагического надрыва, при этом сохранив «византийскую» манеру в орнаментике. Шаромова, получив соло, стала выглядеть более выигрышно: если в первом концерте за ней ощущалась некая неуверенность, то теперь чувствовалось, что она свободно ощущает акустику собора и попадает в резонанс с ним, раскрывая звенящий тембр. Котова – известная исполнительница древнерусской духовной музыки и русского фольклора. Ее бэкграунд очень слышен в манере пения, и в данном случае это оказалось необычайно уместно: тихий и интимный голос завораживал слушателя своей простотой.

Организаторы надеются, что следующая Musica Mensurata состоится в свое обычное время – осенью. Если это произойдет, то второй фестиваль за 2021 год создаст настоящее торжество Средневековья.

Сила эмоций и блеск интеллекта События

Сила эмоций и блеск интеллекта

В Екатеринбурге в шестой раз прошел Симфофорум

Барток заговорил на языке джаза События

Барток заговорил на языке джаза

14 октября в Петербургской капелле выступил венгерский биг-бэнд с аранжировкой музыки Белы Бартока

Опера, которой не было События

Опера, которой не было

На фестивале «DSCH. Шостакович. XX век» прошла самарская премьера оперы «Игроки»

Не волнуйтесь, все хорошо События

Не волнуйтесь, все хорошо

В лондонском Ковент-Гардене Клаус Гут поставил «Енуфу» Яначека. Но это не главное