Тотальное «Укрощение» – от Москвы до Монте-Карло События

Тотальное «Укрощение» – от Москвы до Монте-Карло

В Балете Монте-Карло с огромным успехом прошла премьера новой версии балета «Укрощение строптивой» Жан-Кристофа Майо на музыку Дмитрия Шостаковича

Двадцать пять лет художественного правления Жан-Кристофа Майо в Балете Монте-Карло можно смело окрестить «золотым веком» балета в Монако: талантливые произведения автора сыпятся как из рога изобилия, обеспечивая труппу уникальным репертуаром и прочной репутацией интереснейшего европейского танцтеатра, ставшего одной из визитных карточек княжества. Майо и сегодня демонстрирует неувядающую творческую плодовитость. Свое творение – «Укрощение строптивой» – Майо создал в 2014 году в великой академической труппе Большого театра. Два раза в одну реку Майо никогда не входит. Поэтому в Монако, в родных стенах, в эпицентре сплоченного альянса соавторов он адаптировал этот опус к реалиям своей компании, добавив в «Укрощение» множество новых деталей и нюансов.

Значительные изменения претерпела кордебалетная лексика для восьми пар (вместо московских шести) второго акта. Была конструктивно переосмыслена светорежиссура. Гардероб Катарины был расширен с двух московских костюмов до четырех, новые одежды сшиты для кавалеров Бьянки. Ну а главный герой балета остался прежним – торжествующая любовь с ее призывом к весне. В своем шекспировском парафразе Майо великолепен как пластический полифонист, с тонкой иронией смакующий психологические акценты в хореонаписании персонажей. А в виртуозно «смонтированной» музыкальной фреске из опусов Шостаковича Жан-Кристоф кантиленно модулирует от гротеска к лирике и обратно. Песенные шлягеры получили в спектакле новую образную реальность. Майо воспринимает музыку как душевный полет. Его уникальная музыкальность просматривается в четкости пластической формы, свободе метроритмического мировоззрения, эмоциональных порывах и мудром темпераменте. Он трепетно относится к звуку и владеет даром находить его движенческие эквиваленты.

Жан-Кристоф Майо и Бернис Коппитерс подготовили несколько составов исполнителей, отличающихся по суммарной темпераментной гамме и артистическим индивидуальностям. А потому интерпретация персонажей в исполнении разных танцовщиков придала новые краски палитре спектакля, что демонстрировало возможность непредсказуемых оригинальных «тембральных» ходов. В премьерном составе выступили Екатерина Петина (Катарина) и Матей Урбан (Петруччо). В первом акте Катарина Петиной выглядит вовсе не мегерой, скорее, ее раздражает вся эта «гормональная» суета вокруг; во втором акте артистка наделяет свою героиню доминирующей лирикой. Петруччо Урбана очень серьезно добивается своей цели и лишь изредка подшучивает над строптивицей. Марианна Барабаш в роли Бьянки взяла на себя миссию родовой генетической стервозности, а Алексис Оливейра в партии претендента на ее руку Люченцио проявляет максимум нежности в укрощении чувств своей любимой.

В других составах эти герои предстали совершенно по‑иному. Катрин Шрадер произвела сильное впечатление: естественность поведения, проникновенная свежесть, нежность, обаяние юности и проглядывающие острые «коготки» сделали ее Бьянку живым персонажем со всеми совершенствами и несовершенствами молодости. Джэ-Ён Ан (Люченцио) покорил элегантностью, умением танцевать фразами и не ноты, а музыку. Интересны были и итальянцы Алессандра Тоньолони (Катарина) и Франческо Мариоттини (­Петруччо): она сокрушала жестким напором и эмоциональностью, а он – обаянием, от которого «строптивой» красавице изначально не было спасения. В этих же партиях в двух из восьми премьерных спектаклях выступили звезды Большого театра Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов. Дух захватывало от их танца, эмоций, куража, безоглядного риска и азарта. Это был не балет, а реальная история, происходящая на твоих глазах здесь и сейчас. Их партнерская слаженность не ведала швов. Крысанова – непревзойденная Катарина (по сути, укротившая Петруччо), а ее виртуознейшая техника вдобавок позволяет не замечать каверзы хореографического текста.

Своеобразный мост дружбы между Балетом Большого и Монте-Карло, творчески воздвигнутый Жан-Кристофом Майо, обещает в недалеком будущем преподнести немало сюрпризов.

Сила эмоций и блеск интеллекта События

Сила эмоций и блеск интеллекта

В Екатеринбурге в шестой раз прошел Симфофорум

Барток заговорил на языке джаза События

Барток заговорил на языке джаза

14 октября в Петербургской капелле выступил венгерский биг-бэнд с аранжировкой музыки Белы Бартока

Опера, которой не было События

Опера, которой не было

На фестивале «DSCH. Шостакович. XX век» прошла самарская премьера оперы «Игроки»

Не волнуйтесь, все хорошо События

Не волнуйтесь, все хорошо

В лондонском Ковент-Гардене Клаус Гут поставил «Енуфу» Яначека. Но это не главное