В поисках справедливости (и хореографов) События

В поисках справедливости (и хореографов)

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко представили два новых балета

Этот вечер, состоящий из двух одноактных спектаклей – «О природе» в постановке Владимира Варнавы и «Нет никого справедливей смерти» в постановке Максима Севагина – первая продукция в категории «импортозамещение». Вообще-то, театр должен был заканчивать сезон новеньким спектаклем Шарон Эяль, но вышло как вышло: вместо спешно улетевшего домой Лорана Илера во главе труппы встал Максим Севагин, он и сам кинулся закрывать дыру в афише и позвал Владимира Варнаву. Тот как раз вместе с режиссером Евгением Сангаджиевым участвовал в съемках телесериала «Балет», где были задействованы и несколько артистов Музыкального театра, – и с готовностью отозвался на приглашение.

Маршрут в нескучную жизнь

Первым в программе вечера стоит именно балет Варнавы. В буклете поясняется, что спектакль навеян соответствующим трактатом Эмпедокла, рядом приводятся цитаты из Карла Густава Юнга – то есть перед нами, безусловно, сочинение образованных людей. Начинается это сочинение, когда публика только входит в зал: на перекрытой оркестровой яме (обе постановки идут под фонограмму) установлен длинный стол, за которым происходит какой-то немой банкет. Кто-то из гостей сидит, кто-то стоит, периодически обозначается произнесение тостов. После третьего звонка и выключения света в зале все пирующие оборачиваются к сцене – там поднимается пожарный занавес и обнаруживаются артисты в трико.

Пиршественный стол тем временем опускается в яму. Следующие сорок минут (или чуть более) идет хореографическая композиция, основанная на сплошном повторении движений. Под музыку Алексея Наджарова (легкое гудение, стук и бульканье) выстроившиеся в линейку артисты слегка поворачиваются и слегка приседают. Сменяющий массовую сцену дуэт так же нуден, как запнувшаяся пластинка: мужчина снова и снова насаживает женщину на свое бедро (в следующем дуэте он будет вскидывать ее на плечо). Собираясь в колонны по трое – по четверо (будто собираются танцевать «Летку-енку»), артисты движутся по кругу. Один и тот же ритм, один и тот же шаг, одно и то же уныние. Долго, долго, долго. Старательно, старательно, старательно. Тоскливо, тоскливо, тоскливо. Понятно, что Варнава хотел достичь завораживающего эффекта прогремевшей здесь первой для театра постановки Шарон Эяль, но не каждый считающий себя гипнотизером может подчинить себе хотя бы курицу.

В финале поднимается из ямы стол с гостями. В либретто объясняется, что это история о скучных людях, которым однажды показали маршрут в нескучную жизнь, но потом этот маршрут привел их в исходную точку. Ну что тут сказать? Если вот эти роботообразные марши на сцене – нескучная жизнь, то вряд ли можно пожелать кому-то такого веселья.

Нет никого справедливей Смерти

Во второй части вечера был спектакль более короткий, более музыкальный и более интересный хореографически. Максим Севагин взял Концерт для арфы с оркестром Альберто Хинастеры и аргентинскую сказку о том, как один человек договорился со Смертью, но нарушил договор, а потом, чтобы она его не нашла, побрился наголо – и Смерть, не сумев найти должника, забрала какого-то незнакомого (как казалось ей) лысого бродягу. «Нет никого справедливей Смерти» – так называется эта сказка. Севагин не стал пересказывать ее прямо по сценам, но создал ажурную вязь из нескольких эпизодов. Героям (а в спектакле заняты ведущие артисты труппы: роль героя исполняет Дмитрий Соболевский, его жены – Наталья Сомова, в роли Смерти – Оксана Кардаш, в роли Короля и вовсе выходит Георги Смилевски) не придумана индивидуальная лексика, и это сделано специально: важнее общая мелодия истории, чем чьи-то (пусть уникальные) ноты. Собственно, в этом спектакле (первом для Севагина в качестве худрука) проверяется именно способность труппы быть ансамблем. Маленькие эксцентричные па, тихое озорство, «передача мелодии» от артиста к артисту – в этот балет надо всматриваться, в нем многое скрыто. Правда, подробному рассмотрению очень мешает работа художника по костюмам Анастасии Нефедовой: диковатые цветовые пятна и линии уродуют хореографический рисунок. У Владимира Варнавы с оформлением было получше. Наталья Туровникова сотворила вполне внятно и банкетные наряды и сценические трико. Там еще была на заднике любопытная работа видеохудожника Ильи Старилова, хотя навязчивая идея повторения, исповедуемая хореографом, сказалась и в оформлении спектакля.

До конца сезона осталось немного: еще пара «Ромео и Джульетт» и сборный вечер, где к давнему «Призрачному балу» Брянцева и Grand pas из «Пахиты» присоединятся номера молодых хореографов. И все это время – и весь будущий сезон – театр будет искать новых авторов. Будем надеяться, что найдет.

Экзамен для артистов События

Экзамен для артистов

В Москве объявили лауреатов IX Конкурса Галины Вишневской

Один за всех События

Один за всех

Свердловская филармония представила орган нового поколения

Будущее услышано События

Будущее услышано

Завершился второй тур IV Международного конкурса Grand Piano Competition

В Рыбинске появилась собственная филармония События

В Рыбинске появилась собственная филармония

В гала-концерте открытия участвовал Ярославский академический губернаторский симфонический оркестр