Зенитные фонари над Московской филармонией Презентации

Зенитные фонари над Московской филармонией

Что таится за слоями краски на фасаде Зала Чайковского, рассказывает главный архитектор проекта реставрации

Юбилейный сезон Московской филармонии удивляет не только музыкальными, но и архитектурными изысками. Гулкий шум Садовой и Тверской улиц «разбивается» о стены безмолвного снаружи здания. Спокойно и горделиво оно стоит, отгородившись от пространства Триумфальной площади светлой колоннадой. Внешней тишине строения оппонирует его «звучащая» душа – музыка. Она озаряет бесчисленные страницы истории, запечатленные в камне нашего архитектурного «героя» – Концертного зала имени П.И.Чайковского. КЗЧ – ключевая площадка не только Москвы, но и всей России.

Россыпи звезд-музыкантов здесь собирают едва ли не каждый день, новые интересные проекты привлекают все больше публики. Но всегда интересно заглянуть чуть дальше, узнать,  что же нас ждет за новым историческим поворотом? Парадоксально, но чтобы заглянуть в будущее этого места, нам необходимо разобраться в его прошлом. О судьбе КЗЧ с главным архитектором проекта по его реставрации Валентиной Землянской (ВЗ) поговорила Ольга Зорина (ОЗ).

ОЗ Почему вы решили взяться за реставрацию КЗЧ?

ВЗ Такая полномасштабная реставрация Зала Чайковского, фасадов здания с воссозданием утраченных декоративных элементов проводится впервые за 80 лет. Конечно, это сложная работа, но в то же время –  уникальная возможность соприкоснуться с «биографией» этого здания, не каждому выпадает такой шанс. Благодарю Бога и судьбу за то, что могу быть частью того проекта, тесно связанного с историей великой страны.

Валентина Землянская

ОЗ В чем заключалась ваша работа?

ВЗ Реставратор должен максимально сохранить первоначальный исторический облик здания, включая цветовые и композиционные решения. Нужно было воссоздать по архивным источникам и сохранившимся фрагментам утраченные элементы и детали, определить периоды строительства, ремонта и реставрации здания и, если потребуется, выявить диссонирующие элементы и фрагменты застройки.

Самое главное правило в реставрации – не навреди. Работа должна быть сделана профессионально, аккуратно и скрупулезно, чтобы детально воссоздать первоначальную идею авторов проекта.

ОЗ А какой была эта идея?

ВЗ Тут нужен короткий экскурс в историю. На месте современного здания Зала Чайковского в 1901–1905 годы располагался театр Шарля Омона, а позже в этом здании размещался «Театр Зон». В 1918–1920-е здесь находился театр-студия «ХПСРО» (Художественно-просветительского союза рабочих организаций), а в 1922-м здание было передано Всеволоду Мейерхольду для его театра,  и здесь начал работу ГосТиМ, для которого создавался новый архитектурный проект. В 1938 году успели построить основной костяк здания в кирпиче и бетоне, но тогда еще не были проработаны фасады и отделка. После закрытия Театра Мейерхольда недостроенное здание решили переоборудовать в концертный зал. Объявили архитектурный конкурс на его реконструкцию, работы по перестройке здания возглавили архитекторы Дмитрий Чечулин и Константин Орлов. К 1940 году была окончена внутренняя и внешняя отделка, которая в целом сохранилась до наших дней.

ОЗ Здание Концертного зала уникально?

ВЗ Безусловно. Это историческое здание, которое удалось вписать в ансамбль Триумфальной площади и Тверской улицы, в нем реализованы реформаторские идеи Мейерхольда. Это памятник города, который хранит все «зигзаги» истории страны, власти, отечественной культуры.

ОЗ По окончании основного этапа реставрации, в январе, открылся совсем иной образ КЗЧ. Расскажите, как шла реставрация фасадов? Что вы обнаружили?

ВЗ Самым сложным оказалась реставрация терразитового геометрического орнамента (ковра). Терразитовая штукатурка – это натуральный материал с использованием извести, слюды мелкой фракции мраморной крошки и гранита. За 80 лет покрытие орнамента впитало в себя грязь, автомобильные выбросы, осадки, копоть. Оно постоянно было в ремонте: его локально подкрашивали, ремонтировали, заштукатуривали трещины. После расчистки терразитового ковра мы неожиданно увидели охристо-бежевый и светло-оранжевый (пудровый) оттенки.

В архивных научно-исследовательских материалах нашлось заключение начала 1990-х годов, подтверждающее оригинальность именно этого покрытия. При расчистке нижних трех этажей под многочисленными слоями краски была обнаружена та же терразитовая штукатурка светло-белых тонов с молочным оттенком. При этом колоннады, пилоны, пояски, часть стен фасада были обрамлены по периметру декоративными кистями из терразита. Для нас, реставраторов, это тоже стало настоящим открытием!

ОЗ Эта штукатурка была специфична для прошлого века? Используют ли ее сейчас?

ВЗ В 1930-1940-х годах это был очень популярный вид отделки фасадов. Покрытие из доступных в СССР строительных материалов создавало дорогую на вид, немного бархатистую текстуру. Сейчас, когда выбор строительных и отделочных материалов огромен, такую технологию используют крайне редко, чаще всего при реставрации и воссоздании исторических фасадов. Она практически утрачена, мало мастеров, сохранивших навыки работ с этим натуральным материалом, требующим жесткого выполнения всех технологических процессов. По сохранившимся методикам, рекомендациям, тестам в лабораториях мы максимально попытались приблизиться к оригиналу внешнего вида Зала Чайковского.

ОЗ Основной этап реставрации уже закончен, и вы занимаетесь какими-то деталями оформления здания?

ВЗ Работа продолжается. Мы нашли материалы по утраченным элементам здания, зенитным фонарям, которые размещались на крыше. По сохранившимся эскизам мы восстанавливаем декоративную решетку над входом в станцию метро «Маяковская». Планируем реставрацию стеклянного кессонного потолка над зрительным залом.

ОЗ Расскажите об этом подробнее.

ВЗ По фрагментам сохранившейся детали пинакля [род башенок с квадратным или многоугольным основанием и с остроконечным пирамидальным верхом. – О. З.] мы смогли воссоздать один к одному все ранее утраченные элементы парапета кровли. Все декоративные детали встали на исторические места. При изучении архивных источников мы обнаружили, что рассматривался вопрос об установке скульптур на парапете портика со стороны Триумфальной площади –  «Танцовщица», «Балерина», «Трубач» и «Скрипач».

ОЗ А кто был скульптором?

ВЗ Изначально мы предполагали, что авторами скульптур были архитекторы Чечулин и Орлов. Работая с архивами, я была приятно удивлена: автором скульптур оказалась Анна Степановна Мананникова. Даже в наши дни это большая редкость – женщина в мужской профессии.

ОЗ Почему же скульптуры не установили?

ВЗ Об этом можно только гадать. Конструктивно под скульптуры были заложены основания на крыше, сохранившиеся до наших дней и зафиксированные при реставрации. Предполагаю, что работы были прерваны из-за начала Великой Отечественной войны. Это достаточно высокие элементы, а все, что могло привлечь самолеты-истребители, тогда убиралось либо камуфлировалось. Так что места на портике сохранились, а сами скульптуры – нет. Остались только гипсовые модели «Балерины» и «Трубача», представленные в Музее архитектуры имени А.В.Щусева в Москве. У нас есть идея воссоздать их и сделать фасад таким, каким его видели архитекторы и скульпторы того времени – 1930-1940-х годов.

ОЗ Каким будет план дальнейших работ?

ВЗ Эту находку и другие исторические элементы, детали, обнаруженные в процессе научных и реставрационных работ, мы планируем восстановить в следующем году. Сейчас продолжаются работы по разработке научно-проектной документации по реставрации и приспособлению, которая проходит государственную историко-культурную экспертизу.

ОЗ Были еще какие-то необычные элементы оформления?

ВЗ По всему периметру портика на одном из центральных фасадов Триумфальной площади есть горельефы – сюжеты с танцующими людьми. Перед архитекторами и реставраторами они предстали в очень плачевном состоянии: следы копоти, атмосферных осадков, голубиного помета, локальных ремонтных работ, покраски, многочисленные трещины, местами утраченные элементы… Предстояла кропотливая работа. После реставрации на горельефы вернулись расшивки и складочки костюмов танцоров, мимика на их лицах, были отреставрированы музыкальные инструменты, цветы, фрукты, ленты и т. д. Теперь на фасаде виден первоначальный облик всех горельефов.

ОЗ Вы упомянули решетку над входом в метрополитен – она хорошо сохранилась?

ВЗ Центральная часть входной группы была полностью утрачена, сохранился только остов, обрамление. По малым эскизам мы смогли полностью восстановить рисунок решетки. На исторических фото и сохранившихся элементах она была темной, окрашенной в черный цвет. При расчистке от грязи и многочисленных слоев масляной краски мы обнаружили первоначальный цвет решетки. По нему мы воссоздали первоначальный окрас всех элементов. После расчистки стало видно, что на чугунных литых элементах есть неровности. Мы решили, что все их надо сохранить, чтобы в будущем при реставрации видели периодизацию отреставрированных и воссозданных элементов решетки.

ОЗ А что насчет чердачных помещений? Там было что-то интересное?

ВЗ Великолепные конструкции металлических ферм кессонного потолка – я просто влюблена в них как архитектор. Очень красивый металл, клепаный, он чем-то напоминает Эйфелеву башню. Помимо прочего мы будем ремонтировать кровлю и воссоздавать на исторических местах зенитные фонари [особые архитектурные конструкции, которые предназначены для естественного освещения помещения солнечными лучами, проникающими через них сверху. – О. З.].

ОЗ Для чего были нужны эти фонари?

ВЗ Это была задумка Всеволода Мейерхольда, чтобы в театре на сцене был естественный свет, проникающий сквозь стеклянный кессонный потолок. Идея была реализована, но сохранился только один фонарь из восьми. Он сейчас в аварийном состоянии. По нему мы воссоздаем остальные. Это непросто: нужно учесть акустические, вибрационные требования, чтобы не допустить попадания шумовых и иных ненужных звуков в зал, при этом сохранив архитектурный облик.

ОЗ Чердачное пространство можно как-то функционально использовать? Для концертов, например.

ВЗ Для концертов, конечно, нет. Это сугубо техническое помещение для инженерного оборудования – вентиляционного, осветительного и звукового. Хотя несущие металлические конструкции здания, фермы, сохранившиеся в хорошем состоянии до наших дней, с потолочным пространством зенитных фонарей достойны внимания.

ОЗ При реставрации интерьеров Зимнего сада на третьем этаже здания были какие-то особые находки или трудности?

ВЗ Там мы реставрировали витражные конструкции высотой более 7 метров. Большая часть цветных стекол не уцелела. Мы очень долго искали похожие материалы, потому что по толщине и оттенкам найденные варианты не подходили. Не хотелось делать псевдовитражи с использованием пленки и напыления с покраской. На старых складах в городе Гусь-Хрустальном нашлись подходящие стекла. Такие раньше использовались на оборонных предприятиях.

ОЗ Когда реставрация окончательно завершится, возможен ли будет формат экскурсий, показывающих, как изменился облик здания? Такое «до» и «после».

ВЗ Сейчас уже видно живую историю. Конечно, я считаю, что это возможно. Есть идеи сохранения архитектурных деталей, найденных при реставрации. Полагаю, это может стать заделом для создания музея истории Московской филармонии.

Как вокалисту сделать качественную запись для конкурса? Презентации

Как вокалисту сделать качественную запись для конкурса?

Режиссер музыкального театра Дмитрий Отяковский с детства увлекается миром кино и звукозаписи.

В стороне от банальностей мейнстрима Презентации

В стороне от банальностей мейнстрима

Французский звукозаписывающий лейбл Aparté был основан в 2008 году Николя Бартоломе.

Ода попечительству и благотворительности Презентации

Ода попечительству и благотворительности

Благотворительный фонд поддержки Уральского академического филармонического оркестра отметил свое 25-летие

Не на века, но на годы Презентации

Не на века, но на годы

В густонаселенном районе Зендлинг в Мюнхене, на берегу реки Изар появилась новая концертная площадка