Век живи История

Век живи

Из истории Зальц­бургского фестиваля

Фестиваль рождался в атмосфере Первой мировой войны, на фоне чудовищных исторических событий и эпидемии испанки; Европа превратилась в руины, исчезали монархии, империи приходили в упадок, гибли миллионы. Летние спектакли в Зальц­бурге были задуманы в первую очередь как мощный гуманистический и антикризисный жест.

Первое время ныне богатейший фестиваль мира с трудом выживал из-за гиперинфляции, и лишь в 1924 году он обрел твердую почву под ногами, когда архиепископ, бургомистр и глава региона взяли на себя его патронат. Очень скоро стало очевидно не только художественное, но и огромное экономическое значение фестиваля.

Стабильность начала рушиться в 1933 году, когда национал-социалисты превратили приграничный Зальц­бург в передовую психологической войны и назначили огромный въездной сбор в Австрию, лишив Зальц­бург 95 процентов немецкой публики. Нацисты ненавидели фестиваль, самолеты разбрасывали пропагандистские листовки и периодически бомбили город. Не удивительно, что многие отказывались приезжать. Тем не менее в отсутствие немцев фестиваль становился все более интернациональным. Артуро Тосканини и Бруно Вальтер стремились сделать Зальц­бург символом национальной и культурной независимости Австрии, музыкальным Олимпом, где разные страны могли продемонстрировать свои лучшие достижения.

Все изменилось в 1938 году после аннексии Австрии гитлеровской Германией: неугодные композиторы и их произведения запрещались, музыканты выдворялись. В 1944 году после неудачного покушения на Гитлера все фестивали были закрыты, и Зальц­бург смог отвоевать лишь право на генеральную репетицию предпоследней оперы Рихарда Штрауса «Любовь Данаи». Композитор покинул зал со слезами на глазах и со словами: «Господа, надеюсь снова увидеть вас в лучшем мире».

Вскоре фестиваль снова взял на себя антикризисную миссию, открывшись спустя три месяца после подписания мирного договора, несмотря на то что город был заполнен солдатами и беженцами, а жителям не хватало самого необходимого. В следующем году в летний Зальц­бург вернулись солисты Венской оперы и Венский филармонический оркестр. В эти десятилетия облик фестиваля определял режиссер Оскар Фриц Шух, поставивший до 1970 года тридцать спектаклей и придававший огромное значение разнообразию оперной афиши: при нем были показаны «Игра о душе и теле» Кавальери, «Орфей и Эвридика» Глюка, «Борис Годунов» Мусоргского, «Палестрина» Пфицнера, ряд мировых и австрийских премьер – «Мистерия Рождества» Мартена, «Бассариды» Хенце, «Ванесса» Барбера и многое другое. Дирижеры-­титаны Вильгельм Фуртвенглер, Карл Бём, Отто Клемперер, Георг Шолти с удовольствием приглашали молодых певцов, вырастив в Зальц­бурге целое поколение звезд.

В 1948 году в оркестровой яме впервые появился Герберт фон Караян («Орфей и Эвридика» Глюка). Его фигура приобретала все большее значение, и в 1956 году он был назначен художественным руководителем, фактически став властителем Зальц­бурга, «последним абсолютистским правителем». 26 июля 1960 года Караян открыл Большой фестивальный зал постановкой «Кавалера розы» Р. Штрауса, ознаменовав начало новой эры: в Зальц­бурге появилась огромная сценическая площадка и зрительный зал более чем на 2200 мест. В первую очередь она была рассчитана на Моцарта, репертуар XIX века (Верди, Бизе, Оффенбаха, Бетховена) и Р. Штрауса. В спектаклях выступали звезды лучших оперных домов мира, от Милана до Нью-Йорка: Джузеппе Таддеи, Этторе Бастианини, Франко Корелли, Леонтин Прайс, Джон Викерс, Николай Гяуров, Мирелла Френи, Пласидо Доминго, Хосе Каррерас. Это, в свою очередь, привлекло множество зарубежных гостей и прессы.

Герберт фон Караян

Приход в 1991 году Жерара Мортье, величайшего из интендантов ХХ века, встряхнул фестиваль. Провозглашенный им «Новый Зальц­бург» наполнился новой музыкой, режиссурой и публикой. Он ненавидел гламур и банальность, парад оперных звезд считал цирком и добивался новой эстетики; ее определяли режиссеры Герберт Вернике, Петер Муссбах, Ханс Нойенфельс, Люк Бонди, Питер Селларс, Патрис Шеро, Роберт Уилсон и Кристоф Марталер. ХХ век был приоритетной частью репертуарной политики; «Святой Франциск Ассизский» Мессиана, «Великий Мертвиарх» Лигети, оперы Яначека, Стравинского, Шёнберга, Берга, Вайля и Бузони – все они стали вехами в истории фестиваля. Десятилетие Мортье было провокационным, конфликтным, на протяжении десяти лет триумфы сменялись скандалами и наоборот.

Петер Ружичка, сменивший Мортье в 2002-м, впервые представил цикл из всех двадцати двух опер Моцарта (к 250-летию композитора), в том числе «Дон Жуана» и «Милосердие Тита» в постановке Мартина Кушея, «Похищение из сераля» – Стефана Херхайма, «Свадьбу Фигаро» – Клауса Гута, «Волшебную флейту» – Пьера Оди. Фестивальная публика впервые услышала оперы австрийцев Корнгольда («Мертвый город»), Цемлинского («Царь Кандавл»), Шрекера («Меченые»), запрещенных в годы нацизма. За пять лет в концертах прозвучали 43 мировые премьеры и 27 австрийских. Но более лояльный к традициям Ружичка не забывал про звезд: стремительный взлет Анны Нетребко, выступления Томаса Хэмпсона, Михаэля Шаде, Дианы Дамрау, Рене Папе, участие крупнейших дирижеров (Николаус Арнонкур, Кент Нагано, Марк Минковский, Риккардо Мути) и оркестров принесло фестивалю колоссальный творческий и финансовый успех.

Юрген Флимм старался наполнить серьезными смыслами праздничную атмосферу Зальц­бурга. Темы его фестивалей – «Темная сторона разума», «Любовь сильна, как смерть», «Игры сильных», «Там, где Бог и человек сталкиваются, возникает трагедия». Маркус Хинтерхойзер, при Мортье придумавший революционный цикл Zeitfluss и отвоевавший место музыкальному авангарду, теперь запустил серию «Континенты». Каждый год в центре внимания оказывался один композитор последнего столетия: в широком контексте, со множеством «спутников» на фестивале звучала музыка Джачинто Шельси, Сальваторе Шаррино, Эдгара Вареза и Вольфганга Рима.

Зальцбург

В 2010 году Флимм провел 90-летие фестиваля, который за эти девять десятилетий сам стал мифом. Буржуазный шик теперь хорошо уживался с концептуальным программированием, оперные суперзвезды – с радикальными режиссерскими решениями, топовые оркестры, солисты и благонравный репертуар – с авангардом самого разного калибра, но всегда превосходного качества. От предыдущего юбилея нынешнюю команду фестиваля отделяет несколько неудачных лет: кадровые трудности и коррупционный скандал, скучные и слабые в творческом отношении сезоны под руководством Александра Перейры, в итоге раньше срока покинувшего должность.

В 2017 году пост интенданта занял Маркус Хинтерхойзер – пианист и опытнейший программный директор, чьи концертные циклы всегда создавали наэлектризованное магнитное поле со сложной красивой системой взаимных притяжений и рикошетов. Он смог остаться верным себе и в масштабе всего фестиваля. Потрясающие «Саломея» Франца Вельзер-Мёста – Ромео Кастеллуччи, «Лир» (Райман) Вельзер-Мёста – Саймона Стоуна, «Воццек» Владимира Юровского – Уильяма Кентриджа, «Эдип» (Энеску) Инго Мецмахера – Ахима Фрайера, «Бассариды» (Хенце) Вельзер-Мёста – Кшиштофа Варликовского, две новые коллаборации Теодора Курентзиса и Питера Селларса («Милосердие Тита» и «Идоменей» Моцарта) – все эти спектакли стали событиями, которые точно не раз будут вспоминать в последующие 100 лет истории фестиваля.

Свой парень История

Свой парень

Календарная дата 12 октября 2020 года для меломанов особая.

Нешуточное дело История

Нешуточное дело

Неизвестный Мадригал Дмитрия Шостаковича

Руза, какой мы ее помним и знаем История

Руза, какой мы ее помним и знаем

Дома творчества – символы идеального прошлого, коммунистический рай посреди всеобщей уравниловки.

Веберн-хранитель История

Веберн-хранитель

Жизнь Антона Веберна оборвалась 75 лет назад.