Век живи История

Век живи

Из истории Зальц­бургского фестиваля

Фестиваль рождался в атмосфере Первой мировой войны, на фоне чудовищных исторических событий и эпидемии испанки; Европа превратилась в руины, исчезали монархии, империи приходили в упадок, гибли миллионы. Летние спектакли в Зальц­бурге были задуманы в первую очередь как мощный гуманистический и антикризисный жест.

Первое время ныне богатейший фестиваль мира с трудом выживал из-за гиперинфляции, и лишь в 1924 году он обрел твердую почву под ногами, когда архиепископ, бургомистр и глава региона взяли на себя его патронат. Очень скоро стало очевидно не только художественное, но и огромное экономическое значение фестиваля.

Стабильность начала рушиться в 1933 году, когда национал-социалисты превратили приграничный Зальц­бург в передовую психологической войны и назначили огромный въездной сбор в Австрию, лишив Зальц­бург 95 процентов немецкой публики. Нацисты ненавидели фестиваль, самолеты разбрасывали пропагандистские листовки и периодически бомбили город. Не удивительно, что многие отказывались приезжать. Тем не менее в отсутствие немцев фестиваль становился все более интернациональным. Артуро Тосканини и Бруно Вальтер стремились сделать Зальц­бург символом национальной и культурной независимости Австрии, музыкальным Олимпом, где разные страны могли продемонстрировать свои лучшие достижения.

Все изменилось в 1938 году после аннексии Австрии гитлеровской Германией: неугодные композиторы и их произведения запрещались, музыканты выдворялись. В 1944 году после неудачного покушения на Гитлера все фестивали были закрыты, и Зальц­бург смог отвоевать лишь право на генеральную репетицию предпоследней оперы Рихарда Штрауса «Любовь Данаи». Композитор покинул зал со слезами на глазах и со словами: «Господа, надеюсь снова увидеть вас в лучшем мире».

Вскоре фестиваль снова взял на себя антикризисную миссию, открывшись спустя три месяца после подписания мирного договора, несмотря на то что город был заполнен солдатами и беженцами, а жителям не хватало самого необходимого. В следующем году в летний Зальц­бург вернулись солисты Венской оперы и Венский филармонический оркестр. В эти десятилетия облик фестиваля определял режиссер Оскар Фриц Шух, поставивший до 1970 года тридцать спектаклей и придававший огромное значение разнообразию оперной афиши: при нем были показаны «Игра о душе и теле» Кавальери, «Орфей и Эвридика» Глюка, «Борис Годунов» Мусоргского, «Палестрина» Пфицнера, ряд мировых и австрийских премьер – «Мистерия Рождества» Мартена, «Бассариды» Хенце, «Ванесса» Барбера и многое другое. Дирижеры-­титаны Вильгельм Фуртвенглер, Карл Бём, Отто Клемперер, Георг Шолти с удовольствием приглашали молодых певцов, вырастив в Зальц­бурге целое поколение звезд.

В 1948 году в оркестровой яме впервые появился Герберт фон Караян («Орфей и Эвридика» Глюка). Его фигура приобретала все большее значение, и в 1956 году он был назначен художественным руководителем, фактически став властителем Зальц­бурга, «последним абсолютистским правителем». 26 июля 1960 года Караян открыл Большой фестивальный зал постановкой «Кавалера розы» Р. Штрауса, ознаменовав начало новой эры: в Зальц­бурге появилась огромная сценическая площадка и зрительный зал более чем на 2200 мест. В первую очередь она была рассчитана на Моцарта, репертуар XIX века (Верди, Бизе, Оффенбаха, Бетховена) и Р. Штрауса. В спектаклях выступали звезды лучших оперных домов мира, от Милана до Нью-Йорка: Джузеппе Таддеи, Этторе Бастианини, Франко Корелли, Леонтин Прайс, Джон Викерс, Николай Гяуров, Мирелла Френи, Пласидо Доминго, Хосе Каррерас. Это, в свою очередь, привлекло множество зарубежных гостей и прессы.

Герберт фон Караян

Приход в 1991 году Жерара Мортье, величайшего из интендантов ХХ века, встряхнул фестиваль. Провозглашенный им «Новый Зальц­бург» наполнился новой музыкой, режиссурой и публикой. Он ненавидел гламур и банальность, парад оперных звезд считал цирком и добивался новой эстетики; ее определяли режиссеры Герберт Вернике, Петер Муссбах, Ханс Нойенфельс, Люк Бонди, Питер Селларс, Патрис Шеро, Роберт Уилсон и Кристоф Марталер. ХХ век был приоритетной частью репертуарной политики; «Святой Франциск Ассизский» Мессиана, «Великий Мертвиарх» Лигети, оперы Яначека, Стравинского, Шёнберга, Берга, Вайля и Бузони – все они стали вехами в истории фестиваля. Десятилетие Мортье было провокационным, конфликтным, на протяжении десяти лет триумфы сменялись скандалами и наоборот.

Петер Ружичка, сменивший Мортье в 2002-м, впервые представил цикл из всех двадцати двух опер Моцарта (к 250-летию композитора), в том числе «Дон Жуана» и «Милосердие Тита» в постановке Мартина Кушея, «Похищение из сераля» – Стефана Херхайма, «Свадьбу Фигаро» – Клауса Гута, «Волшебную флейту» – Пьера Оди. Фестивальная публика впервые услышала оперы австрийцев Корнгольда («Мертвый город»), Цемлинского («Царь Кандавл»), Шрекера («Меченые»), запрещенных в годы нацизма. За пять лет в концертах прозвучали 43 мировые премьеры и 27 австрийских. Но более лояльный к традициям Ружичка не забывал про звезд: стремительный взлет Анны Нетребко, выступления Томаса Хэмпсона, Михаэля Шаде, Дианы Дамрау, Рене Папе, участие крупнейших дирижеров (Николаус Арнонкур, Кент Нагано, Марк Минковский, Риккардо Мути) и оркестров принесло фестивалю колоссальный творческий и финансовый успех.

Юрген Флимм старался наполнить серьезными смыслами праздничную атмосферу Зальц­бурга. Темы его фестивалей – «Темная сторона разума», «Любовь сильна, как смерть», «Игры сильных», «Там, где Бог и человек сталкиваются, возникает трагедия». Маркус Хинтерхойзер, при Мортье придумавший революционный цикл Zeitfluss и отвоевавший место музыкальному авангарду, теперь запустил серию «Континенты». Каждый год в центре внимания оказывался один композитор последнего столетия: в широком контексте, со множеством «спутников» на фестивале звучала музыка Джачинто Шельси, Сальваторе Шаррино, Эдгара Вареза и Вольфганга Рима.

Зальцбург

В 2010 году Флимм провел 90-летие фестиваля, который за эти девять десятилетий сам стал мифом. Буржуазный шик теперь хорошо уживался с концептуальным программированием, оперные суперзвезды – с радикальными режиссерскими решениями, топовые оркестры, солисты и благонравный репертуар – с авангардом самого разного калибра, но всегда превосходного качества. От предыдущего юбилея нынешнюю команду фестиваля отделяет несколько неудачных лет: кадровые трудности и коррупционный скандал, скучные и слабые в творческом отношении сезоны под руководством Александра Перейры, в итоге раньше срока покинувшего должность.

В 2017 году пост интенданта занял Маркус Хинтерхойзер – пианист и опытнейший программный директор, чьи концертные циклы всегда создавали наэлектризованное магнитное поле со сложной красивой системой взаимных притяжений и рикошетов. Он смог остаться верным себе и в масштабе всего фестиваля. Потрясающие «Саломея» Франца Вельзер-Мёста – Ромео Кастеллуччи, «Лир» (Райман) Вельзер-Мёста – Саймона Стоуна, «Воццек» Владимира Юровского – Уильяма Кентриджа, «Эдип» (Энеску) Инго Мецмахера – Ахима Фрайера, «Бассариды» (Хенце) Вельзер-Мёста – Кшиштофа Варликовского, две новые коллаборации Теодора Курентзиса и Питера Селларса («Милосердие Тита» и «Идоменей» Моцарта) – все эти спектакли стали событиями, которые точно не раз будут вспоминать в последующие 100 лет истории фестиваля.

Рудольф Баршай. Бытие в музыке История

Рудольф Баршай. Бытие в музыке

Десять лет назад скончался выдающийся альтист и дирижер, основатель Московского камерного оркестра

Staying alive История

Staying alive

Как Сен-Санс вписал себя в историю. К 185-летию со дня рождения композитора

Свой парень История

Свой парень

Календарная дата 12 октября 2020 года для меломанов особая.

Нешуточное дело История

Нешуточное дело

Неизвестный Мадригал Дмитрия Шостаковича