Вопреки пандемии  События

Вопреки пандемии 

«Музыкальная жизнь» подводит итоги сезона 2020/2021 

Ветер перемен не ослабевает, и минувший сезон прошел под знаком полной неопределенности. Цифры допустимого количества зрителей в зале постоянно менялись, границы то открывались, то вновь запирались на карантин, планирование «с колес» стало самым продуктивным методом ведения концертного дела. Иными словами, все то, что считалось недопустимым, противоречащим азам менеджмента, оказалось самым креативным и результативным. Интересных премьер, фестивалей, акций оказалось предостаточно, о чем свидетельствует проведенный ниже опрос ведущих российских критиков.  

1. Событие сезона в опере.

2. Событие сезона в балете.  

3. Персона.

4. Дебют.

5. Концертный проект.  

6. Тренд сезона.

7. Разочарование сезона.  

8. Прогноз.

Сергей Бирюков,
музыкальный обозреватель

1. «Саломея» Большого театра в постановке Тугана Сохиева и Клауса Гута с Асмик Григорян в заглавной партии. Спектакль вернул на сцену ГАБТа великого оперного композитора Рихарда Штрауса. И в замечательном качестве исполнения раскрыл новый, сегодняшний смысл классического произведения, показав, как маскулинное общество ломает натуру женщины с первых мгновений ее жизни, тем самым порождая несчастных чудовищ.

2. Нет.

3. Пласидо Доминго, который превратил сезон Большого театра в свой многомесячный фестиваль, продемонстрировав в сольных партиях, гала-концертах и дирижерских прочтениях поразительную творческую форму и созидательную энергию.

4. Сопрано Анна Шаповалова (Ростов-на-Дону), в первой своей работе на сцене Большого театра – роли Марии в «Мазепе» – захватившая ярким голосом и глубиной драматической подачи. Не могу не упомянуть в этой рубрике и яркие юношеские имена, которые открыл конкурс Дениса Мацуева Grand Piano Competition: за творческим ростом Петра Акулова, Федора Орлова (Россия), Анаит Стельмашовой (Грузия) теперь буду внимательно следить.

5. Не знаю, что резонансней. «Другое пространство» Владимира Юровского с его панорамой музыки последних десятилетий, или его же «Истории с оркестром», открывающие нам малоизвестные страницы прежде всего нашей, русской музыки (имею в виду программу «Неизвестный Гладков»). Или же концерты musicAeterna, формально не связанные между собой, но, безусловно, образующие цикл глобального охвата: от досконально воспроизведенных Теодором Курентзисом последних симфоний Моцарта к новаторски поданной им Четвертой симфонии Брамса и капитальным произведениям наших современников – «Концерту для хора» Альфреда Шнитке и симфонии «Зима священная 1949 года» Леонида Десятникова.

Также отношу к концертным большие и малые проекты вроде Транссибирского Арт-Фестиваля (руководитель Вадим Репин), выросшего в просветительскую инициативу национального масштаба, или фестиваля «Музыкальная экспедиция» (Борис Андрианов), внедряющего классическую музыку в жизнь глубинных районов.

6. Мужественный ответ артистов, композиторов, концертных организаций, публики на пандемию. В моем архиве всегда будут храниться программки первых концертов августа 2020 года в Московской филармонии – «Сельской чести» в исполнении артистов Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева, вечера пианистки Екатерины Мечетиной с оркестром Юрия Симонова, рецитала Богдана Волкова и Александра Гиндина, посвященного Чайковскому, сольной программы Дениса Мацуева… Так же как и постеры гастролей скрипача Джошуа Белла, пианиста Даниэля Баренбойма. Я ценю остроту слуха таких композиторов, как Александр Хубеев («Не выходи из комнаты») и Алексей Сысоев («Не свисти, Маша!»), расслышавших вызовы времени. Четкость командной работы того же Транссибирского фестиваля, которой и в обычной ситуации можно позавидовать, а в пандемию люди просто совершили подвиг, практически без сбоев проведя крупнейший смотр и ответив на запрос публики, которой сегодня музыка нужна как никогда.

7. Балет «Чайка» в Большом театре. Сделать из тысячи смыслов чеховской комедии плоскую бытовую интрижку, положить ее на усредненную музыку в духе голливудской мелодрамы, не имеющую в себе ничего русского и чеховского, притом задействовав мощнейшую труппу (Захарова, Овчаренко, Скворцов, Виноградова, Балукова, Беляков и др.), – надо уметь. И это при живом классике Родионе Щедрине, с чьей «Чайкой» партитуру Ильи Демуцкого, пусть и ловко скроенную, просто кощунственно сравнивать.

8. Не только постепенное возвращение музыкальной жизни к ее достойному масштабу, но и обретение музыкой новых форм и смыслов. В этом плане большие надежды – на поддержку композиторского творчества со стороны Союза композиторов России (ожидаю новых раундов конкурса Avanti, фестиваля «Пять вечеров», концертного цикла «Я – композитор!»…), со стороны частных фондов – например, Aksenov Family Foundation, благодаря программе которого «Русская музыка 2.0» и появились названные мною сочинения Хубеева, Сысоева, других авторов. Что же касается новых способов выражения – выйду за пределы музыки и приведу пример спектакля Lorem ipsum, поставленного по пьесе Екатерины Августеняк в театре «Практика» бригадой молодых режиссеров под кураторством Дмитрия Волкострелова и Ксении Перетрухиной. Вот совершенно (по крайней мере, для меня) небывалая полифония ироничной словесной формы, виртуозного исполнительского воплощения и парящего над всем этим высокого, как прекрасный дискант, смысла.

Екатерина Бирюкова,
шеф-редактор раздела «Академическая музыка» портала Colta.ru

1–2. Главным событием в опере и балете я считаю то, что Пермский театр имени Чайковского не стал горевать у разбитого корыта после ухода дирижера Курентзиса, хормейстера Полонского, хореографа Мирошниченко и большой части музыкантов, а сумел провести невероятно насыщенный сезон новыми силами под управлением главного режиссера Марата Гацалова. С учетом нынешней эпидемиологической обстановки не исключено, что это вообще был самый яркий оперно-балетный сезон в мире! Конечно, «Кармен» Богомолова по резонансности в нем идет впереди с большим отрывом, но и все остальные премьеры – совсем не рядовые события. «Дягилевский фестиваль» при разделе пермского имущества отошел Курентзису, но уже понятно, что театр остается на плаву и без фестиваля.

3. Асмик Григорян, певица и актриса. Сейчас поет Сенту у Чернякова в Байройте, потом ее ждут в Зальцбурге, где она любимица. В этом сезоне ее удалось заполучить Большому театру в «Саломею» Клауса Гута, и это был беспроигрышный козырь.

4. Нижегородская опера смело ступила на путь исторически достоверного исполнения Моцарта, и прямо с первого раза это неплохо у нее получилось. «Свадьба Фигаро» – прорывной спектакль для этого театра. Режиссер – Дмитрий Белянушкин. Главный герой – дирижер и клавесинист Иван Великанов.

Участники и постановочная команда спектакля «Свадьба Фигаро» Нижегородского театра оперы и балета.
В центре – дирижер Иван Великанов

5. Концертный проект – «Зима священная 1949 года» в исполнении Теодора Курентзиса. Опус магнум Леонида Десятникова пережил второе рождение. В московском «Зарядье» и на «Дягилевском фестивале» в Перми.

6. Трендом сезона я бы назвала «Пока все дома». Пока мир был закрыт, наши музыканты много играли на родине. Причем в разных ее концах.

7. «Вольный стрелок» в Театре Станиславского и Немировича-Данченко. Без комментариев.

8. Мир постепенно будет открываться, и наши музыканты снова разъедутся кто куда.

Анна Гордеева,
музыкальный и балетный критик, эксперт Российской национальной театральной премии «Золотая Маска»

1. «Ариодант» в Большом театре. Но «Искатели жемчуга» там же и «Любовь издалека» в Екатеринбурге также производят совершенно волшебное впечатление.

2. Три «Ленинградские симфонии» – в Красноярске, Уфе и Самаре. Понятно, что все ставили в репертуар «к дате», а потом ковид помешал юбилею Победы, и премьеры сдвинулись в нынешний сезон – но какие же качественные, вовсе не «датские» получились спектакли! В Красноярске (постановка Сергея Боброва, хореография Олеси Алдониной, Натальи Бобровой) – сегодняшняя рефлексия на тему Великой Отечественной – горькая, честная и бесстрашная. В Уфе (спектакль называется «1418», хореография Ивана Васильева) – героическая поэма с неожиданным приключенческим окрасом и твердой верой в будущее, свойственной фильмам военных лет. И в Самаре – заново выученная (под руководством Вячеслава Хомякова) легендарная постановка Игоря Бельского, доказывающая, что этот старый балет жив, полон энергии и вовсе не покрылся пылью. А в современном танце – «Весна священная» Ольги Цветковой, показанная в Новом Манеже.

3. Дирижер Иван Великанов, выпустивший «Ленинградскую симфонию» в Красноярске и «Свадьбу Фигаро» в Нижнем Новгороде.

4. «Le Pari» на музыку Шопена – первый большой спектакль Дмитрия Гуданова в качестве хореографа и руководителя астраханского балета. Отличное чувство стиля, чувство эпохи и так редко случающийся на наших балетных сценах по-настоящему интеллигентный юмор.

5. «Истории с оркестром», по-моему, остаются вне конкуренции.

Владимир Юровский и Госоркестр России имени Е.Ф.Светланова

6. Театры лихорадочно наверстывали упущенное за «закрытые» месяцы карантина – и все время думали о том, не закроют ли их снова. Поэтому все премьеры выходили «на нерве», что порой сказывалось на качестве. Любому критику (и вообще любому зрителю) надо было всегда держать в уме «уважительные причины».

7. Оперные премьеры Мариинского театра (за исключением оперно-балетного гибрида «Байка. Мавра. Поцелуй феи»). Качество унылых режиссерских работ просто оскорбительное для выдающегося музыкального уровня спектаклей.

8. Поскольку эпопея с ковидом еще не кончилась, не возьмусь ничего прогнозировать.

Владимир Дудин,
музыкальный критик

1-2. Нет.

3. Екатерина Семенчук дебютировала в партии Катерины Измайловой в «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича. Маститая певица прозвучала в партии, в которой мы привыкли слушать драматических сопрано, обескураживающе ярко, интерпретационно свежо и очень глубоко, доказав, что привычное амплуа – ничто, артистическая состоятельность – все. Ей повезло и с партнером, тезкой одного из главных героев – тенором Сергеем Семишкуром, с которым они вдвоем явили сокрушительной силы ансамблевую игру. Маэстро Гергиев, стоявший за пультом, записал этот спектакль, который должен выйти на лейбле «Мариинский».

4. Впечатляющими дебютами запомнился тенор Иван Гынгазов, впервые для себя блистательно выступивший в сложнейших партиях Самсона в «Самсоне и Далиле» Сен-Санса и Энея в «Троянцах» Берлиоза в Мариинском.

5. Визит Джойс ДиДонато с сольным концертом в Малом зале Санкт-Петербургской филармонии, а затем и в московском «Зарядье». Ее программа стала для большинства российских вокалистов образцом для подражания по части контрастного и содержательного наполнения – от кантаты Гайдна к вокальному циклу Малера и песням второй половины ХХ века.

Паула Муррихи – Ариодант и Лука Пизарони – Король Шотландии

 

6. Первая половина минувшего сезона в Мариинском театре ознаменовалась небывалым всплеском исполнительского уровня труппы, соскучившейся по полноценному творчеству. Маэстро Гергиев, чьи контракты, как и всех ведущих солистов оперы, были отменены или перенесены, провел в родном театре несопоставимо с былыми сезонами больше времени, словно отдавая своим артистам творческие долги. Им были сделаны записи многих оперных спектаклей с участием звезд. Даже рядовая, заезженная «до дыр» «Аида», в которой выступили тенор Юсиф Эйвазов, сопрано Татьяна Сержан, меццо-сопрано Екатерина Семенчук, звучала с невероятной художественной наполненностью, которой не помнила на протяжении многих десятилетий. Звездным составом отличился и «Дон Карлос», в котором Гергиеву удалось собрать Анну Нетребко, Екатерину Семенчук, Юсифа Эйвазова и Ильдара Абдразакова.

7. Афиша Большого зала Санкт-Петербургской филармонии имени Д.Д.Шостаковича, отличившаяся низким содержанием звездных имен. Нельзя все списывать на логистические трудности привоза зарубежных музыкантов, поскольку ее сосед – Московская филармония демонстрировала виртуозное наверстывание упущенного за время пандемического карантина, одного за другим принимая выдающихся исполнителей из Европы.

8. Дом Радио, ставший резиденцией оркестра и хора musicAeterna во главе с Теодором Курентзисом, расшатывает ситуацию в Петербурге, расширяя пространство борьбы для современной и новой музыки, привлекая молодые поколения на концерты и перформансы своими излюбленными нестандартными методами. В помощь им – Новая сцена Александринского театра, планомерно развивающая современные направления в области новых синтетических аудиовизуальных жанров.

Георгий Ковалевский,
научный сотрудник РИИИ, эксперт Российской национальной театральной премии «Золотая Маска»

1. Опера «Искатели жемчуга» Ж.Бизе имеет свою давнюю постановочную традицию, связанную с восточным ориенталистским колоритом. Владиславс Наставшевс решительно убрал всю экзотику и сделал на Камерной сцене Большого театра минимальными средствами очень стильный, умный, а главное, музыкальный спектакль. Минимализмом на сцене нынче уже никого не удивишь, а вот найти свой ритм и пластический рисунок, который точно сочетается с музыкой, дорогого стоит. В итоге вся квазиориентальная мишура оказалась отброшена, а чувства еще ярче засверкали.

2. Одноактные балеты в МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко. Autodance Шарон Эяль и KAASH Акрама Хана. Имена этих хореографов для России не новые. И все же эти спектакли очень важны по той причине, что они дают возможность балетной труппе МАМТ почувствовать себя в принципиально новом хореопространстве, кардинально отличающемся от русского классического балета. Попытка прочувствовать новое пластическое измерение получилась вполне удачной, и хочется надеяться, что эксперименты в этом направлении будут продолжены.

3. Владимир Юровский оставил пост художественного руководителя ГАСО России имени Е.Ф.Светланова. Это, конечно, печальное известие, смягчить которое может тот факт, что Юровский собирается продолжать отношения с коллективом, но в ином качестве. В финале сезона 2020/2021 Юровский успел съездить с гастролями в Санкт-Петербург и Нижний Новгород, а также дать серию концертов «Истории с оркестром» в Москве, включив в программу одного из вечеров музыку Геннадия Гладкова, одного из самых ярких и талантливых российских композиторов, к сожалению, до сих пор недостаточно оцененного в академической среде.

4. Ярославия Калесидис в качестве режиссера оперы «Любовь издалека» Кайи Саариахо, театр «Урал Опера Балет». Выпускница исторического факультета СПбГУ, Калесидис не единожды ассистировала оперным режиссерам, однако впервые попробовала себя в роли постановщика и справилась с задачей на все 100 процентов. Сценография, пластика и свет точно совпадали с музыкой, происходящие в партитуре события подчеркивались визуально. Получилось очень здорово и на самом высоком художественном уровне.

5. Фестиваль Свердловской филармонии «Мясковский. Диалоги», посвященный 140-летию Н.Я.Мясковского. Свердловская филармония, конечно, рисковала, однако слушательское доверие оказалось столь сильно, что залы были полны практически на всех концертах, камерных и симфонических. Исполнение Шестой симфонии Мясковского УАФО под управлением Дмитрия Лисса стало настоящим событием и упреком столичным филармониям, обладающим гораздо большими бюджетами, но практически не желающим включать в свои программы сочинения Мясковского. Красноречивой оценкой проведенного в Екатеринбурге фестиваля стал тот факт, что телеканал «Культура» включил записи отдельных концертов в свою сетку вещания.

6. В прошедшем сезоне сразу на трех важных оперных сценах состоялись премьеры редко звучащих опер П.И.Чайковского. В Петербурге в Михайловском театре показали «Опричника» в постановке Сергея Новикова, в Мариинском театре Алексей Степанюк поставил «Орлеанскую деву», а в Большом театре Евгений Писарев – «Мазепу». Все эти три постановки при разной степени использования современных технологий получились достаточно консервативными, апеллирующими к применяемым еще в советские годы постановочным театральным штампам. В этом сезоне, как мне кажется, еще больше возрос спрос на зрелищность, и это одно из следствий выхода после карантина.

7. «Вольный стрелок» в МАМТ не стал удачей режиссера Александра Тителя. Заявленный ракурс «компьютерной игры» ни визуально, ни музыкально никак не согласовывался ни с музыкой, ни с драматургией, а переписанные разговорные диалоги, звучавшие на русском, лишь усиливали впечатление нелепой поделки на материале гениальной оперы.

8. Музыкальная отрасль медленно, но верно будет восстанавливаться после последствий нагрянувшей в прошлом году пандемии. Усилится процесс онлайн-обучения, а также будет расширяться область онлайн-трансляций спектаклей и концертов.

Екатерина Кретова,
музыкальный критик, обозреватель газеты “Московский комсомолец”

1. Конечно, есть соблазн назвать событиями просто очень хорошие спектакли. Такие, как «Саломея» в постановке Тугана Сохиева и Клауса Гута с Асмик Григорян или «Ариодант» дирижера Джанлуки Капуано и режиссера Дэвида Олдена с прекрасными солистами из разных стран. Обе премьеры представил Большой театр. Но… Современный медийный менталитет, как чертик из шкатулки, так и скачет, заставляя критика, а уж тем более журналиста, тыкать пальцем не в «хорошие» спектакли, а в то, что вызвало резонанс и, как теперь модно говорить, хайп. Ну, а по хайпу нет в нашем театре большего специалиста, чем Константин Богомолов. Его «Кармен» в Пермском оперном театре вызвала бурю откликов, которая, конечно, не дотянула до темы «Бузова во МХАТе», но все же на оперной территории оказалась вполне заметной. Впрочем, не только хайп придал богомоловской «Кармен» статус события. В этом проекте читается новый вектор режоперы – когда не только литературный, но и музыкальный текст партитуры может быть перекроен без оглядки на «армию спасения оперы». Думаю, за этим вектором будущее оперной режиссуры, которая явно задыхается в укоренившихся шаблонах «приращения смыслов» и требует освобождения от оков нотного текста. Именно поэтому легче на оперном фронте приходится драматическим режиссерам – нотной грамоты они не знают, а потому от оков вполне свободны.

Асмик Григорян – Саломея

2. При всем прохладном отношении к творчеству Бориса Эйфмана, считаю событием его юбилейные спектакли на сцене Большого театра. Да и вообще юбилей этого хореографа, сумевшего создать в балете сладостно-надрывную эстетику, заставляющую огромное количество людей восхищаться и ронять слезу.

3. Екатерина Мечетина. Выдающаяся пианистка, педагог, просветитель, Екатерина выступила лидером общественного движения в поддержку музыкального образования в России. Борьба за достояние республики – а именно таковым следует считать уникальную систему музыкального образования, созданную в нашей стране еще в конце XIX века, – заняла не один год. И во многом благодаря личным усилиям Екатерины завершилась законодательным актом, регламентирующим неприкосновенность системы музыкального образования в нашей стране.

4. Как ни парадоксально это звучит, но в роли дебютанта на этот раз – выдающийся, знаменитый и даже великий музыкант – Пласидо Доминго. Тем не менее его выступление в Большом театре в начале минувшего сезона стало именно дебютом в качестве дирижера. Маэстро принимали восторженно – и потому, что его исполнение «Манон Леско» Пуччини было прекрасным, но и потому, что его приезд воспринимался как знак возвращения к нормальной доковидной жизни.

5. Концертный проект – пропущу. Слишком много было отмен, замен и переводов в режим онлайн.

6. Тренд можно назвать одним словом: потихонечку… И виной тому все те же пандемические проблемы. Случайные, «необязательные» премьеры на сценах ведущих оперных театров Москвы. «Тоска» в «Геликон-опере», «Кармен» в Новой Опере, «Мазепа» в Большом театре и, наконец, главное разочарование – «Вольный стрелок» в МАМТ. Спектакли, которых могло и не быть, в которых видна режиссерская усталость и кризис идей. Спектакли, в которых высокий уровень музыкального воплощения размывается натужными, искусственными придумками режиссеров.

7. Все будет хорошо.

Ольга Русанова, 
музыкальный обозреватель «Радио России»

1-2. Впереди Большой театр, отличившийся не только количеством (семь), но и качеством премьер. Среди них выделяются те, что сделаны интернациональными бригадами: «Ариодант» Генделя (дирижер Джанлука Капуано, режиссер Дэвид Олден) и «Саломея» Р.Штрауса (режиссер Клаус Гут, музыкальный руководитель Туган Сохиев, совместная постановка с театром «Метрополитен-опера»).  Важно и то, что в них были заняты выдающиеся певцы – наши и иностранцы, и в итоге мы получили спектакли мирового уровня. Также я бы отметила тонкий и изобретательный спектакль Михайловского театра «Опричник» (режиссер Сергей Новиков, дирижер Александр Соловьев), отличного «Каменного гостя» Дмитрия Бертмана в «Геликоне» (дирижер Михаил Егиазарьян), который вообще дал старт российскому оперному сезону 2020/2021 в целом. Если говорить о региональных театрах, то отличилась Башкирская опера с роскошным «Дон Кихотом» Массне (режиссер Аскар Абдразаков, дирижер Артем Макаров, художник Иван Складчиков).

3. На мой взгляд, в сезоне 2020/2021 это директор Большого театра Владимир Урин, который в сложных условиях пандемии инициировал и осуществил невероятное количество проектов, в том числе с участием мировых звезд. Помимо перечисленных выше оперных премьер, было еще и три балетных, включая мировую премьеру «Чайки» (композитор Илья Демуцкий, хореограф Юрий Посохов, режиссер Александр Молочников, дирижер Антон Гришанин), а также концерты и спектакли с участием Пласидо Доминго, Анны Нетребко, Ильдара Абдразакова, etc. В итоге в Большом случился один из лучших сезонов последнего времени, без всяких скидок на особые обстоятельства.

4. С моей точки зрения, самыми яркими стали две работы. Первая – «Искатели жемчуга» Бизе на Камерной сцене Большого театра в постановке Владиславса Наставшевса, который впервые взялся за оперу и сразу попал в десятку: спектакль получился лаконичным, без излишеств, но весьма осмысленным, выразительным и интересным. Вторая – «Байка про лису» в Мариинском театре в постановке Максима Петрова (это его первая большая работа, причем он тут выступает в двух ипостасях – хореографа и режиссера). Спектакль-тройчатка из произведений Стравинского разных жанров («Байка про лису», опера «Мавра» и балет «Поцелуй феи»), но Максим сумел найти к ним общий подход с помощью некой игры, иронии, заданной самим первоисточником.

5. Отмечу прекрасные циклы «Другое пространство» и «Истории с оркестром» Владимира Юровского с ГАСО в Московской филармонии; мощные фестивали Александра Сладковского с ГСО Татарстана в Казани «Белая сирень» и Соncordia, а также цикл «Все симфонии Бетховена»; уникальные фестивали Свердловской филармонии, посвященные 250-летию Бетховена, 140-летию Мясковского, а также «Безумные дни» и «Воздушный сезон». И цикл концертов Валерия Гергиева и симфонического оркестра Мариинского театра в зале «Зарядье».

6. Серьезные музыкальные события происходят все чаще за пределами филармоний и оперных театров. Интересно с музыкой стал работать МХАТ имени Горького, использующий живых музыкантов на многих спектаклях. Яркий пример – «Лавр» с участием трио Варвара Котова – Петр Главатских – Сергей «Гребстель» Калачев, создавшего невероятную музыкальную ауру спектакля.

Заметной тенденцией стало и проведение все большего количества проектов в формате open air. Замечательно, что местом действия становятся малые города и даже села.

Печальным трендом  сезона стали безвременные потери ковидной эпохи. К огромному сожалению, из жизни ушли дирижер Александр Ведерников, композитор Александр Вустин, музыковед Валентин Тернявский. Светлая им память!

7. К сожалению, многие культурные институции затормозили свою деятельность, в частности, резко упала премьерная активность таких традиционно результативных театров, как МАМТ и «Новая Опера». Будем надеяться, что это временно.

8. В сезоне 2021/2022 многое будет зависеть от ситуации с пандемией: разнообразие, ассортимент и уровень звездности проектов, артистический баланс «наши/гастролеры», рассадка (в процентах) и, соответственно, доходы от продажи билетов, активность и платежеспособность публики, ее готовность в случае необходимости ходить на концерты по QR-кодам и многое другое.

Но вот что точно будет не слишком востребованным, так это концерты и спектакли онлайн. В очередной раз выяснилось, что люди идут в театр или концертный зал не только ради самого продукта искусства, но и для «выхода в свет», для совместного времяпрепровождения в красивом и/или интересном месте, иногда и чтобы «выгулять» платье и драгоценности, сделать селфи и выложить в Инстаграм… И эту «великую силу искусства» не заменит никакой интернет.

Если говорить конкретнее о сезоне 2021/2022, то мне особенно интересны некоторые проекты Большого театра – например, «Лоэнгрин». Во-первых, потому что это совместная постановка с Метрополитен-оперой, а во-вторых, потому что это будет первый за долгие годы Вагнер на Исторической сцене с участием опять-таки международной постановочной команды.

Сергей Уваров,
музыковед, культуролог

1-2. Нет.

3. Александр Сладковский и Юрий Башмет. Худрук Оркестра Республики Татарстан записал бокс-сет с симфонической музыкой Рахманинова, едва страна вылезла из весенне-летнего локдауна 2020 года, затем устроил гастроли в поддержку проекта, а теперь взялся за Стравинского. И это помимо множества других проектов. В свою очередь, основатель «Солистов Москвы» и оркестра «Новая Россия» выступил флагманом фестивального движения – состоялись и ярославский, и сочинский, и клинский фестивали.

4. Дебют – Ева Геворгян. В гастролях Сладковского и ГСО РТ с рахманиновской программой приняла участие и юная Ева Геворгян. Для 17-летней пианистки это был не дебют в полном смысле слова, но, пожалуй, именно в завершившемся сезоне стало ясно, что ее надо воспринимать уже не как чудо-ребенка, а как состоявшуюся артистку – без всяких скидок на возраст.

5. Концертный проект – «Другое пространство» и выступление Ensemble intercontemporain. Нельзя не признать символичным тот факт, что в разгар второй волны пандемии удалось провести масштабный фестиваль современной музыки, да еще и пригласить выдающийся французский коллектив, который смог прорваться в Россию вопреки полузакрытым границам и прочим сложностям.

6. Тренд сезона – постепенное возрождение концертной жизни. Сезон 2020/2021 прошел под знаком постепенного возобновления культурной – и, в частности, музыкальной – жизни. С паузами, со «спотыканиями», но все же. За эти месяцы меломаны успели пережить вторую и третью волну пандемии, привыкли к полупустым залам (из-за ограничительных мер прежде всего, но не только), научились слушать музыку в масках и общаться со знакомыми в антракте без привычных поцелуев-объятий.

7. Разочарование сезона – отмены рок-фестивалей и ряда гастролей. В первую очередь это касается не академической музыки, а популярной. Так, этим летом ценители рока лишились «Дикой мяты» и «Нашествия», а поклонники поп-авангардистки Бьорк снова не дождались ее приезда.

8. Прогноз – продолжение возрождения концертной жизни. Видимо, в следующем сезоне придется смириться с QR-кодами – в некоторых европейских странах без паспорта о вакцинации на концерты уже не пускают; у нас все идет к тому же. Но хочется верить, что локдауны нам больше не грозят и закрытия концертных залов – тоже. Да и гастрольная деятельность постепенно наберет силу – тот же Intercontemporain ждем в сентябре снова, теперь уже в более крупном составе.

Высокие технологии Востока События

Высокие технологии Востока

Ростовский государственный музыкальный театр завершил гастроли на сцене Большого театра оперой Джакомо Пуччини «Турандот»

Opus 52: за сценой и немного баек События

Opus 52: за сценой и немного баек

Фестиваль новой музыки в Нижнем Новгороде собрал яркий международный состав

В поисках души События

В поисках души

Урал Опера Балет открыл сезон премьерой «Набукко»

«Спартак» на новом поле События

«Спартак» на новом поле

Шестой фестиваль «Видеть музыку» открылся балетом Хачатуряна «Спартак»