Возвращение Петра Первого в Екатеринбург События

Возвращение Петра Первого в Екатеринбург

Урал Опера Балет представил концертное исполнение оперы Андрея Петрова «Петр Первый»

В этом году широко отмечается 350-летие со дня рождения великого русского императора – как в «граде Петровом», так и в других регионах страны. Концерты, научные чтения, спектакли, ретроспектива известных фильмов, выставочные экспозиции – можно утверждать, что Петра Первого, пожалуй, единственного из всех правителей, уважают и ценят большинство россиян (по данным ВЦИОМ, его заслуги перед Отечеством одобрили более 90 процентов населения). В отличие от кинематографа и музеев, музыкальные театры и концертные залы Москвы и Санкт-Петербурга отпраздновали юбилей царя Петра Алексеевича как-то незаметно – вспоминается лишь проект «Великое посольство Петра Первого», музыкально-драматическое действо, показанное на сцене Большого зала Московской консерватории в июне этого года (автор проекта – музыковед, органистка Евгения Кривицкая).

Конечно, в честь юбилея хотелось бы услышать, скажем, оперу Андре Гретри «Петр Великий» или посетить премьеру оперетты Владимира Щербачева «Табачный капитан» о Петровской эпохе – но ничего такого в столицах не случилось. И это странно, поскольку композиторы оставили немало музыкального наследия, воспевающего личность Петра Первого. Один из них – композитор Андрей Петров, проживавший на Петровской улице в Ленинграде, в доме, окна которого выходили на домик Петра. При всех этих обстоятельствах он явно не мог не обратиться в своем творчестве к образу императора, и в 1975 году написал ораторию в жанре «вокально-симфонических фресок». Оратория позже стала оперой, рассказывающей о событиях из жизни Петра – от борьбы за престол до основания Петербурга. Через три года после премьеры в Кировском (Мариинском) театре ее поставили в Свердловске/Екатеринбурге – городе, названном в честь супруги царя Екатерины Первой, в театре, который сейчас носит славное имя Урал Опера Балет.

На открытии 111-го сезона опера Андрея Петрова прозвучала на этот раз в концертном, полусценическом исполнении, словно отдавая дань уважения и автору, посетившему некогда свердловскую премьеру, и либреттистам – хореографам Наталии Касаткиной и Владимиру Василёву. Сценографию заменил большой экран над сценой, на котором в live-режиме транслировались изображения артистов на сцене, а также исторические цитаты, фрагменты из документов и другие материалы, предварявшие каждый эпизод-фреску. Театральность создавал ведущий (Александр Мальцев), который объяснял публике то, что это не спектакль, а опера-читка, а также периодически взаимодействовал с героями оперы, словно намеренно нарушая погружение в действие. Необходимость введения этого персонажа кажется довольно странной: впрочем, таково видение режиссера Надежды Столбовой, всячески пытавшейся избежать концертной статичности (это касалось и обычно «недвижимого» хора).

Опера «Петр Первый», в принципе, не нуждается в сценическом воплощении, и не только потому, что показывать битву со шведами на сцене и Петра Первого как на картине из Эрмитажа, – сущий архаизм. Эта музыка уже сама по себе театральна, за два с половиной часа не дает заскучать даже тем, кто воспринимает оперу как синтетический жанр. Андрея Петрова большинство знает как автора музыки к фильму «Служебный роман» (песни стали едва ли не популярнее самой картины). Любопытно, но в опере «Петр Первый» нет ни намека на стилистику советских саундтреков. В этом эклектичном сочинении нашлось место каким угодно стилям и жанрам, но только не той музыке, которую можно напевать. Так, хоровые полифонические и остинатные эпизоды явно тяготеют к «Борису Годунову» и «Хованщине»: хор мыслится как движимая сила народа, который, впрочем, заодно со своим правителем. В партии Екатерины Первой слышатся интонации знаменитых оперных женских арий (Антонида, Марфа), а в ее рассказе будущему супругу о своем прошлом композитор почти буквально процитировал английскую балладу «Зеленые рукава». Монолог адмирала Лефорта напоминал типичную французскую шансон, отчасти пародийного характера, – вообще, «европейского» в этой опере найти довольно трудно. Стилизованные солдатские походные марши, петровские канты создавали контекст эпохи, в которой уже было неуютно мелодекламациям героев из окружения Софьи (вымышленные персонажи – стрелец Тихон и его невеста Анастасия, иконописец Владимир, приближенный царевны Макарий). Партии Софьи и Петра – двух антагонистов, отражающих «старое» и «новое», – по своей стилистике были максимально противоположны: если у Софьи звучало откровенное псалмодирование-молитва, то у Петра – монологи как из лирического мюзикла.

Состав исполнителей второго показа «Петра Первого», все как один, проявил себя в вокальном плане практически безукоризненно. Восхищало, прежде всего, то, с какой самоотдачей и энтузиазмом артисты отнеслись к поставленным задачам – наблюдать за их перевоплощением в исторических персонажей было сплошным удовольствием. У многих обнаружилось и внешнее соответствие. Так, блистательный исполнитель Петра Первого Алексей Семенищев, изобразивший царя уверенным и непоколебимым лидером, оказался обладателем довольно высокого роста и выразительного взгляда. Ксения Ковалевская, она же Екатерина Первая, весьма точно показала «трансформацию» от Марты Скавронской к будущей императрице: в ее голосе постепенно рождались героические интонации, спетые с особым драматизмом. Анна Перхурова изобразила царевну Софью как страдающую и одновременно властную правительницу: вокалистка и голосом, и жестами подчеркнула «старообрядческие» наклонности сестры Петра Первого. Среди второстепенных персонажей особенно выделялась Анастасия – Наталья Мокеева, с легкостью покорившая тесситурные скачки и мелизмы в своей квазифольклорной партии.

Воссоздать атмосферу петровского времени и окружения композитор также поручил оркестру. Именно здесь зарождались те самые канты и марши, которые эффектно воспроизводил ансамбль духовых инструментов. Вообще, симфонический оркестр Урал Опера Балета под управлением главного дирижера Константина Чудовского весь вечер был в роли еще одного действующего лица. Обращали на себя внимание и диалоги-переклички групп, и выразительные соло (не только победные фанфары), и самые разные исполнительские приемы, в том числе, из арсенала современной академической музыки, сыгранные невероятно стройно и акустически эффектно. Что ж, возвращение «Петра Первого» в Екатеринбург спустя 44 года состоялось, без преувеличения, грандиозно. Теперь самое время команде Урал Опера Балета показать оперу Андрея Петрова уже в северной столице, которую великий император торжественно закладывает в последней, десятой, фреске: «Россию перестроим! Науки и искусства заведем! Не хуже других станем!»

Бог русской грусти Презентации

Бог русской грусти

В «Геликон-опере» презентовали новую книгу о П. И. Чайковском

Звуки из преисподней События

Звуки из преисподней

На фестивале «Другое пространство» прозвучали крупные симфонические премьеры

Россини и Глинка – долгожданная встреча в «Зарядье» События

Россини и Глинка – долгожданная встреча в «Зарядье»

Екатерина Воронцова и Варвара Мягкова представили совместную программу

Танцы в аду События

Танцы в аду

В Нижнем Новгороде состоялась мировая премьера четырех балетов на музыку узников концлагерей