Высокие технологии Востока События

Высокие технологии Востока

Ростовский государственный музыкальный театр завершил гастроли на сцене Большого театра оперой Джакомо Пуччини «Турандот»

Последнее сочинение композитора осталось незаконченным, как будто устремляясь в будущее –  так необычен и свеж музыкальный язык и идеи, заложенные в либретто Джузеппе Адами и Ренато Симони по сказке Карло Гоцци. В буклете можно довольно много прочитать про «загадочность» оперы и неоднозначность жанра – вроде бы это сказка, но для взрослых. Задачи постановки тоже неординарны – ввести зрителя в «мир высоких, но, увы, бездушных технологий будущего». В художественном оформлении Вячеслава Окунева присутствуют неоновые огни всех цветов радуги (художник по свету Ирина Вторникова), голограммы в стиле научно-фантастических фильмов 2000-х (художник по видеоарту Сергей Некозырев), и гигантское количество символов. Многие персонажи держат в руках кубы, в которых, по-видимому, заключены их души; три министра Пинг, Панг и Понг одеты в костюмы китайской социалистической партии; у палачей на головах черные колпаки, подозрительно напоминающие о Ку-Клукс-Клане; у простых горожан кожа вокруг глаз выкрашена в красный цвет. В таких случаях всегда хочется спросить: а что же хотят сказать в постановке? Что скрывается за завесой аллегорий?

Неясно, подразумевался ли ответ на этот вопрос. Большинство этих символов остаются нераскрытыми, лишь подогревая интерес. Весь спектакль ждёшь, что как-нибудь депрессивная и гнетущая обстановка разрешится, но под конец спектакль преподносит финальный сюрприз. Ни одна из позитивных концовок режиссера-постановщика Павла Сорокина не удовлетворила. Хотя в буклете говорилось, что «финал оперы, как мы помним, оптимистичен в своём триумфальном торжестве дарующего жизнь света», в реальности все далеко не так безоблачно. Трагедия одной невинной девушки возводится в космический масштаб, в буквальном смысле, потому что на всю сцену выводится голограмма планеты Земли. Так, в гнетущей тишине, заканчивается опера на том месте, где композитор прервал музыки. Где-то слышны многозначительные звуки биения сердца. Чья это жизнь? Может быть, наша?

Но довольно о противоречивой и запутанной концепции спектакля. То, что услышала публика, вероятно, не совпадало с планами дирижера Андрея Иванова. Все редкие инструменты, введенные композитором в партитуру, оказались заглушены медными, часть которых посадили справа в партер, на «радость» несчастным слушателям, оказавшимся вблизи. В некоторых массовых сценах первого действия оркестр откровенно расходился внутри себя и с хористами. Но всё это можно было бы простить, если бы постановщики не сделали кардинальную ошибку – загнали почти всех солистов вглубь сцены. В данной акустике их голоса не всегда полноценно звучали. Это значительно принизило эстетическое достоинство арий Калафа (Кирилл Чурсин) «Non piangere, Liu» и «Nessun dorma», с технической точки зрения хорошо спетых (хотя певцу можно было бы поработать над произношением итальянской речи). В образе Турандот (Екатерина Краснова) хорошо отразилось царственное величие и холодность, хотя, возможно, не столь явно притягательность и духовная сила, подтолкнувшая так много людей разгадывать ее загадки. Также жаль, что финальный дуэт, который мог бы стать ключевым номером для ее персонажа, был вырезан, так что весь потенциал роли остался нераскрыт.

Подлинной жемчужиной «Турандот» стала Лю (Наталья Дмитриевская). От сцен с её участием мурашки по коже шли – наиболее проникновенные страницы партитуры отразились в её прозрачном, лёгком голосе. Компанию ей составил татарский царь Тимур (Борис Гусев), чей приятный густой басовый тембр, увы, опять оказался приглушен акустикой. Оживило обстановку трио министров: Пинг (Семен Антаков), Панг (Юрий Кожурин) и Понг (Глеб Меланич). К сожалению, их титулы – «великий советник», «великий прорицатель» и «великий повар» – не привлекли внимание постановщиков, и их ансамбль получился довольно монохромным.

Похоже, что выступление на чужой сцене (куда театр приехал в рамках фестиваля «Видеть музыку» при поддержке Министерства культуры РФ и Фонда президентских грантов) повлекло за собой проблемы с адаптацией под акустические особенности пространства. Хочется верить, что в родной обстановке спектакль удался бы лучше.

Сила эмоций и блеск интеллекта События

Сила эмоций и блеск интеллекта

В Екатеринбурге в шестой раз прошел Симфофорум

Барток заговорил на языке джаза События

Барток заговорил на языке джаза

14 октября в Петербургской капелле выступил венгерский биг-бэнд с аранжировкой музыки Белы Бартока

Опера, которой не было События

Опера, которой не было

На фестивале «DSCH. Шостакович. XX век» прошла самарская премьера оперы «Игроки»

Не волнуйтесь, все хорошо События

Не волнуйтесь, все хорошо

В лондонском Ковент-Гардене Клаус Гут поставил «Енуфу» Яначека. Но это не главное