Высота устремлений и глубина содержания Персона

Высота устремлений и глубина содержания

Артур Назиуллин и Дмитрий Крюков – о целях и амбициях Оркестра Башкортостана

В эти дни отмечает 30-летие Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан. Уже четвертый сезон бренд коллектива развивает молодая команда в лице генерального директора Артура Назиуллина (АН) и главного дирижера Дмитрия Крюкова (ДК). Об оркестре начинают говорить как о серьезном игроке, а гастрольное выступление в Большом зале Московской консерватории на закрытии фестиваля «Дню Победы посвящается…» оставило сильное впечатление и у публики, и у многих столичных критиков. Как живет НСО РБ, какие цели и амбиции преследует – об этом руководители оркестра рассказали главному редактору журнала «Музыкальная жизнь» Евгении Кривицкой (ЕК).

ЕК Артур, Дмитрий, статус «национальный» обязывает вас к определенной стратегии?

АН Если брать в целом, то мы, как государственное учреждение культуры, Госоркестр, стремимся пропагандировать уважение, трепетное отношение к высокой культуре, к деятельности музыкантов. Репертуар оркестра включает масштабные симфонические произведения, которые охватывают историю музыки от эпохи барокко до современности, в том числе музыку композиторской школы Башкортостана. Важно, что с этого сезона у нас есть абонемент «Золотые страницы башкирской классики», где мы исполняем произведения наших земляков. Для меня лично знакомство с этим пластом музыки стало откровением: настолько интересно они писали и продолжают творить сейчас. Мы дружим с нашим Союзом композиторов, и этот тандем дорог. Уверен, что абонемент мы будем продолжать, и уже есть договоренность о проведении фестиваля молодых композиторов республики.

ДК Симфонический оркестр в республике один, многие вживую никогда даже симфоний Чайковского не слышали. Поэтому мы ведем просветительскую деятельность, заполняя лакуны. Каждый месяц я играю уфимскую премьеру того или иного классического сочинения. С другой стороны, исполнял и Арво Пярта, и Воан-Уильямса, и Седьмую симфонию Сибелиуса. Приятно, что так горячо в Москве была принята увертюра Загира Исмагилова, башкирского классика. Я сыграл до этого еще три премьеры его сочинений, перерыв библиотеку оркестра в поисках редких партитур. Сейчас мы участвуем в конкурсе «Ноты и квоты» Союза композиторов России, чтобы поддержать Валерия Скобелкина. Мне близка его музыка: я продирижировал его авторский вечер и, углубившись в его партитуры, был поражен. Он, с моей точки зрения, выдающийся композитор, виртуозно знающий оркестровое письмо. Отмечу и ярчайшие симфонические произведения Лейлы Исмагиловой, и сильные колоритные сочинения Азамата Хасаншина, и Наримана Сабитова.

ЕК Было приятно увидеть в телеграм-канале Главы Республики Башкортостан Радия Хабирова анонс трансляции выступления оркестра из Большого зала консерватории. Наверное, это сыграло не последнюю роль, что вас посмотрело за первые три дня более 117 тысяч человек?

АН Мы очень благодарны Радию Фаритовичу за поддержку, это был его личный порыв – рассказать землякам и всем его подписчикам о том, что происходит в Москве, в одном из лучших залов мира на уже ставшем легендарным фестивале «Дню Победы посвящается…». Для нас это большая честь. Радий Фаритович чутко следит за академической культурой и за нашим коллективом в частности. Чему, собственно говоря, подтверждение сама возможность такой поездки. В этом сезоне география наших гастролей была очень серьезной: Санкт-Петербургская филармония, Симфонический форум в Екатеринбурге и наш ежегодный тур по городам Татарстана. А ведь до 2019 года коллектив крайне редко выезжал за пределы республики. И этих залов в биографии оркестра никогда раньше не было. Высокое искусство – это не бизнес, оно всегда поддерживается царями, президентами, государством – сильными мира сего. Я убежден, что наша миссия – делать мир лучше. Мы занимаемся тем, что стремимся показать высшую степень качества исполнения великой симфонической музыки. Это наше кредо.

ЕК Артур, вы уже четвертый сезон – генеральный директор НСО РБ. Приходилось ли вам делать радикальные шаги для достижения сформулированной вами цели? Например, с кем-то из музыкантов расставаться?

АН Безусловно, такая работа ведется. За эти четыре года мы пригласили в наш оркестр порядка 20 музыкантов. Работа ведется успешно: это доказывает, что Башкортостан – привлекательный регион даже для столичных музыкантов, которые, поработав в ГАСО России, в РНО, переезжают в Уфу и делятся своим талантом с нашими артистами и публикой.

ЕК И как вы их заманиваете?

АН Только деньгами. Конечно, процесс непростой, у нас есть сильные коллеги – Екатеринбург, Казань, Тюмень, Пермь, не говоря о Москве и Санкт-Петербурге. Веду менеджерскую «футбольную» работу, как тренер, который перекупает игроков в свою команду.

ЕК Смотрю на ваши афиши и поражаюсь размаху – полотна Малера, Брукнера, Брамса, Шостаковича… Вижу, что людям нескучно у вас.

АН Вы правы, им точно не скучно, и не только потому, что мы играем хорошую музыку. Коллектив довольно молодой, средний возраст – 35 лет, есть круг общения. Уфа – развитый город, и столичный, и в то же время не слишком шумный. У нас красивая природа. Правда, что не все меряется деньгами, но они условие для начала диалога.

ЕК А вы, Дмитрий, сколько сотрудничаете с НСО РБ?

ДК Первый год я приезжал просто как приглашенный дирижер на программу и смотрел на проблемы оркестра «издалека», и теперь завершается третий сезон моей работы как главного дирижера. До пандемии никакого переезда не чувствовал: летал 15-20 раз в месяц – на репетиции, концерты и обратно в Москву – в Большой театр, в консерваторию, в Госкапеллу. Пандемия заставила пересмотреть график, так как резко сократилось количество концертов. Я действительно много времени провожу в Уфе и глубоко погрузился в работу в оркестре. Кроме того, в Москве я чаще всего был ассистентом или же, получая собственный концерт, имел одну-две репетиции. Что практически не давало возможности представить собственную интерпретацию. А в Уфе у меня в распоряжении коллектив, от которого могу потребовать следовать моим идеям, моему слышанию музыки. В творческом отношении, конечно, для меня это шаг вперед.

ЕК Есть ли ваш собственный лайфхак, как дорасти до Нью-Йоркского филармонического?

АН У нас ведутся не только общие и групповые репетиции, но и индивидуальные. Это действительно радикальный метод – сдача партий главному дирижеру, иногда и в моем присутствии. Да, по меркам столичных оркестров это нонсенс, но, по нашему убеждению, для поддержания высокого качества оркестра это необходимо. Мы требуем абсолютного знания своих партий всеми оркестрантами. Я благодарен Дмитрию, что у него есть на это физические и душевные силы вести такую кропотливую работу.

ДК Приходится работать индивидуально, заряжать, вдохновлять, чтобы музыкант достигал нужного результата. Но, по моему опыту, без приглашения музыкантов высокого класса, без покупки инструментов, только играя хорошую музыку, оркестр развиваться не может. Поэтому мы предпринимаем усилия по всем этим направлениям, в том числе ежегодно проводим закупку музыкальных инструментов.

ЕК Все музыканты приняли новые требования и художественные планки? Атмосфера в коллективе спокойная?

АН Да, и я как руководитель стараюсь, чтобы все пребывали в комфортных условиях. Начиная от нашей репетиционной базы в ГКЗ «Башкортостан» и заканчивая нашими гастролями – всегда хороший отель, полное питание, специальный транспорт, который возит по городу. Все это стоит больших и очень больших денег. Аренда автобусов такая, что можно было бы заказать такси бизнес-класса и всему оркестру ездить на «мерседесах» по Москве.

ЕК Дмитрий, как ощущали себя вы, ваши оркестранты в БЗК?

ДК Большой зал консерватории – мой дом родной, я со студенческой скамьи дирижирую на этой сцене и чувствую себя комфортно. Но и башкирские музыканты быстро приспособились и музицировали, наслаждаясь звуком. У меня было ощущение, что оркестр поднялся на новую высоту. Поэтому мне обидно, что в Уфе нет подобного зала, который «помогает» артистам.

АН Согласен, что Башкирии нужен хороший акустический зал. Мы ведь часть гастрольной программы сыграли в Уфе перед приездом в Москву. Еще свежи ощущения, как это звучало там. А тут – окунаешься в изумительную акустику БЗК и чувствуешь ту самую магию. И понимаешь, что огрехи, которые троекратно вылезают в плохом зале, здесь уходят на задний план. Да и огрехов-то по большому счету и не было: музыканты сами подтянулись, попав на такую сцену. Лестно мнение уважаемого Александра Шанина, генерального директора Госкапеллы России, который посетил наш концерт и сказал, что Пятую симфонию Прокофьева так, как мы сыграли, не каждый столичный коллектив готов исполнить.

ЕК Осенью вы гастролировали в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии.

ДК Этот зал мне тоже давно знаком, я дирижировал хоровыми программами, но с симфонической программой я был впервые. В Петербурге как-то особенно ощущаешь груз истории и испытываешь волнение, входя в дирижерскую, где сохранилась еще мебель времен Мравинского, веет особый творческий дух. Мне кажется, мы выступили там тоже удачно. Ведь наша позиция – не просто съездить на гастроли, но показать определенный класс игры и интерпретаций, постараться поразить публику.

ЕК Второй сезон вы проводите тур по городам Татарстана. Что привозите соседям?

ДК Открывал гастроли вечер башкирско-татарской музыки, где я не только дирижировал, но и рассказывал слушателям про выбранные нами сочинения Фарида Яруллина, Рашида Калимуллина, Леонида Любовского и Назиба Жиганова, а из башкирских авторов – Рустема Сабитова и Валерия Скобелкина. Получился ударный концерт, а в течение следующих трех дней в Казани, Набережных Челнах и Нижнекамске мы уже исполняли Первую симфонию Малера и Концерт для кларнета Моцарта, в котором Артур Искандарович блестяще солировал, несмотря на тотальную административную занятость.

ЕК Как вас публика принимала?

ДК Очень хорошо. Мы волновались, так как в Казани привыкли к роскошному звучанию ГАСО РТ, но все прошло успешно.

ЕК Почему именно в Татарстане у вас такая активность?

АН Все просто. Я непродолжительное время учился в Казанской школе-десятилетке для одаренных детей, и мне было понятно, что совсем рядом с нами есть замечательные концертные залы с прекрасной акустикой – ГБКЗ имени С. Сайдашева в столице Татарстана и Органный зал в Набережных Челнах – один из лучших в нашей стране. Не воспользоваться возможностью выступать там было бы преступлением. Мы преследуем исключительно творческие цели – там потрясающе звучит оркестр.

ЕК Я много слышала хорошего про Набережные Челны, в чем же особенность этого зала?

ДК Удивительно, что зал в Набережных Челнах построен не по канонам. У него низкий потолок, и он вытянут в ширину, а не прямоугольный, как принято. Огромная сцена – оркестру очень удобно сидеть, звук мягкий, летящий.

АН Мы посетили также Нижнекамск и открыли для себя в Нижнекамском музыкальном училище еще один интересный акустический зал. А в конце мая поедем в Альметьевск на фестиваль «Притяжение музыки», где сыграем «Шехеразаду» Римского-Корсакова, гитарный Аранхуэсский концерт Родриго и я буду солировать в Испанском концерте для кларнета с оркестром Оскара Наварро. А на следующий день уже в Нижнекамске будет Второй концерт для скрипки Респиги, где солисткой будет наш концертмейстер вторых скрипок Светлана Воронина. Я очень радуюсь за наших музыкантов: в апреле мы дали концерт со струнным квартетом нашего оркестра. Есть планы, что в следующем сезоне они выступят со мной в родной для меня Московской филармонии. Уверен, что необходимо продолжать их деятельность на постоянной основе, например, как Государственного струнного квартета Республики Башкортостан. Завершит последний месяц весны Госоркестр выступлением в известном на весь мир геопарке Шульган-Таш на открытии музея, нацеленного на сохранение уникального памятника археологии, что в очередной раз подчеркивает высокую степень проникновения культурной составляющей в процессы развития Башкирии.

Клеман Нонсьё: Русская культура вдохновляет меня Конкурс Рахманинова

Клеман Нонсьё: Русская культура вдохновляет меня

Дирижер Клеман Нонсьё о том, легко ли добраться из Франции в Россиию и стать лауреатом конкурса Рахманинова

Мария Фомичёва: Театр – мир, где мне хорошо Персона

Мария Фомичёва: Театр – мир, где мне хорошо

Денис Мацуев: Играть Рахманинова очень сложно Конкурс Рахманинова

Денис Мацуев: Играть Рахманинова очень сложно

Об итогах, удачах и открытиях конкурса имени Рахманинова

Лариса Долина: Наши джазовые музыканты ничем не уступают западным Персона

Лариса Долина: Наши джазовые музыканты ничем не уступают западным